|Hogwarts: The Great Wizards|

Объявление

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ НА 2016 ГОД

ВНИМАНИЕ: Дорогие друзья - игроки и гости, - если вы случайно забрели на этот форум в поисках старых друзей, то спешим вас порадовать. Не прошло и четырех (четырех же?) как мы решили воскреснуть. Ищите нас на новом адресе, с немного измененным сюжетом, но с теми же тремя поколениями - | Three Generations: I would rather die | - Мы будем рады всем, кто решит вновь присоединиться к нам! С уважением, все те же (фактически) АМС!


Старые и новые администраторы ждут вас на ТП:
Sirius BlackKate LovelyLily Evans

Важно
Мы продолжаем активный набор игроков, поэтому будем рады всем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив - Game out of game| » [Black as Black | March, 1981]


[Black as Black | March, 1981]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Место: - England, London
Время: - Past
Действующие лица: - Sirius Black and Bellatrix Black
Краткое содержание квета: Беллатрикс вызывает Сириуса в поместье Блэк, но благополучно забывает об этом. Вечер она проводит сперва в компании алкоголя, а потом какого-то полукровного мага. Рано утром она с ужасом понимает, что кузен все-таки пришел - об этом ей сообщил звук мотоцикла - и мисс Блэк в спешке выпроваживает горе-любовника и спускается вниз. Сириус пришел только потому, что должен был после наведаться к одному другу, который жил намного дальше Лондона. Но доедет ли мистер Блэк до своего товарища или ему что-то помешает?..

0

2

В небольшой комнатке с плотно занавешенными темно-зелеными шторами как всегда жарко и душно. Кажется, зажги сейчас спичку – и воздух запылает, черной копотью оседая на деревянном столе, оставляя, как напоминание о себе, выжженные пятна на серебристо-белых стенах. Частички пепла еще долго будут кружить в воздухе, исполняя свой незатейливый танец. Изумрудная материя штор вспыхнет, вмиг сгорев дотла. Удушающий дым обернется черными крыльями невиданного доселе животного, убивающего все и вся, что попадется на его пути. Каждый утро этот зверь исчезает, растворяется в рассветных лучах солнца, чтобы с закатом вернуться вновь. Когда-нибудь зверь убьет ее, но это будет потом. А сейчас приходит время просыпаться, чтобы иметь возможность вернуться в этот Ад [Рай] снова.
Каково это – ощущать исходящий от женщины запах недавнего секса и понимать, что сексом она занималась не с тобой?
Беллатрикс Блэк лежала на шелковой простыне, задумчиво, чуть касаясь теплой кожи кончиками пальцев, проводила острыми ноготками по груди мужчины, спящего рядом, и по крупицам восстанавливала события вчерашнего вечера. Голова, как ни странно, совсем не болела, разум был абсолютно чист, но вот некоторых подробностей недоставало. Конечно, это было не обязательно, но женщину охватил спортивный интерес. Темный Лорд всегда знал о всех ее проделках, но никогда не вмешивался и не устраивал разгромов – Белла была свободна в своих связях и знала наверняка, что даже если бы в ее постели побывали без исключения все Пожиратели Смерти, Лорд бы и бровью не повел. Женщина прикоснулась тонкими пальцами к шее очередного любовника в том месте, где красноватым пятном выделялся засос. И все же, нужно вспомнить, что случилось вчера.
«О господи, Друэлла умерла,» - женщина чертыхнулась, вспомнив причину того, что вчера она беззастенчиво убивала свой организм большими порциями Огневиски. Очень большими порциями. А под конец и вовсе затащила к себе в постель какого-то мага, подсевшего к ней за столик и предложившего выпить за здоровье Темного Лорда. Он оказался полукровкой из какого-то почти вымершего и утратившего свою чистоту магического рода, к которым обычно Блэк относилась со снисхождением, приправленным легкими нотками насмешки, но тогда ей было все равно – все ушло на второй план, осталось лишь острая, почти животная необходимость почувствовать себя желанной, и эту потребность она утолила сполна.
Друэлла… Нет, она относилась к своей матери вполне сносно, но уже лет пятнадцать как не называла старшую Блэк матерью, ибо матерью она была лишь на бумаге – женщина не очень то любила заниматься воспитанием дочерей, особенно нелюдимой и порой слишком странной Трикс. Дочь платила ей взаимностью, а порой и вовсе творила недозволенные по мнению Друэллы вещи. Но теперь ее нет. Женщина устало закрыла глаза и, повернувшись, положила голову на грудь мужчине. Внезапно тишину поместья, в котором вот уже несколько лет никто, кроме Беллатрикс, не появлялся, нарушил противный шум, режущий слух непривычным рычанием. Женщину разобрала злость. Она встала, накинула на себя белоснежную мужскую сорочку, висевшую на высокой спинке кресла, подхватила со столика свою волшебную палочку и выглянула на балкон в полной решимости запустить в наглеца заклинанием, но узнавание оглушило Трикс мгновенно, отчего дыхание перехватило, а лицо перекосило ненавистью.
«Черт побери, что он здесь делает?!» - в планы Блэк отнюдь не входило знакомство мага, проснувшегося и внимательно наблюдавшего за Трикс, которая собирала по комнате мужские вещи, и человека, которого она ненавидела больше всего в жизни – кузена Сириуса, человека, чье имя действовало на нее хуже красной тряпки для быка. 
- Что произошло? – маг недоверчиво уставился на хозяйку дома, которая подошла к кровати и скинула кучу вещей прямо на него.
- Выметайся, да поживей. У меня внеплановый прием гостей, - женщина подошла к горевшему камину и кинула горсть Летучего пороха в огонь, отчего тот в мгновение стал зеленовато-желтым, да так и осталась стоять, скрестив руки на груди. Внизу уже был слышен голос домовика, который провожал молодого хозяина в гостиную. Волшебник подошел к кипящей от негодования Беллатрикс и коснулся ее плеча губами, вдыхая чуть сладковатый аромат ее волос.
- Мы еще встретимся, - миг, и мужчина исчез в магическом пламени. Блэк глубоко вздохнула, чтобы не разбить что-нибудь по дороге и отправилась вниз, в гостиную комнату, на ходу застегивая пуговицы на длинной мужской рубашке, накинутой поверх белья. Конечно, стоило бы переодеться, но женщина просто не могла делать что-либо спокойно, когда внизу сидел человек, которого она ненавидела всем своим маленьким черным сердцем. Сейчас она желала только одного – убить его. В прочем, это желание возникло у нее еще тогда, когда Вальбурга, сморщившись и как-то резко постарев, откинула от себя пергамент, исписанный неровным мальчишеским почерком, и словно произнося приговор, потрясенно прошептала: «Гриффиндор». Это был настоящий позор, простить которого Белла кузену так и не смогла. 
Спустившись по лестнице, женщина приоткрыла высокую дверь, ведущую в нужную комнату, и замерла на пороге, прямо напротив Сириуса. От Трикс веяло ненавистью, эти волны, казалось, шли от нее во все стороны, окрашивая мир вокруг в ярко-красные тона. Вот только это тона не только ненависти, но и страсти, таившейся где-то глубоко в недрах черной женской души. Возможно, даже слишком глубоко.

Интересно, каково это – ощущать исходящий от женщины запах недавнего секса и понимать, что сексом она занималась не с тобой?

+1

3

Известие о смерти дражайшей тетушки нисколько не расстроило Сириуса. Единственное чувство, вызванное этой новостью, было раздражение. По любому придется идти в эту семью, которая давно стала чужой. Надо пойти. Ради Нарциссы и Андромеды. Не смотря ни на что, этих кузин он продолжал любить. Андромеду - больше всех. Не смотря на то, что она окончила Слизерин, юная Блэк оставалась совершенно другой. Она не участвовала в поклонении Темному Лорду, не причитала, узнавая о его неудачах и не носилась радостная по дому от известия о его успехах. Зато, все это можно было увидеть, понаблюдав за Беллатрикс. Она была фанатично преданной слугой этого ненормального урода, который бредил покорением мира.
Письмо от Беллатрикс настигло Сириуса дома, когда он был погружен в чтение, проигнорировав три настойчивых предложения девушек сходить прогуляться. В свои двадцать, Блэк предпочитал самостоятельно выбирать с кем и когда и куда ходить. В школе он не любил отказывать девушкам, ибо потом они устраивали жуткие истерики и сцены ревности. А сейчас он полноценным хозяином положения. Ни одна особа женского пола утром не будет сидеть напротив, рядом, позади и злобно шипеть на него, будучи отвергнутой. Знаем - проходили. Все в этом мире непросто. Особенно, если учесть, что жили они в магическом мире. А он был намного сложнее обычного, хоть и упрощен магией.
Пребывая в легком удивлении, заинтересованный Сириус вскрыл конверт, внимательно читая послание. Ничего нового, ни слова ласкового, зато четко и ясно написано, что Беллатрикс ждет его утром в поместье Блэк. Приглашение походило на приказ, но Бродяга не стал обращать на это внимание. Беллатрикс никогда не отличалась наличием нежности. В принципе, те, кто был удостоен чести познакомиться с Трикс ближе, после встречи были не в состоянии передать свои впечатления. В живых мало кто оставался. А если брать ее многочисленных любовников на одну ночь, то и они редко когда имели возможность ощутить все тепло, на которое по идее должна была быть способна такая женщина, как Белла. Интересно, ее дражайший жених был в курсе, что она до свадьбы так легко гуляла направо и налево?.. Ох, извиняюсь, он давно был ее мужем. Интересно, что ей не нравилось в Рудольфусе?.. Ведь он был готов был на все ради нее. И подходил ей. Только вот был один минус. Он не был Волдемортом, которого так страстно обожала кузина.
Сириус усмехнулся. Он явно не торопился ехать в гости к Белле, поэтому решил, что раз время приема назначенно на утро, то не стоит врываться к сестре посреди ночи. Вряд ли это ее порадует. Да и смерть матери - неплохой повод отвести душу за бутылочкой огневиски. Конечно, выпить напару с Трикс было идеей заманчивой, но вряд ли чистокровная аристократка станет глушить боль ранним утром в компании ненавистного кузена.
Ночь выдалась спокойной. Разве что один раз соседский щенок лабрадора выбрался из дома и переполз во двор Сириуса, жалобно скребясь лапками в дверь. Блэк, обладавший чутким слухом, даже сквозь сон услышал незванного гостя и неохотно поднявшись, впустил его. Щенок начал носиться по комнатам, а Сириус с легкой усмешкой, сонно наблюдал за выходками малыша, пока тот устало не свалился у камина, грызя край ковра. Опустившись по-турецки рядом, Блэк немного поиграл с щенком, позволил тому слабо покусать его руку, порычать. Малыш не хотел возвращаться домой и по хозяйски потопал наверх, прямиком в постель Сириуса. Парень лишь усмехнулся наглости собаки и не обращая на него внимания, уснул рядом. Утром малыш радостно начал вылизывать лицо Блэка, пока тот медленно и с трудом просыпался. Идти куда-либо явно не хотелось. Но надо было. Приведя себя в порядок, Бродяга отнес щенка хозяевам, выслушал поток извинений и оседлав мотоцикл, уехал, решив, что хватит с него с утра так много голосов и шума.
Поместье встретило его мрачным холодом. Как и всегда. Андромеда давно жила с Тедом, воспитывала маленькую дочь. Нарцисса вышла-таки замуж за Малфоя и недавно родила ему наследника, а Трикс, игнорируя совместное проживание с мужем, частенько гостила в поместье, где все было родным. К счастью, Блэк избежал чести расти в этом замке, проведя свое детство в доме на площади Гриммо. Хоть приятного было и мало, но было ведь что-то и хорошее. Длинная прихожая тянулась, казалось, бесконечно и Сириус, идя мимо портретов, слышал их тихий возмущенный шепот. Бродяга никогда не жалел, что окончил Гриффиндор. Наоборот, он был горд этим и ему было плевать, что он опозорил свою семью. Было бы что позорить...
Дверь резко распахнулась и он лицом к лицу встретился с кузиной, которая, как он и предполагал, коротала время с очередным магом сомнительного происхождения. Рудольфус, как успел заметить Сириус, не носил дешевых рубашек.
- Прекрасно выглядишь, кузина. - улыбка Сириуса была нейтральной, не выражающей никаких чувств и эмоций. Лишь обычное приветствие. Но он сказал правду. Она была прекрасна, даже будучи последней сукой. Ее красота порой поражала воображения многих, но Сириус привык за столько лет к вызывающей внешности сестры, поэтому лишь мимолетно скользнул взглядом по ее ровным ногам.

0

4

Давно не виделись - дрейфишь
Спросить, кто знал мои руки,
Кто украшал мои губы,
Кто обессиливал нежно,
Кто раздевался бесшумно...
(с) Ночные Снайперы – Давно не виделись, здравствуй.

Он и она. Дамы и Короли. Инь и Ян. Роли и игры. Непредсказуемы, странны и часто фальшивы отношения между людьми. Увы, порой нам очень сложно понять друг друга. Один язык, одни и те же потребности и желания, идентичные мечты и одинаковые чувства не служат кодом к желанному сейфу - сердцу.
Любые отношения - это многоуровневая игра. Разгадывание пазлов, предсказывание реакций, тестирование эмоций, анализ слов и действий. В этой игре каждый старается выглядеть лучше, интереснее и красивее, чем он есть на самом деле. Правилами этой игры часто становятся интриги и манипуляции. Любой взгляд, жест, улыбка о чем-то говорят. Игроки держатся за руки, разглядывая друг друга. Каждый словно видит музыкальную шкатулку и ожидает, что она откроется и можно будет насладиться прекрасной мелодией любви. И никто не открывает первым. Хотя каждому жизненно важно слышать эту мелодию... Что за тайна хранится в сердце другого? О чем он думает, что чувствует, чего хочет и о чем мечтает?

Для нее определение «сука» никогда не было диагнозом. Скорее образом жизни, таким же естественным, как дыхание или сон в летнюю ночь. Оттого она была прекрасна для многих, что в хрупком на вид теле скрывался настоящий железный стержень, наполненный стервозностью в высшей ее концентрации, сверху приправленный щедрым слоем презрения ко всему миру. Коктейль Молотова, который взрывался по поводу и без, в любом месте и ситуации, и чаще всего никто этот взрыв предотвратить не мог, разве что… хм, в прочем об этом можно и умолчать.
По позвоночнику пробежали мурашки, когда женщина лицом к лицу столкнулась с одним из главных в своей жизни кошмаров. Кузен, дежурно улыбнувшись, окинул ее  оценивающим взглядом. Каким бы мимолетным и деланно безразличным он не был, в нем было что-то, что не позволяло назвать это взгляд совершенно ничего не выражающим. Вместо приветствия женщина сжала волшебную палочку так, что костяшки побелели. В темных, словно ночное безлунное небо, плескался целый океан эмоций.
Как просто, нужно лишь поднять палочку и сказать два волшебных слова.
Слова, которые она, словно молитву повторяла перед сном каждую ночь.
[Темный Лорд] Avada Kedavra.
Всего два слова,  и исчезнет тот, чье существование уже само по себе – позор.
Но сейчас, разнообразия ради, нужно было постараться держать себя в руках. Почему, женщина так и не смогла себе объяснить, ведь желание пригвоздить кузена к стене кончиком волшебной палочки было даже слишком невыносимым.  Доказать несносному Блэку, что до сих пор он ничего не знал о боли. Потому что всё, что он когда-либо чувствовал, не могло сравниться с Круциатусом. Не могло сравниться с ее болью.
Когда каждая клетка горит собственным видом огня, прямиком из ада... слова «боль» недостаточно, чтобы хоть что-то сказать об этом.
Но, черт побери, она слишком устала от всего: мира, готового сожрать ее при любом неосторожном шаге, людей, ненавидящих ее, презирающих и боящихся. Их страх, липкий на ощупь, оставляет ощущение мерзкой вязкости во рту, заставляет курить без передышки и сдерживать рвотный рефлекс – настолько они омерзительны в своем страхе.
Десять причин моей ненависти к тебе: причина номер один – ты никогда меня не боялся и никогда в темно-серебристых, словно лунный свет, глазах я не видела страха. Никогда.
Волшебная палочка с громким стуком упала на столик. Стук в царящей в комнате тишине, прерываемой лишь потрескиванием магического пламени в камине, оглушал не хуже любой пушки. Прокатившись по столешнице несколько сантиметров, артефакт остановился на самом краю, балансируя из стороны в сторону, словно задумавшись: падать ему или нет. Выбрав в итоге второй вариант, он так и завис. Трикс прикрыла глаза, сквозь длинные ресницы наблюдая за Блэком. В ней гнездились разные эмоции, накрывали, словно волна, смешивали с камнями, вдавливали в песок, оставляя отпечаток от каждого, даже самого маленького, камешка на ее и без того черной душе.
Она слишком устала.
Взяв со столика бутылку Огневиски, Беллатрикс щедро плеснула в два стакана янтарной, уже давно опротивевшей жидкости, и подала один из них Кузену.
- За Друэллу, - более не  проронив ни слова, ведьма осушила бокал до дна.

Отредактировано Bellatrix Black (2010-07-13 16:41:07)

0


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив - Game out of game| » [Black as Black | March, 1981]