|Hogwarts: The Great Wizards|

Объявление

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ НА 2016 ГОД

ВНИМАНИЕ: Дорогие друзья - игроки и гости, - если вы случайно забрели на этот форум в поисках старых друзей, то спешим вас порадовать. Не прошло и четырех (четырех же?) как мы решили воскреснуть. Ищите нас на новом адресе, с немного измененным сюжетом, но с теми же тремя поколениями - | Three Generations: I would rather die | - Мы будем рады всем, кто решит вновь присоединиться к нам! С уважением, все те же (фактически) АМС!


Старые и новые администраторы ждут вас на ТП:
Sirius BlackKate LovelyLily Evans

Важно
Мы продолжаем активный набор игроков, поэтому будем рады всем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив закрытых квестов| » |Башня Гриффиндор|Returning Home|


|Башня Гриффиндор|Returning Home|

Сообщений 21 страница 31 из 31

21

У Поттера голова шла кругом от всего происходящего. Резкость и грубость Лили, странное поведение Блэка, злость Клары на Сириуса, болтливость Грейнджер, растения. Все это смешалось в сознании парня и он просто схватился за голову, пытаясь осознать, что же происходит.
- Эванс, ты говоришь как Блэк. - наконец-то выдал Поттер, поразмыслив несколько минут. По скептическому выражению лицу Лили можно было прочесть несколько вариантов ответов. Либо - "Наконец-то сообразил!", либо - "Поттер, сходи, проветрись.", либо же - "Джейми, не неси чепуху."
Поттер еще не знал, какой ответ его устраивает. Растения явно не собирались останавливаться на этом и прогрессировали со страшной силой. Джеймс повел шеей, снимая очки и сжимая пальцами переносицу.
- Почему все переворачивается вверх ногами, когда мир рушится на глазах?.. - риторически вопросил он. Какой-то гриффиндорец, который храбро сидел на камине, развел руками.
- Знаешь, Поттер, всегда так. Может вы с Блэком героически перегрызете эти лианы и мы сбежит?
- Я похож на бобра?.. - с удивлением поинтересовался Джейми, которому явно не улыбалось окончательно превращаться в травоядное. Тем более, начинать с сомнительных растений, плюющихся не менее сомнительными цветками и шипами.
Поттер обернулся на Эванс, которая стояла в стороне и внимательно наблюдала за действиями импровизированных джунглей. Парень не мог точно сказать, уверен ли он в своих подозрениях. Неожиданно, в сознании вспыхнуло воспоминание последнего вечера в Шармбатоне, когда Блэк и Эванс столкнулись в комнате. Точнее, Блэк как обычно влетел, не обращая ни на кого внимания, а Эванс как ни странно, наблюдалась на коленях Поттера. Тогда они вроде как поцапались. Причина вроде бы пустяковая, но в итоге все трое остались не в самом лучшем расположении духа. Поттер только помнил обрывок диалога:
- Ты не прав, Блэк.
- Если послушать тебя, то я всегда и во всем виноват. Даже больше чем Поттер.
- Потому что ведешь себя неправильно.
- Я?.. Неужели?..
- Именно. Всегда. Везде. И во всем. Даже тогда.
- Когда, Эванс?..
- Тогда. Ты помнишь тот вечер. Когда мы столкнулись в коридоре. И ты был не один. И ты прекрасно знаешь о чем я.
- Тогда уже неправа ты. Именно ты тогда повела себя отвратительно из-за чего я вышел в той ситуации виноватым.

Дальше Поттер уже их не слушал и не слышал. Он понимал, что Сириус не всегда правильно ведет себя с девушками, но понимал так же, что и Лили не всегда сдерживает свой гнев и возмущение по этому поводу. Поэтому, он тогда не стал разбираться в ситуации. Возможно, именно из-за этого теперь у обоих проблемы с личностями. Поттеру не хотелось, чтобы Эванс всю оставшуюся жизнь говорила, как Блэк. Ему вполне хватало выходок его друга, который редко отличался тактичностью. И ему очень нравилась спокойная, воспитанная Эванс без грубости и резкости. Да, бывало, что и она срывалась. Но это было только наедине с ним и оставалось строго между ними. Без публичной огласки. По гостиной опять мелькнула кошачья тень.
- Господи, уже поймайте этого кота. - взмолился Джеймс, которому вовсе не хотелось наступить на мохнатое создание, упасть и свернуть себе шею. И раздавить несчастное животное. Кот успешно был перехвачен Блэком, который устало присел на край дивана, мимолетно, тревожно скользнув взглядом по комнате, наполненной растениями. Поттер обернулся в поисках Клары, которая должна была следить за своим питомцам. Он уже хотел попросить ее привязать кота к чему-нибудь чем-нибудь, но слова застряли у него в горле, когда он увидел взгляд Янрли устремленный в спину Блэка. Казалось, не было той злости и ненависти, с которой она смотрела на Сириуса пять минут назад. Этот взгляд был иным. Горячим, страстным, полным какого-то страшного желания. Джеймс сразу понял, что что бы они там не говорили и как бы не расставались, между ними все еще что-то было. Решив не лезть в чужие амурные дела, Джеймс поискал глазами Эванс и замер. Она пристально смотрела на Клару, точно так же как и Поттер, видя ее взгляд на Блэка. Очень нехорошие подозрения поселились в голове Поттера. И эти подозрения его ничуть не радовали.

+2

22

Ситуация была более чем комичной, особенно, если учесть, что все что происходило было виной одного ненормального, который возомнил себя пупом земли и мечтает покорить и уничтожить все живое. Мечтать, конечно же, не вредно. Все равно найдутся борцы за справедливость, которые помешают злобному дяде Тому осуществить свои коварные замыслы. Зря что ли Орден Феникса бегает за Пожирателями, вытрясывая из них души не хуже дементоров.
Замечание Поттера заставило Сириуса сдержать ехидство в ответ, хотя мимика выдала получше любых слов. Блэк тяжело вздохнул, возвращая внимание растению, которое замерев на какой-то момент, продолжило развиваться. Меньше всего хотелось быть задушенным сомнительными лианами в женском теле. И не просто в каком-то, а в теле Эванс. Сириус окинул себя придирчивым взглядом, словно проверяя, все ли в порядке. Иначе ведь Лили с радостью придушит его его же руками. Романтично, ничего не скажешь. Блэк скосился на гриффиндорца на камине. Да, храбрый студент золотисто-алого факультета нашел отличное место для гнезда. Самочки не хватает и была бы полная идилия.
- Нет, Джейми, ты похож на оленя. Большого и рогатого. - отозвался Сириус. Поттер очень медленно обернулся. - Но я тебе не изменяю, нет, что ты. - сразу добавил парень, видя как брови Сохатого взлетели вверх. А взгляд Эванс припечатал его к полу. Хорошо хоть гвозди не вбила в ноги.
Пока Поттер усердно думал, что же им делать, а Эванс с самым несчастным видом святой мученницы (на лице Сириуса это смотрелось просто непередаваемо), Блэк размышлял над идеей гриффиндорца. Перегрызть растение - идея не самая лучшая, но если применить какое-нибудь заклинание...
- Стоп. Это растение ведь не просто так охотно разлеглось посреди комнаты, чтобы каждый желающий мог вооружиться мечами и ножами и кинуться его резать. Значит, надо придумать что-то, что остановит его, но не причинит вреда. По крайней мере, сразу. - Сириус потер ладонью больной бок. Будучи хрупкой девушкой, падать и ломать стол оказалось не так уже и безболезненно. Одно дело, как высокий, сильный парень рушит своим телом несчастную мебедь и чувствует боль лишь отдаленно. И другое дело девушка, непривыкшая к такому обращению. - Заморозка?.. - предложил Блэк, выуживая палочку. Идея была неплохой, учитывая, что лед не вредил растению. Он лишь временно сковывал его рост и развитие, пока ребята не придумали более адекватный способ выбраться из гостиной. В этот момент в комнате мелькнула серая тень, перехваченная Эванс. После возгласа Поттера в помещении повисла какая-то напряженная тишина. Джейми переводил взгляд с Янрли на Блэка, точнее, на Эванс. Сириус с удовольствием со стороны наблюдал, как Клара взглядом прожигает его спину. Да, со стороны смотреть было забавно. Хотелось ощутить на себе, но пока что это было невозможно.
- Джейми, - ласково позвал Сириус друга. Тот сразу отвлекся от размышлением на тему отношений Блэка и Янрли. - Оставь их. Возможно, в иной ситуации, мы бы оставили вас наедине, чтобы вы могли не только стрелять глазами, но и сподобиться на нечто большее. Но увы, сейчас не время. - деланно печально произнес Блэк, мгновенно ощущая на себе два уничтожающих взгляда. Гермиона, замешкавшись, оказалась схваченной растением и теперь едва дышала, перехваченная везде лианой. Блэк сочувственно скосился на девушку. Неожиданно какая-то гриффиндорка появилась на лестнице, останавливаясь.
- Ребята, может хватит ругаться?.. Эванс, Блэк, вам бы стоило помириться уже. - заметила она, разводя руками, словно говоря, что это неизбежно. Сириус и сам уже понял, что Эванс для Поттера значит гораздо больше, чем кажется со стороны. - Янрли, тебе тоже не мешало бы сменить гнев на милость. - добавила девушка, видимо, тоже заметив, какими глазами Клара обычно смотрела на Сириуса с явным желанием его придушить. Блэк скептически посмотрел на однокурсницу, которая решила всех помирить и восстановить мир во всем мире.
- Ладно, к черту. - вздохнул парень, смахивая с ноги растение и подходя к Эванс. - Как это не печально, но я признаю, что был не прав. - неохотно произнес Блэк. Видя удивленный взгляд Поттера и Янрли, Сириус добавил. - Честно говоря, мне тогда было не очень хорошо. Я был немного зол. Тем более после Больничного Крыла. Поэтому немного сорвался и повел себя не совсем правильно. - добавил Сириус, видя как расширяются глаза всех присутствующих. Теперь уже было неважно. Осталось только чтобы Эванс призналась в своей неправоте и тогда можно будет совершенно спокойно уделить внимание растению, которое постепенно начало нервничать и бушевать, пытаясь ухватить хоть кого-нибудь. Но у него ничего не получалось. Слова Эванс прозвучали тихо и слышать такое из уст Сириуса была страшно, но терпимо. В комнате повисла тишина. Все смотрели на этих двоих.
- Думаю, мы придумаем, как найти общий язык ради одного травоядного. - Сириус легко сжал руку Эванс. Как только их ладони соприкоснулись, раздался хлопок и комната погрузилась в некое состояние тумана. Послышался кашель, усмешка и шипение. Видимо, Хану не повезло на этот раз. - А теперь приступим. - насмешливо произнес Сириус, выуживая свою палочку и выходя в центр комнаты. Он ощущал себя невероятно комфортно в своем теле. - Emorbilas! - произнес парень, направляя артефакт на растение, которое держало Гермиону. Лаины мгновенно заледенели и Блэк подобрав ножку стола, ударил по льду, разбивая его и подхватывая Грейнджер под руку. Растение начало активно атаковать, но гриффиндорцы не отступали, продолжая посылать замораживающие заклинание. Оказавшись в какой-то момент рядом с Эванс, Блэк насмешливо заметил, прикрывая ее сзади: - Кстати, красивое тело. - Увернувшись от уже не такого мстительного пинка, Блэк пожал плечами, улыбаясь и исчез из полезрения на какое-то время, воюя с лианами на лестнице, где оказалась Клара. - Развей мои сомнения или укрепи подозрения, дорогая. - попросил Сириус, перехватывая ладонью отросток, который так и тянулся к нему своим ядовитым цветком. Свернув растению "шею", Блэк обернулся к девушке. - Что ты хотела сказать тем взглядом мне в спину?..
В гостиной кипела битва. Растение словно с цепи сорвалось, не давая возможности приблизиться к себе. Пока Поттер, Эванс и Грейнджер активно отражали атаки и наносили серьезные повреждения растению. Сириус едва не стал жертвой любвеобильного цветочка.
- Впрочем... - Блэк локтем разбил окно, подхватывая осколок и вонзая в растение. - Не так уж и важно, да?.. - Поймав девушку, Сириус привлек ее к себе для поцелуя, игнорируя слабое сопротивление, которое явно было для вида. Отстранившись, парень облизнулся, дернув бровью и пригнулся, уворачиваясь от выпада отростка. - Слова уже не нужны.

+2

23

Обнаружив своего неугомонного питомца на руках у Блэка, Янрли не поспешила  вернуть себе зверя при этом случайно отвесить парню пару тумаков, а осталась на месте, наблюдая за этими двумя. Видимо взгляд, которым девушка одарила Сириуса, был чересчур откровенным, а надеяться, что что-нибудь может остаться без внимания в этой комнате, было просто верхом наивности.
Одарив Эванс испепеляющим взглядом, Клара поспешила отвернуться. У неё сейчас не было ни малейшего желания  начать спор или съязвить что-нибудь в ответ.
Стремясь отвлечься и не замечать брошенных на неё взглядов, Янрли заметила, в какое положение попала Гермиона. Опутанная с головы до ног лианами Грейнджер, выглядела бы комично в любой другой ситуации, но сейчас она даже вызвала у девушки приступ жалости. И когда   уже заноза всея  Хогвартса решила помочь, в гостиную спустилась одна из гриффиндорок, решившая взять на себя роль голубя мира. Скептически заломив бровь от услышанных речей, Клара с трудом удержала себя оттого, что бы не покрутить пальцем у виска и не обидеть девушку. Так что она лишь фыркнула себе под нос: - Да, конечно, сменю.   
Правда, похоже, только она отнеслась к этим заявления скептически. После того как Лили и Сириус признали свои ошибки, а комнату окутало некое подобие тумана. Янри откашливаясь и сжимая в ладони  металлический шар, хмыкнула:
– Не хочу показаться занудой. Но я же говорила, что тут что-то не так.
С момента начала операции по изгнанию растения за пределы гостиной факультета, Клара решила придерживаться двух правил: держаться подальше от Блэка, который до этого гостил в теле у Эванс и не спускать глаз с Хана. Кот, похоже, наглотался дыма и уже дважды стремился показать, кто здесь хозяин, а кто так сбежавший кактус с подоконника тетушки Мэри.  В очередной раз, отшвырнув кота подальше от агрессивно настроенных цветов,  девушка была вынуждена отступить к лестнице.
Хан, который  хоть и крутился у самых ног хозяйки, своих попыток побороть растение не оставил, за что и поплатился.  Лиана схватила бедное животное за хвост и начала стягивать вниз по лестнице. Услышав жалобное и протяжное мяу,  Янрли поспешила на помощь питомцу и,  перерубив  заклинание лианы, схватила кота подмышку и поднялась выше по лестнице, отбиваясь замораживающими заклинаниями от растений. – Сколько раз тебе говорить, что бы ты,  наконец, меня услышал? Нельзя ввязываться в драку с теми, кто ловчее тебя, Хан.
Отправив питомца, верх по лестнице к спальням, где было гораздо спокойнее и куда ещё не успели добраться растения, Клара развернулась и заметила, что у неё появилась компания в лице Блэка. Почувствовав себя загнанным в угол кроликом, девушка прошипела: -Блэк, найди себе другой угол и там играй в цветовода любителя…
Но, слова Клары пролетели мимо ушей Сириуса,  а от последующих слов она просто впала в ступор. Вот попробуй пояснить, почему бросаешь такие не позволительно пылкие взгляды на того, кого обычно придушить готова. А то, что тогда Янрли сама прогнала парня, а на следующий день появилась в общем зале, держась за руку с капитаном сборной Райвенкло. Этот факт однозначно не облегчал девушке задачу.
Но стоило ей оказаться на расстояние миллиметра от парня, как это все стало не важным. Клара уперлась ладонями ему в грудь и, заглянув в эти наглые глаза, мысленно обласкала себя не самыми лестными эпитетами. Только она решила, что все хватит, надо забыть и идти дальше. А тут он со своими серебристо-серыми глазами. Из-за чего она смогла лишь промурлыкать:
- Не нужны.
Заметив пару лиан норовивших стиснуть Блэка в своих крепких объятиях, Клара навела на них палочку и обстреляла замораживающими заклинаниями. Но, ощутив, как что-то пытается обвить ее ногу, девушка предоставила Сириуса самому себе и, опустив глаза, увидела ещё одну лиану, медленно обхватывающую ногу юной графини. Перерубив растение и стараясь скинуть остаток со своей ножки, Клара ухватила Блэка за руку в попытке удержать равновесие и не скатиться вниз по лестнице прямо в самую гущу любвеобильных цветочков. – Что за… отрывайся.
Наконец кусок растения с громким и противным звуком упал на пару  ступеней ниже, и Янрли  воспользовавшись затишьем, обернулась и взглянула на Блэка. – Сириус, ты невыносим…
И прежде чем он успел хоть слово сказать и испортить весь момент, Клара прильнула к  Блэку и устроив ладонь на его шее, прижалась губами к губам.

+1

24

От словесного потока Эванс голова пошла кругом. Хоть все что говорила девушка и имело смысл, но было как-то запутано. Упоминание про оленя и отрицание измены, заставило Поттера всерьез задуматься не ударялась ли Эванс головой с утра обо что-нибудь тяжелое и очень твердое. Поймав взгляд Клары, которая была не в восторге (и это мягко сказано) от предложения Эванс оставить ее и Блэка наедине, Джейми тяжело вздохнул. Куда безопаснее было скитаться по временам. Благо, нервы были более целы, чем сейчас. Однако, Эванс и Блэк решили побить все рекорды сюрпризов. Кажется, Поттер даже почувствовал, как челюсть отдавила ему ноги. По сценарию, эти слова должен был произносить Сириус, но не Лили. Хотя, кажется, здесь явно что-то было не так. И это что-то вскоре весьма живописно раскрылось. Щелчок, непонятно откуда взявшийся дым и на середину комнаты вышел Блэк, вальяжно помахивая волшебной палочкой. Да, именно Сириус Блэк. Тот Блэк, которого Поттер знал с детства. И именно этот Блэк сразу приступил к действиям. Растения невольно вздрогнули перед активным натиском, но пытались сопротивляться. Моментами, даже, успешно. Но это нисколько не пугало ребят, которые поставили себе целью выбраться отсюда целыми и живыми. И желательно все вместе.
- Блэк, чтоб тебя! Что это было? - возмутился Поттер, оказавшись спина к спине с другом. - Какого черта ты потерял в теле моей девушки?..
Многозначительная ухмылка Блэка явно не предвещала ничего хорошего, поэтому Джеймс поспешно ретировался на другой конец комнаты, чтобы не услышать пошлых комментариев своего лучшего друга. Почему-то ему сейчас меньше всего хотелось услышать детальных подробностей из чересчур личной жизни Эванс. Конечно, чего он там не видел, но Поттер подозревал, что Блэк своими описаниями, далекими от литературных и детских, испошлит весь образ Лили. А Джеймсу сейчас этого не хотелось. Оказавшись рядом с Эванс, Поттер улучшил момент и привлек к себе девушку, наконец-то полностью уверенный, что перед ним именно Лили, и мягко поцеловал ее. Ощутив вкус губ Эванс, Сохатый словно обрел второе дыхание и с новыми силами кинулся в бой. Освобожденная Гермиона тоже времени даром не теряла, ловко орудуя артефактом и стараясь быть как можно полезнее в данной ситуации. Блэк и Янрли исчезли из полезрения.
- Бродяга, только прошу тебя, не устраивай разврат посреди лестницы. - крикнул другу Поттер, отлично слыша звуки сражения именно там. Слух уловил шипение несчастного кота, который отважно порывался передушить все эти мерзкие растения. У Джеймса тоже возникало такое желание, но представляя себя сидящим в центре комнаты и яростно душащего лианы и отростки, парень быстренько отгонял все эти идеи. Воображение начинало немного маньячить и картинки все больше и больше пугали хрупкую психику Поттера. Решив, что хорошего понемножку, Джейми схватил Эванс за руку и вместе с ней отошел к камину, к которому растения не рисковали приблизиться.
- Лил, ведь у тебя есть идеи?.. - с надеждой вопросил парень, который безумно соскучился по идеям Эванс. Мысли Блэка слышали все, озвученные и не очень. Теперь Сириус, находясь в своем теле, был занят своими законными делами. Оставалось надеяться, что Клара не станет поощрять Блэка на разврат. Хотя, если судить по ее недавнему взгляду, то все очень даже может быть. Три заклинания разом попали в растение, которое занималось почкованием прямо в проходе. В процессе покрывшись толстым слоем льда, импровизированные силки были уже не в состоянии размножаться дальше, а Поттер, воспользовавшись, что местная природа притихла, поискал глазами тяжелый предмет, но не найдя ничего подходящего, пожал плечами и перекинувшись, рванул вперед, рогами вдребезги разнося лед и освобождая проход. Вновь перекинувшись, Поттер взъерошил себе волосы, поправил очки и поступал в портрет. Полная Дама с удивлением открылась, позволяя ребятам узреть коридор.
- Свобооо-ода! - жизнерадостно воскликнул Джеймс, замораживая отростки за пределами гостиной.

+3

25

ООС: Очень сильно извеняюсь и прошу прощения за свои задержки. Все-таки экзамены выпивают из меня все силы. Но впредь я постараюсь не выпадать так сильно из игрового процесса.
Предварительно предупреждаю, что описала в посте все события в которых ранее была задействована, но не приняла участия, что бы не было путаницы.

Не смотря на то, что ответ Лили на вопрос девушки, относился к ряду «входящих в рамки стандартного», и не вызвал не каких подозрений со стороны Гермионы, а напротив, подтвердил, что Эванс, это Эванс, как всегда не переваривающая Блэка, было все же кое что, что не могло не смутить гриффиндорку. А именно, взгляд подруги в тот момент, когда Грейнджер только что закончила переодеваться и присела рядом с ней на кровать. Было в этом взгляде что-то…не женское что ли. Словно раздевающее. От смущения, отличница даже немного вздрогнула и осмотрела себя с ног до головы. Вроде бы ничего выходящего за рамки приличия не было. Тогда что же заставило будущую мать лучшего друга «энциклопедии Хогвартса» смотреть на Гермиону, таким взглядом?
-Лили…с тобой точно все в порядке? – аккуратно положив руку на плечо Эванс и внимательно всмотревшись ей в глаза, спросила девушка.
Но дождаться ответа, гриффиндорка так и не смогла. В ту же минуту где-то в недрах общей гостиной раздались крики. Наверное, только они и спасли Лили от неминуемых расспросов. А поскольку раздававшиеся голоса были уж через чур знакомыми, девочки, фактически синхронно подорвались со своих мест и поспешили спуститься вниз.
В помещении царил во истину настоящий хаос. Растение, ужасно похожее на дьявольские силки, но все же не являющееся ими, и это отличница определила сразу, взяло в заложники всех присутствующих учеников, грозясь стать серьезной угрозой для существования каждого. В спешке спускаясь по лестнице, крепко сжимая палочку в руках, Грейнджер совсем забыла о том, что в данном пылу сражения существуют не только враги, но и союзники, а между прочим пространство, в коем находились все, не отличалось особыми размерами. В связи с этим, логическим продолжением явился полет Эванс через всю комнату, где девушка во всей красе продемонстрировала просто потрясающие чудеса эквилибристики. Нужно ли говорить о том, что во всех травмах Лили, Гермиона винила только себя, хоть никто из ребят и слово гриффиндорке не сказал. Причем не только физических, но и моральных. Так что резкое высказывание старосты, конечно, удивило отличницу, но было списано на большое эмоциональное потрясение.
-Покажи мне…, - быстро подлетев к подруге попросила Грейнджер. Благо Эванс обошлась лишь небольшими царапинками, так что пару взмахов волшебной палочкой быстро решили дело. На большее же Гермиона была пока не способна. Ведь вокруг собравшейся компании, да плюс недавно появившейся Янри, все более нарастала новая проблема.
Дельное предложение Лили о заморозке, которое на секунду позже пришло в голову гриффиндорке, пришлось как раз кстати. Отличница хотела было в добавок предложить объединить усилия всех магов, усилить само заклинание и направить его в одну точку, где по предположению девушки мог находиться корень, что бы разом устранить проблему, но, по видимому сегодня был из ряда вон сумасшедший день, и баталии продолжались не только в буквальном смысле, но и в фигуральном, на поле взаимоотношений тоже. Отвлекшись на перепалку Лили с Сириусом, пытаясь как-то разнять обоих, Грейнджер пропустила тот момент, когда к ней сзади подобралась одна из лиан сего вездесущего растения. Резко обхватив девушку за талию, руки, ноги и резко подняв вверх к потолку, Гермиона оказалась в так не любимом ей безвыходном положении. Так как палочка тоже выпала из рук отличницы, и защищаться самостоятельно в данный период своей жизни гриффиндорка оказалась не в состоянии. И хоть староста больше всего на свете ненавидела признавать свою беспомощность, сейчас ей оставалось только надеяться на помощь друзей. И чем быстрее, тем лучше. Так как чертово растение, надо сказать, не очень приятно пережимало все жизненно важные органы.
Вдруг, комнату заполнил странный фиолетовый туман. И хоть Грейнджер, по уважительной причине пропустила большую часть примирения Сириуса и Лили, что данное явление могло означать, догадалась одновременно со всеми.
-Они что…обменялись телами? Зелье «Нерешенных ошибок», как его называют в простонародье, решили испытать? – немного смутно, и пока что не до конца понимая, что сие означает конкретно для нее, размышляя Гермиона, в тот момент, когда Сириус, уже наверняка Блэк, галантно помог ей снова твердо ступить на землю.
-Спасибо…., – как-то неуверенно произнесла отличница. До нее все еще не совсем дошло, в ЧЬЕМ теле был Сириус, и от ЧЬЕГО имени разговаривал с гриффиндоркой.
Впрочем, особо поразмыслить над этим, пока что не было времени. Не только потому, что Бродяга быстро смылся с Кларой, учинять очередной разврат, но и потому, что мерзопакостное растение все еще бушевало на свободе. Хотя на мгновение наблюдая, как парень, вновь, по назначению, на всю катушку, использует свое тело, староста подумала, что Янри, как это не грустно признавать, лишь очередная кукла в его руках. Ничего серьезного, никаких чувств. Порой Грейнджер даже казалось, что ни что из подобного не свойственно Сириусу этого времени, благодаря чему Бродяга будущего снова вырос в глазах отличницы на несколько пунктов.
Старясь как можно скорее покончить с очередной проблемой, ребята не брезговали использовать любые методы. Гермиона и Лили, усиливали свои заклинания всеми невозможными методами, а Джеймс так вообще решил перевоплотиться в Сохатого. Зато, это принесло свои плоды. Проход был освобожден, а гриффиндорка лишний раз поразилась, какого мастерства в области анимагии добился Поттер-старший.
Оставалось малое, уничтожить остатки. Оставив Эванс и Джеймсу возможность «добить» растение в проходе у лестницы, впрочем, как и побыть вдвоем, после столь забавного приключения, девушка осталась в гостиной, что бы провести окончательную зачистку там. Спустя несколько минут, помещение вновь приобрело нормальный, хоть и весьма потрепанный вид, что позволило старосте вздохнуть с облегчением, и тяжело опуститься в мягкое кресло у камина, дабы перевести дух. Разумеется перед этим на всякий случай проверив, нет ли еще какой живности там внутри.
-Что ж…все хорошо, что хорошо кончается. Мы вновь разнесли гостиную…Эванс и Блэк наконец поменялись телами…. Постойте…. Сириус…был…в…теле…Эванс…и в спальне для девочек????
Пришедшая, такая логичная и понятная мысль, которая должна была осенить Гермиону еще в начале, наконец, добрела до очаровательной каштановой головки девушки. И, поверьте, в этот момент рядом с Грейнджер лучше было не находиться рядом даже на расстоянии и пятидесяти метров. Тут же вскочив с кресла и сжав руки в кулаки, староста отчаянно пыталась успокоиться и восстановить дыхание. Но нет. Правда резала глаза, и отвратительно била по самым ощутимым точкам.
-Блэк….
Гермиона не вопила, и даже не кричала, но ее тихий, и очень страшный в эту секунду голос, похоже, услышали не только все присутствующие в помещении, но и далеко за его пределами тоже. Крепко сжав в руке волшебную палочку, девушка сделала несколько весьма предостерегающих шагов, означающих только одно. Или Бродяга сам выйдет с повинной, или….или лучше даже не знать, что тогда будет….

+1

26

Растение немного умерило свой пыл. Вряд ли оно смутилось порывом Клары, которая теперь уже сама и довольно-таки охотно прижалась к Сириусу. Парень явно против не был такого поворота событий. Прижав к себе девушку, Блэк с чувством отвечал на ее поцелуи, полностью игнорируя все происходящие события. Впрочем, растение отправилось отвоевывать свои корни у Поттера, который, судя по всему, разбуянился не на шутку. Однако, все комментарии, которые донеслись до ушей Бродяги, явно намекали, что увлекаться сейчас не стоит. Неохотно отстранившись, парень спустился на пару ступенек. Внизу его ждала Гермиона в гневе.
- О, Грейнджер, на тебя снизошло озарение?.. - с сарказмом поинтересовался Бродяга, приваливаясь плечом к стене. За спиной он ощутил присутствие Клары, которая не пожелала оставаться одна наверху. И видимо, не очень хотела оставлять Блэка наедине с Гермионой, которая говорила таким интригующим шепотом, что даже чуткий слух анимага не выдержал этого. - Поверь, милая Гермиона, наши любимые слизеринцы были так любезны, что напоили нас с Эванс чудесным зельем, которое подействовало на нас чудеснейшим образом. У меня не было никакого желания переступать порог женской комнаты в теле нашей отличницы. Переодеваться - тем более. И уж поверь, ничего нового в твоем полуобнаженном виде я не нашел. - совершенно спокойно заметил Блэк, перехватывая укоризненный взгляд Эванс и скептический Поттера.
Растения постепенно успокивались, принимая немного замороженный вид благодаря будущим родителям легендарного мальчика, надравшего задницу Темному Лорду. Блэк скрестил руки на груди, наблюдая за разгневанной Гермионой. Ее он не боялся. Тем более, что ничего страшного она с ним сделать не могла. Во-первых, она получит в ответ что-нибудь соответствующее. А во-вторых, в комнате находилась Эванс, которая знала намного больше, чем Гермиона. И могла мгновенно найти контрзаклинание. Победные вопли Поттера, заставили Сириуса улыбнуться. Он развел руками, вновь переводя взгляд на Грейнджер и усмехнувшись, поднялся наверх, увлекая за собой Клару от греха подальше. Мало ли что могла сделать Гермиона.
Гриффиндорец, переживший серьезную схватку на многострадальном камине, весело усмехнулся, спрыгивая и перешагивая через лед.
- Герми, найди себе парня и не кипятись. - подмигнул девушке парень и убежал в ванную, отмываться от пыли, гряди и прочего.
Убедившись, что Грейнджер не побежала следом, размахивая артефактом, Сириус остановился у окна, мягко привлекая к себе Янрли. Ему очень нравилось находиться в своем теле, ощущать себя собой. И иметь возможность прикоснуться к девушке, которая не так давно прожигала его спину взглядом. Сложно было описать то, что Блэк чувствовал сейчас. Если углубиться в воспоминания, то в них было все, начиная от возмущенных перепалок до весьма горячих свиданий. Разумеется, угодить Сириусу было всегда нелегко. Вспомнился вечер в гостиной, когда камин все так же, как и всегда, ярко горел, согревая помещение, а Блэк по привычке лежал на диване, читал и что-то выписывал на пергамент. Обычный вечер после обычного дня. Тренировка, как и всегда, вымотала Блэка, но спать все равно не хотелось. Именно поэтому он решил скоротать время у камина. Портрет с тихим скрипом отъехал в сторону, впуская в гостиную Клару. Сириус поверх книги заметил ее, но не стал отвлекаться. По крайней мере до тех пор, пока девушка не подошла поближе, садясь на край дивана. Но, видимо, этого ей было мало и она отпихнув Блэка, вытянулась рядом. Сириус лишь усмехнулся, но послушно прижался полубоком к спинке софы, продолжая читать. Хорошо хоть не Поттер решил проявить дружеские чувства. А то ведь иногда находило на Сохатого. И тогда Блэку не удавалось поспать: слушать Поттера и отвечать ему, особенно ночью, было почти подвигом. Компанию Клары Сириус любил потому, что девушка могла просто спокойно побыть рядом, оберегая нервы парня от излишней информации, которую он получал от толпы гриффиндорок, шумно обсуждающих что-то едва ли не сидя на нем. Увы, привычка вторая натура и отучить девушек не прыгать ему на ноги - было сложно. Однако, Кларе тогда явно наскучило любоваться огнем. Хоть их отношения официально и закончились в около месяца назад, это не мешало ей сейчас удобно устроиться у него под боком. А после и вовсе отобрать книгу и уже оказаться в его объятиях. Блэк чуть улыбнулся, касаясь губами переносицы девушки. Отношения с юными ведьмами, которые обладали жутко ревнивым характером всегда заканчивались плачевно, но каждая из тех, с кем он встречался, были чем-то особенные. Он любил каждую по своему. Но любил ли он кого-то по настоящему?.. Он знал, что Клара, вопреки своим принципам, влюбилась в него. И он не смог устоять перед ней. Было в ней все такое притягательное, необычное, дерзкое... Все то, чего не хватало многим. Но увы, Сириус был немного другим. Он мог любить девушку, но это не мешало ему флиртовать с другими. Это было простым развлечением, но его редко когда понимали. Отсюда и возникали ссоры. И расставания. Но не все могли вот так вот приходить и нежиться в его объятиях. Клара явно не отличалась скромностью. И ей было плевать, что ее увидеть с Сириусом. Опять. Она просто по нему соскучилась. Как и он по ней. Это явно чувствовалось в каждом поцелуе, в каждом движении и шепоте...
Сейчас же Блэк лишь мягко коснулся губами губ девушки. Прошло больше полугода. Молодым людям редко удавалось пересечься из-за всех этих порталов и времен. Хотя, наверное, это было и к лучшему. Взгляд Сириуса скользнул за окно. Луна была еще не полной, но это свидетельствовало о том, что полнолуние намечается в ближайшие пару дней, а значит стоило не забывать об этом. Вряд ли Рэмус порадуется раннему склерозу друга. Внизу слышались голоса: возмущенный принадлежал Гермионе и тихий, успокаивающий - Эванс. Девушки явно обсуждали обмен телами. Точнее, Гермиона возмущалась, а Лили пыталась ее успокоить. Блэк мысленно пожелал Эванс удачи в этом нелегком деле и понадеялся, что Поттер похитит свою возлюбленную раньше, чем Грейнджер сведет ее с ума.

+2

27

Дурдом. Только так можно было кратко охарактеризовать происходящее вокруг.
Лили впервые в жизни пожалела, что учится на Гриффиндоре. Случись такой казус с телами на любом другом факультете, никто бы и не заметил ничего странного. Ну, может быть, кроме самых близких. Потому что только на львином факультете студенты привыкли думать не только о себе, но и о других. Замечать их поступки. Пытаться помочь.
В такой, хоть и экстремальной, но уже немного привычной опасной ситуации только гриффиндорцы могли замечать взгляды, несвойственные кому-то поступки, и при этом сразу почти все понимать. Догадливости львиных студентов можно было позавидовать. 
Все это очень мешало Лили – вопреки всему ей бы хотелось, чтобы никто ничего не замечал. Она Блэк, Блэк – она. На этом все – они могли и сами разобраться. Возможно, не сразу. Постепенно.
То, что на них странно косились, с подозрением, недоверием, очень осложняло всю ситуацию. Сокращало время ребят, отпущенное на то, чтобы вернуть себе тела, а с ними – и их жизни.
Но не только поведение Лили и Сириуса приковывало внимание собравшихся ребят. Клара, всегда появлявшаяся для Лили неожиданно и словно из неоткуда, обратила на себя внимание ребят. И хотя Лили не видела, из-за чего, но ухмылку на своем собственном лице девушка пропустить не могла.
Ей все порядком надоело. Она отошла в сторону, собираясь с мыслями. Находясь в чужом теле можно намного адекватнее оценить то, как к тебе относятся со стороны. Лили очень отчетливо поняла, как Джеймс разрывался между ней и своим лучшим другом. И хотя он ни на минуту старался не отходить от нее, парень умудрялся беспокоиться и находиться рядом с Блэком.  Ее холодные отношения с Сириусом мешали Поттеру уделять внимания обоим близким людям, из-за чего Лили стало даже стыдно. Кинув взгляд на Сириуса, Эванс поняла, что не только ей на ум пришли такие мысли. На слова Сириуса Лили мягко улыбнулась, совершенно не думая о том, как это могло выглядеть со стороны.
- Понимаю. И я не всегда могу адекватно реагировать. Я тоже была неправа – извини меня, - спокойно и тихо ответила гриффиндорка, и сжала ладонь в ответ, после чего вздрогнула и зажмурилась от дыма. Толком понять, что произошло, не было возможности – Лили лишь осознавала, что вернулась в свое тело. Облегченно вздохнув, девушка моментально стала ощупывать себя, опасаясь, все ли было на месте и невредимо. Тело немного ныло из-за недавнего падения на стол, но в общем-то все было по-прежнему. Заглянув за ворот своей рубашки, Эванс удостоверилась, что все на месте и в изначальном виде.
Гриффиндорка отдала должное Сириусу – тот сразу приступил к делу. Она тоже не собиралась наблюдать со стороны – тут же выхватила свою палочку, древко которой приятно потеплело в руках своей настоящей хозяйки, и последовала примеру Сириуса. Как оказалось, справиться с растением было не так сложно, если собраться и сосредоточиться.  И Лили, и Гермиона усиливали и распространяли заклинания парней, пока те не разделились.
Джеймс подлетел к ней, и Лили еле сдержалась, чтобы не кинуться ему на шею. Наконец-то она могла спокойно в любой момент прижаться к нему, не думая о том, что это будет очень странно выглядеть со стороны.  Но Джеймс сам не выдержал и прижал ее к себе, целуя. Не чуя под собой ног, Лили с чувством ответила на его поцелуй, прижимаясь как можно ближе. И тут же отпустила, вновь собираясь с мыслями и помогая ему отвоевывать мебель у растения. Девушка уже порядком привыкла к мимолетным поцелуям Джеймса и почти научилась спокойно на них реагировать. Как и его хаотичным сменам планов. Уводимая за руку, Лили споткнулась об одну из лиан и крепче сжала ладонь Джеймса, не разжимая даже когда они остановились у камина.
- Идеи… - Лили хаотично соображала, как можно было разом уничтожить как можно больше растений. Разжигать огонь в гостиной явно было не лучшей идеей, а разрушающие заклинания были слишком сильными и могли разрушить всю гостиную к мерлиновой бабушке. – Нужно их чем-то тяжелым долбануть. Только умоляю тебя, не разрушь гостиную – нам жить будет негде. Так, сначала заморозим…
Лили кивком головы дала знак Гермионе, и все трое заморозили гадкое растение тройным заклинанием. Эванс  хотела было предложить  что-то из мебели, как Джеймс опередил ее мысли и, перекинувшись, стал громить лед.  Лили лишь покачала головой, скептически наблюдая. И хотя это зрелище в большей степени восхитило Эванс – не часто видишь анимага в действии – девушка пообещала себе отругать Джейми за беспечность. Ну хотя бы для галочки. Долго сердиться Лили уже не могла на Поттера. А то тем временем уже скрылся в коридоре, войдя во вкус и громя остатки растения.
Лили хотела было пойти за Джеймсом, но отвлеклась на Гермиону, которая, судя по лицу, была чем-то шокирована. Эванс мысленно усмехнулась – действительно, подумаешь, она с Блэком телами поменялась, обычное дело.
- Гермиона… - как можно мягче и спокойнее произнесла гриффиндорка, которая была противницей ссор, особенно между студентами одного факультета. Но Лили не успела договорить, в гостиной показался Блэк с такой усмешкой, какую Лили не смогла бы воспроизвести даже после нескольких лет тренировок.
Услышав монолог Блэка, Лили укоризненно посмотрела на парня, говоря тем самым, чтобы он шел с глаз долой – нет бы промолчать…
- Блэк, не заставляй меня жалеть о моих словах, - спокойно ответила вместо Гермионы Лили, пресекая разгорающийся конфликт.  И все же вставив свое слово, Блэк вылетел из гостиной. Лили присела рядом с Гермионой, успокаивающе кладя ладонь ей на плечо.
- Мы не могли никому сказать. Сама понимаешь – нас приняли бы за сумасшедших… - с виноватой улыбкой пробормотала Эванс, надеясь охладить пыл Гермионы. Все же, они были подругами, и та должна была понять ее. Бывают вещи, которые нельзя рассказывать никому. И Гермионе, как подруге ее будущего сына, это должно было быть хорошо известно. Эванс не хотела оставлять Гермиону в растроенных чувстваз,но ей нужно было.. нет, она безумно хотела поговорить с Джеймсом и, если удастся, побыть с ним наедине. Без свихнувшихся растений и топлы зрителей. Мягко погладив Гермиону по руке, Лили встала с дивана и вышла в коридор, оказываясь рядом с Джеймсом. Ему тоже стоило все объяснить – вряд ли Блэк стал тратить на это время. А Джейми мог обидеться – все же они всегда делились многими вещами друг с другом.
- Прости, я не могла тебе ничего рассказать. Разве ты бы поверил мне?..  – вставая на носочки и обхватывая руками шею Поттера, Лили заглянула в глаза парню. Она надеялась, что Джеймс поймет – ведь она видела сомнение в его глазах, когда тот смотрел на нее или Сириуса. Ласково потеревшись носиком о щеку парня,  Лили добавила:  - Если честно, это было кошмар. Открываю глаза – а я в душе…
Лили отстранилась от Джеймса и, взяв за руку, потянула его по коридору, со смехом рассказывая о том, что пережила.

Отредактировано Lilian Evans (2010-05-30 19:12:52)

+2

28

Прислонившись плечом к стене и вертя в руках волшебную палочку, Янрли внимательно слушала разговор Блэка и Грейнджер. Конечно, если это можно было назвать беседой. Девушка просто ненавидела, когда Сириус так разговаривал с другими людьми. Но что поделать, горбатого даже могила не исправит. Вздохнув, Клара спрятала палочку за ухо и последовала за парнем вверх по лестнице, подальше от Гермионы. Взбешенная ведьма это страшно, а после такого разговора спокойствие было довольно тяжело сохранить.
Прильнув к Сириусу, Клара прижалась щекой к плечу и посмотрела в окно. Голова у девушки шла кругом, и грех было не воспользоваться моментом и не привести мысли в порядок. Правда от чего столь любимая отцом Янрли часть тела шла кругом: от того, что ещё пару минут назад она как в ужаленная в зад мартышка прыгала по ступенькам отбиваясь заклинаниями от растений или от того что Бродяга был слишком близко. Науке этого было неизвестно, как и самой девушке. А прикосновения губ Блэка, процессу осмысления совсем не помогали.
Мысленно послав все к черту, Янрли лишь ближе прижалась к парню. Разговаривать сейчас совсем не хотелось, да и к чему слова. Сейчас они наверняка не привели бы ни к чему хорошему, они бы снова поругались и девушка бы ушла. Оставив Сириуса в одиночестве, а этого ей сейчас хотелось меньше всего. Она вновь соскучилась по его прикосновениям и теплу тела. Вот даже самая отъявленная бунтарка может влюбиться по уши, не смотря на все предостережения  подруг и доводы рассудка. За что и расплачивается по сей день.  Потянувшись, Клара легко коснулась губами губ Блэка. Но не все так спокойно в королевстве Датском как кажется на первый взгляд.  Внизу лестницы послышался грохот, визг, писк и злобное шипение перекрываемое изысканными ругательствами издаваемыми кем-то женского пола. Обогатив свой запас, новыми ругательствами, Янрли уже хотела пойти посмотреть, что произошло. Но этого не потребовалось.  К Блэку и Янрли поднимался «голубь мира», правда сейчас девушка больше была похожа на сбежавшего тринадцатого негритенка. Все лицо девушки было измазано чем-то черным и липким, а левый глаз у нее нервно дергался, как и правый уголок губ.  От самого же посланца мира пахло чем-то малоприятным, а выражение лица говорило о том, что она готова позабыть все речи наставляющие жить в мире и гармонии и развязать как минимум третью мировую или хотя бы голыми руками придушить лысого дядю с красными глазками.  В руках у неё покоился  хорошо знакомый Кларе мешочек из темно-синего бархата. Подергав кончиком носика Янрли запустила ладонь в карман брюк и ничего там не нашла. Поборов желание спрятаться за спиной у Сириуса, девушка лишь протянула руку, чтобы забрать мешочек.
-Янрли, ты и твои изобретения! Неужели тебе мало Филча и Слизеринцев, на свой факультет перешла!?
Виновато улыбнувшись, Янрли попыталась объяснить, что она не специально. Скорее всего мешочек сам выпал, во время атаки на растения. Но так ничего толком и не добившись, Клара посоветовала неудачливому «голубю мира» провести три часа в душе, что бы уничтожить все последствия.  Спрятав мешочек в карман, Янрли вновь прижалась к Блэку.

Отредактировано Clara Yanrly (2010-05-31 18:39:22)

+2

29

Почувствовав напряжение, которое мгновенно образовалось, стоило только Гермионе осознать, что именно произошло, Джеймс решил, что разумнее всего будет покинуть гостиную, бросив на нее прощальный взгляд. Вряд ли Сириус рискнет разносить комнату, зато Грейнджер охотно это сделает за него. Тем не менее, Джеймс более чем жизнерадостно покинул помещение и принялся воевать с растениями в коридоре. Здесь успех был на его стороне, так как никто и ничто не мешали ему махать артефактом в свое удовольствие. Навострив уши, Поттер слышал все до последнего слова и, кашлянув в кулак, заморозил отросток, который рванул в сторону выбежавшей из гостиной Эванс.
- Лил, давай без подробностей. Я сто раз видел его голым в душе и прекрасно понимаю твои чувства. - со смешком отозвался Поттер, между делом замораживая посреди отростки. Из гостиной послышался голос Блэка, утверждающий, что он все слышал. Джейми усмехнулся и охотно последовал за Лили, слушая ее рассказ и размышляя, что Блэк еще просто не успел войти во вкус. И хорошо, что они не пили много огневиски по дороге в замок. Иначе, кто знает, как мог алкоголь подействовать на Сириуса. Особенно, когда открывались такие возможности от лица Эванс, при том в прямом смысле, сделать то, чего невозможно было сделать от своего. Хотя, Поттер очень сомневался, что есть вещи, которые Блэк НЕ может сделать. Казалось, для этого бунтаря возможно все. Начиная от шалостей и заканчивая дамами.
Поймав Эванс на ближайшем повороте, Поттер улыбнулся, заглядывая в изумрудные глаза любимой и притянув девушку поближе, мягко поцеловал ее. Разумеется, рискни он сделать это полчаса назад, получил бы вдвойне. От Блэка в первую очередь. Вряд ли Бродяга порадовался бы такому исходу событий. Хотя, винить Джеймса было бы более чем глупо. Покрепче обняв Лили, парень легко оторвал ее от пола и закружил, искренне радуясь, что все позади и теперь он не услышит от нее фирменных фраз лучшего друга и не поймает его взгляды. Разумеется, стоило развить свои сомнения и подозрения, но кто знал. Может, он всего лишь устал и своими обвинениями обидит Эванс. Поэтому, парень решил благоразумно подождать, что же будет дальше. Дождался.
Удаляясь от гостиной все дальше, Поттер подумал, что не стоило оставлять Блэка в обществе двух дам и одного особо храброго гриффиндорца на камине. Но Поттер был уверен, что если Гермиона рискнет напасть, что уж Блэк сможет постоять за себя. В крайнем случае, Клара пустит в бой Хана. Наилучший вариант. И вообще, почему это Гермиона должна нападать на Блэка?.. Ладно, он, Поттер, был невнимателен, потому что изначально находился в отрешенном состоянии и мало что понимал, что происходит вокруг. И очнулся только тогда, когда появились растения. Но Гермиона то могла заметить, что что-то не так. Все-таки, девочки и все такое. Юной гриффиндорке было бы проще. Учитывая, что Эванс уж точно говорит меньше расшалившегося Сириуса, который в таком состоянии готов нести полную чушь.
- Интересно, гостиная хотя бы целой останется?.. - риторически вопросил Поттер в никуда, послушно следуя за Эванс, куда бы она его не вела. В принципе, какая разница-то?.. Он-то готов идти за ней хоть на край света. Поэтому, маршрут и пункт назначения его совершенно не интересовал. Главное, что она рядом. - В любом случае, я рад, что все встало на свои места. - улыбнулся Джеймс, слабо представляя себе ситуацию, если бы невозможно было бы исправить сделанное. Сириус в роли матери Гарри... Да, наверное, стоит еще выпить огневиски. И самое главное, не забыть изложить свои мысли Блэку, чтобы он с большей охотой пошел убивать слизеринцев.

+3

30

-Наглый, самодовольный, заносчивый и…., и….
Буре эмоций юной мисс Грейнджер не было предела. Ведь это надо же, говорить такие беспринципные вещи с таким спокойным и уверенным в своей правоте выражением лица! Конечно, вероятнее всего, в очаровательной головке умнейшей студентки своего времени не укладывался тот факт, что сей парень вообще имел хоть какое-либо право скрывать свою сущность в женской оболочке и разнюхивать чужие секреты. Мало того, что это было явное нарушение школьных правил (хотя сей пункт они как раз таки не предусматривали, но, если уж покопаться, найти что-то было можно, и в этом девушка была уверена), но и просто аморально. Сириус просто был обязан сообщить гриффиндорке о своем положении. И Гермиону не беспокоил тот факт, что поначалу она могла принять Эванс за сумасшедшую, и только после долгих просьб хорошенько подумать о своем здоровье, начать мыслить логически. Но правда бы все-таки раскрылась, и тогда, возможно, не произошло бы то, что произошло.
Высказать Блэку все, что она о нем думает (хоть сие было и не правдой, просто волна эмоций, как мы знаем, во время стрессовых ситуаций накрывает с головой), отличнице мешал лишь один факт – присутствие посторонних людей в гостиной. В том числе и Янрли в особенности, по неволе ставшей участницей событий. И если Джеймс и Лили были точно в таком же дурацком положении, как и Грейнджер, то Кларе же посчастливилось более или менее избежать неприятной путаницы в характере окружающих. Да и нужно ли выносить ссор из избы? Не думаю, что хоть кому-то было бы приятно, что бы человек, который видел тебя в почти обнаженном виде, тараторил об этом каждому встречному поперечному.
Но, видимо сегодня аристократ решил окончательно довести нервы девушки до предела. Когда Бродяга произнес в слух фразу, вещающую о том, из-за чего так кипятилась Гермиона (а ведь мог бы и промолчать), от хорошего, крепкого заклинания, или, по крайне мере славной пощечины, Сириуса спасла не качественная, моральная поддержка Лили, стоявшей рядом с гриффиндоркой, и, как и положено подруге, солидарно принявшей ее сторону, а, тот самый злосчастный гриффиндорец, который сегодня, похоже не боялся нарваться на что-то по мощнее «Эксплиамуса».
Едва заслышав приближающиеся к ним шаги, отличница, уже было готовая оставить на щеке Блэка небольшой подарок, обернулась на звук, и увидела приближающегося к ним парня. Собственно, после его краткого «совета», Грейндежр не только упустила Бродягу, тихо ушедшего с места «сражения», увлекая за собой Янрли от греха подальше, но и потеряла всякое желание злиться….
Порой, люди не понимают, когда задевают за самые больные струны души. Как известно, у Гермионы почему то всегда были проблемы с противоположным полом, несмотря на ухаживания крупнейшей звезды Квиддича – Виктора Крама, свежих  приставаний Кормака Маклаггена, да и новости о том, что Рон Уизли станет отцом ее будущих детей. Уж кто-кто. Казалось бы, бояться нечего, даже сия девушка вышла замуж, и вполне счастлива в браке, с чем не каждому везет. Но все же, каждый день, смотря на то, как счастливы рядом друг с другом Джеймс и Лили, да и не только они, все парочки нашедшие друг друга, у гриффиндорки неприятно кололо в сердце. Одно дело, знать, что когда-то ты по-настоящему влюбишься, причем в одного из своих лучших друзей, так же потеряешь голову от счастья, захлестнешься волной чувств, но другое – пережить это самостоятельно. Наверное,…все-таки отличница боялась одиночества больше, чем чего-либо, хоть и не признавала этого даже перед ликом боггарта.
Заметно погрустнев после услышанных слов, Грейнджер лишь как-то странно, немного обижено, с примесью печали, посмотрела в след удаляющемуся Сириусу, и ничего не сказав, спокойно села на диван, уставив окаменевший взгляд в камин, пытаясь высмотреть, как движется каждый язычок пламени, дабы не заплакать. Слез на виду у всех девушка никогда в жизни не могла себе позволить. Она либо терпела, либо уходила куда-нибудь, в туалет, на не посещаемые лестничные площадки. Но в этот раз Гермиона решила доказать самой себе, что сможет, назло всем не показать своего расстройства и выдержать. Да только плохо у нее это видимо получалось. Подсевшая Лили, всеми силами пытающаяся успокоить подругу, только расстроила еще больше.  Гриффиндорка отлично понимала, куда и с кем сейчас хочет отправиться подруга, поэтому, дабы не ломать другим жизнь, за счет своего настроения, «мисс зазнайка Хогвартса», собрала остатки последних душевных сил, что бы повернуться к подруге и выдавить понимающую улыбку и добродушный кивок, означающий «не беспокойся, все нормально».
Возможно, если бы в суете приключений порталов Гарри и Рон были вместе с Грейнджер, девушка переносила бы все эти не радости судьбы намного легче. Ведь самое главное, что бы рядом с тобой были самые родные и близкие тебе люди, а дороже этих мальчишек у Гермионы никого не было. Но, увы, так случилось, что события надолго их разлучили, и гриффиндорке впервые пришлось справляться со всем самой.
Едва будущие родители лучшего друга скрылись из виду, просидев в оцепеневшем положении еще немного, молодая особа поняла, что так выдержать больше не может, и что ей срочно нужно побыть наедине с самой собой. Не обманываясь…. Зато потом станет легче. Так что, быстро поднявшись с дивана, стараясь до поры до времени не показывать окружающим своего подавленного лица, Гермиона вышла из гостиной Гриффиндорка в поисках места, где будет только она, ее мысли и ничего, и никого более.

+2

31

Квест завершен.

0


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив закрытых квестов| » |Башня Гриффиндор|Returning Home|