|Hogwarts: The Great Wizards|

Объявление

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ НА 2016 ГОД

ВНИМАНИЕ: Дорогие друзья - игроки и гости, - если вы случайно забрели на этот форум в поисках старых друзей, то спешим вас порадовать. Не прошло и четырех (четырех же?) как мы решили воскреснуть. Ищите нас на новом адресе, с немного измененным сюжетом, но с теми же тремя поколениями - | Three Generations: I would rather die | - Мы будем рады всем, кто решит вновь присоединиться к нам! С уважением, все те же (фактически) АМС!


Старые и новые администраторы ждут вас на ТП:
Sirius BlackKate LovelyLily Evans

Важно
Мы продолжаем активный набор игроков, поэтому будем рады всем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив закрытых квестов| » |Башня Гриффиндор|Returning Home|


|Башня Гриффиндор|Returning Home|

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

Башня Гриффиндора — вторая по высоте башня в Хогвартсе. Здесь расположены гостиная и спальни факультета Гриффиндор, поэтому внутреннее убранство этих помещений решено в красно-золотых тонах. Видимо так же, как и башня астрономии, гриффиндорская башня расположена на фасадной стороне замка, окнами на Запретный Лес и хижину Хагрида. Гостиная Гриффиндора находится в гриффиндорской башне. Войти в неё можно только через проход, расположенный за портретом Полной Дамы на седьмом этаже замка Хогвартс. И открыть этот проход может только сама Полная Дама. Как и у остальных четырех факультетских гостиных, нужно назвать пароль для того, чтобы попасть вовнутрь. Обычно старосты узнают пароль первыми и обязаны сообщить его остальным студентам факультета. Гостиная представляет собой комнату отдыха — круглое уютное помещение, оформленное в красно-золотых тонах, где студенты Гриффиндора могут расслабиться, позаниматься, пообщаться во внеурочное время. Присутствует много мягких кресел, которые можно придвинуть к столам (например, чтобы делать уроки) или к камину. На стене гостиной есть стенд, где вывешиваются объявления о различных событиях как факультетского, так и общешкольного масштаба. Например, тут можно найти расписания занятий факультативов и клубов, объявления о продаже или потере предметов, о наборе в команду по квиддичу и т. д. Вполне вероятно, что факультетские стенды объявлений как-то связаны между собой.

0

2

Канун Рождества стал, наверное, самым приятным днем за последнее время. Не надо было больше опасаться, что какие-нибудь твари проникнут в Школу, или Пожиратели нападут из-за угла. Хоть риск всегда сущестовал, но в Хогвартсе почему-то не ощущался. Все здесь было таким родным, близким, что поневоле забывало все плохое, что было. Разумеется, пережитое вряд ли сотрется из памяти, но все же. Пара мгновений без тоскливых, мрачных воспоминаний были приятны. Роскошный ужин устроенный в честь возвращения блудных студентов поразил своим ассортиментом. Наверное, прежде никогда ничего подобного не устраивалось в Большом Зале. Потолок был усыпан яркими звездами, небо, без единой тучи, не резало глаз, а свечи, кокетливо покачивающиеся в воздухе, освещали помещение, создавая отличную домашнюю обстановку.
Сириус никогда не любил находится долго в Большом Зале во время праздником. В такие дни здесь было чересчур шумно и был риск слечь с головной болью, поэтому, Блэк, отсидев пару часов ради приличия, обычно уходил в общую гостиную или нарезал круги по Хогвартсу. Но сегодня прогулки явно отменялись. И так слишком много они гуляли по Шармбатону. Даже немного надоело. Поэтому, Сириус решил дослушать речь профессора Дамблдора и отбыть в Башню Гриффиндор. Однако, перед тем, как покинуть Зал, Блэк окликнул Поттера, сидящего напротив рядом с Эванс.
- Знаешь, я, пожалуй, пойду. Устал. - Сириус протянул руку, беря со стола бокал и неспешно делая глоток под пристально-насмешливым взглядом Сохатого. Брови Блэка на мгновение дернулись. Вино?.. Неужели старик Дамблдор наконец-то понял, что "детки" давно выросли и за пределами видимости преподавателей гуляют по-черному на пару с огневиски и сливочным пивом. Пожав плечами, Блэк залпом осушил бокал и аккуратно встал из-за стола, чтобы никого не беспокоить.
Дорога до гостиной, как ни странно, обошлась без происшествий. Замок не обрушился, стены не сошлись, пол не рухнул вниз. Сириус искренне порадовался, что хоть один вечер можно было провести спокойно, без приключений и проблем. Наверняка, Поттер сейчас уведет Эванс куда-нибудь, а Люпин и так проводит все свое свободное время в обществе будущей жены. Звучит страшно. Но суть не меняет. У Сириуса была великолепная возможность принять душ и насладиться тишиной и одиночеством в спальне без шумных друзей. Даже Бродяге иногда требовался отдых.
Ванная оказалась свободной, а в гостиной сидели лишь единицы, разделяющие мнение Сириуса относительно занудных речей директора и преподавателей, которые считали своим долгом высказаться относительно происходящего каждый по отдельности. Все эти речи Блэк знал наизусть. В Школе постоянно что-то случалось, а это значило, что ничего нового извлечь из монологов педагогов студенты не могли. Закрыв за собой дверь ванной, Блэк неспешно разделся, наслаждаясь свободой. Сутки ребята не спали, готовясь в отъезду в Лондон, и еще полдня тряслись в поезде. Франзуские власти предпочли отправить ребят немагическим путем, понимая, что камины, метлы, порталы - все фиксируется Темным Лордом. Уследить же за наземным транспортом - намного сложнее. Зайдя в душ, Блэк пустил горячую воду, чувствуя, как кожа мгновенно покрывается приятными мурашками. Хорошо было вновь оказаться дома, когда никто не беспокоил, не дергал, не матерился по-французски в коридоре и ты поневоле прислушивался, пытаясь понять, не убили ли кого-то еще. Хогвартс лишился нескольких хороших студентов, но что потеряли от этого сами ребята?.. Друга-предателя?.. Девушку, которая сама запуталась в ситуации? Сириус усмехнулся своим мыслям, ощущая какое-то неприятное покалывание в груди, словно яд просочился в организм и теперь активно его разрушал изнутри. Помнится, такими же были ощущения после выпитого зелья из рук Лавли. Правда, тогда последствия были относительно приятными, но вот сейчас... Блэк постарался припомнить, не поили ли его особо заботливые поклонницы всякой дрянью. Но нет. Вроде, он ни с кем не разговаривал во время их путешествия домой, а уже здесь перекинулся парой фраз с Поттером. Странно. Запустив пальцы в мокрые волосы, Блэк прикрыл глаза, расслабляясь. Вода воистину спасала от всего, заставляя тело отдохнуть. Не хотелось никого видеть. Хотелось завалиться на кровать, поваляться, понежиться в тепле без назойливого женского внимания, но Сириус знал, что на все-провсе у него слишком мало времени. Обязательно кто-нибудь да и заявится. Но пока можно было насладиться теплым, почти горячим душем, понежиться и ни о чем не думать.

+3

3

Всем известно: если желать, чтобы время текло как можно медленнее, чтобы ты все успел, чтобы насладился тем или иным моментом, секундой, днем, как можно дольше - то стрелки часов будут двигаться со скоростью, в десятки раз превышаюшую обычную. Но нет ничего мучительнее ожидания и ничего радостнее - когда наконец получаешь желаемое.
Лили радовалась, как маленькая, когда их вернули в родные стены Хогвартса. Она хотела поддаться своему порыву - обойти почти весь замок, правда, ночью. Было страшновато, особенно после всего произошедшего. Ее до сих пор не покидало чувство, что она - чья-то мишень, но уж слишком сильно девушка соскучилась по школе. Хотелось пройтись одной, помолчать, подумать, повспоминать.. Днем коридоры были всегда переполнены, и даже в самых отдаленных уголках древнего замка можно было встретить воркующую парочку, а иногда и не просто воркующую. Да, детки осовременились, а рамки морали сдвинулись. Сама она старалась сдерживать пылкий нрав Поттера, которому, по существу, было плевать на время, место и обстановку. Правда, бывало, и она голову теряла... Но такое случалось с ней редко.
Джеймс же все время был рядом и с насмешкой наблюдал за детской радостью Лилиан. До ужина они успели прогуляться по берегу озера, насладиться обществом друг друга. Оба знали, что во время и после ужина им вряд ли удастся побыть наедине, Джеймса всегда окружали веселые, шумные друзья, и Лили уже практически смирилась с этим, решив, что лучше сдружиться с ними, чем вставать между.
Хотя, исключением был разве что Блэк, с которым Лили даже и не пыталась наладить контакт. По ней, так они оба просто принимали факт наличия друг друга в жизни Джеймса и оба были не против. Иначе, начни Эванс нравоучать Блэка, кто-нибудь бы точно пострадал.
Праздничный ужин прошел шумно и весело, что лишь прибавило радости Лили. Несмотря на все насмешки друзей, староста очень внимательно выслушала речь директора, анализируя в голове каждое слово. Но не уловив ничего подозрительного, Лили расслабилась и вернулась к веселью. Может быть все и правда устаканилось, хоть на время. Проводив мягкой улыбкой Блэка, девушка подняла свой кубок, слушая попытку кого-то из друзей произнести тост, но его речь быстро утонула в смехе, и девушка пригубила жидкость, затем отстраняя от себя кубок. Вино? Лили с сомнением посмотрела на Джеймса. Тот ответил ей жизнерадостной улбыкой, и девушка не стала высказывать все, что она думает по поводу спиртных напитков в школе. В конце концов, разок можно расслабиться, а в том, чтобы выпить немного вина не было ничего дурного.
Долго сидеть на месте ребята не могли, поэтому прошло совсем немного времени, прежде чем вся компания пошла следом за Сириусом в гриффиндорскую башню. Гостина не потерпела никаких изменений, поэтому ребята спокойно расположились у камина, словно и не покидали родных пенатов. Огонь ярким пятном полыхал в камине, несколько ребят уселись прямо на полу, Лили же с Джемсом устроились на диване. Девушка поджала под себя ноги и прижалась к Поттеру, чувствуя его теплую руку у себя на плече и слушая веселую болтовню друзей. Было тепло, спокойно и уютно, отчего Лили чувствовала себя очень счастливой, и хотелось, чтобы эти минуты длились как можно дольше. Эванс прикрыла глаза, чувствуя небольшую усталость и... словно изжогу, только не в горле, а ниже - в груди. Казалось, обжигающая кислота разливалась внутри нее, чувство было более чем неприятным. Лили отстранилась от Джеймса, хмурясь и потирая ладонью грудь. Жжение становилось то сильнее, то утихало, и, сделав пару глубоких вдохов, Лили поняла, что непрятное чувство все же стало слабеть. Почувствовав на себе обеспокоенный взгляд Джеймса, Лили тепло улыбнулась и вернулась в объятия парня.
- Все хорошо, просто изжога, наверное. 
Ей не хотелось, чтобы что-то испортило такой теплый момент, поэтому предпочла игнорировать слабое, но все же неприятное чувство в груди. Наверное, она все же плохо переносит алкоголь в любых его количествах и видах. Что ж, будет ей урок.

+3

4

Радости Поттера не было предела. Наконец-то, родные просторы. Наконец-то, никаких назойливых французов, всюду сующих свои носы, в надежды разнюхать побольше. Ветреные, роскошные вейлы - единственное, что понравилось молодому человеку. Но разве этого достаточно? Разумеется, нет. Именно поэтому Джеймс едва ли не первым ринулся к замку. Но присутствие Эванс немного сдержало его порыв расцеловать каждый камень в Хогвартсе.
Большой Зал встретил их шумно, весело и дружелюбно. Роскошный пир был устроен в честь возвращения студентов. Знакомые, друзья и даже враги были рады ребятам, которые достаточно долго отсутствовали. Как после заметила МакГонагалл, без Мародеров было достаточно скучно. Естественно. Ведь именно они были зачинщиками всех бед и неприятностей в школе. Решив, что в первые минуты не стоит разрушать Школу, Джим спокойно сел рядом с Эванс, увлеченно болтая с однокурсниками, которым не терпелось узнать побольше деталей и послушать удивительные приключения Мародеров в Париже. А рассказать было что. Чего стоило одно посещение Азкабана, не говоря уже о Дьявольских силках и Маскараде. Джеймс охотно все рассказывал, приукрашивая некоторые моменты под скептические взгляды Блэка и Эванс. Видимо, эти двое сошлись во мнениях впервые в жизни - Поттер хвастун. Джейми лишь улыбнулся, отлично зная, что Лили не очень любит Блэка. Хотя, если бы не Сириус, Джеймс давно бы свернул себе шею или вообще вылетел бы из школы.
Кажется, я превращаюсь в ту самую девчонку - Гермиону.
Мимолетная мысль промелькнула в голове парня и быстро улетучилась. Вопросы сыпались рекой. Все отлично знали, что если Блэк молчит, значит из него не вытащишь и слова, зато есть Сохатый, который поговорит за двоих и даже за троих. Люпин, сидящий почти рядом, укоризненно покачал головой, тем самым выражая свое мнение относительно болтовни Джима, но Поттеру было все равно. Он настолько соскучился по всему, что готов был говорить весь вечер и всю ночь. Даже во сне. Но вот, досада, Сириус поднялся из-за, собираясь уйти.
- Мы постараемся прийти попозже. - ехидно заметил Поттер, перехватывая насмешливый взгляд друга и вернулся к разговору. Какая, в принципе, разница, чем Блэк будет заниматься в спальне. Пусть хоть голым по кровати скачет. Это не так уж и важно. По крайней мере, Джеймс ничему не удивится. Залпом осушив бокал с тыквенным соком, который успел немного надоесть за почти семь лет, Джеймс решил, что раз уж Эванс собирается наверх, то стоит составить ей компанию. Прогулка около озера до начала праздничного ужина подняла молодому человеку настроение. И укрепило веру, что теперь то все будет лучше, чем раньше. Признаться, Джеймс более или менее добился расположения Эванс еще в конце пятого курса, но его постоянные проказы вечно портили дело. И вот Париж наконец-то их сблизил. Как ни странно, именно там началось все самое хорошее. Не считая мрачной встречи со взрослым Снейпом, который непонятно как повел себя с Эванс, хотя уже сейчас всей школе известно, какие чувства питает Северус к Лили. Было бы глупо это отрицать теперь, когда будущее известно ровно настолько, чтобы можно было что-то поменять в лучшую сторону. Однако, совсем недавно, Сириус, сидящий в парке и наблюдающий за выходками оленя, заметил, что возможно не стоит ничего менять. Что будет, то будет. Джеймс даже тогда замер на месте. По правде говоря, он всегда подозревал, что Блэк неравнодушен к нему, но чтобы так открыто желать ему смерти... Однако, если отбросить все шутки в сторону, Сохатый прекрасно понял, что имел ввиду Блэк.
Покидая Большой Зал, Джеймс еле отвязался от вопросов и однокурсников, тонко намекнув, что не прочь прогуляться с Лили по замку без массового сопровождения. Все аж хором выдохнули облегченно едва не сдувая парочку. Наверняка, всей школе уже надоело наблюдать за разборками этих двоих, которые упрямо никак не сойдутся. И вот - свершилось долгожданное чудо. Они вместе. Но надолго ли? Да, навсегда.
Неспешно прогуливаясь по затемненным коридорам, Поттер явно не торопился в гостиную, давая Блэку возможность отдохнуть от шума. Он был более чем уверен, что Бродяга ушел именно ради этого. По дороге, молодые люди негромко переговаривались, обсуждая все относительно возвращения, делали какие-то свои предположения относительно занятий. Эванс была просто уверена, что занятия начнутся сразу после каникул. Как никак, канун Рождества, к тому сегодня была суббота, а значит можно было завтра выспаться. Если ребятам не приспичит бежать на тренировку на поле. Джеймс доверительно поведал Эванс, что не прочь пропустить квиддич один раз в жизни. Он знал, что она не видит смысла в этом спорте, но ничего не мог поделать. Квиддич - его стихия. Помимо шалостей. А сколько адреналина.
Гостиная встретила ребят теплом и привычным уютом. Поттер прислушался, напрягая чуткий слух. И почти сразу нашел Сириуса. Спальня была пуста, нигде больше поблизости его голоса не было слышно, а значит, он либо в душе, судя по звукам воды, либо уже ушел. Хотя, вряд ли. Он выглядел слишком уставшим, чтобы бродить по Хогвартсу. Даже в компании самых преданных поклонниц. Поудобнее устроившись на диване вместе с Эванс, Джейми мягко приобнял девушку, касаясь губами ее виска. Его нисколько не смущало присутствие однокурсников, которые успели тоже покинуть Большой Зал. Перебрасываясь парой фраз, обмениваясь мнениями, ребята грелись у камина в этот прохладный, морозный вечер. Однако, неожиданно Лили отстранилась, морщась. Поттер напрягся, встревоженно оглядывая и вопросительно вздергивая брови.
- Точно? Может сходим в Больничное Крыло?.. - предложил Джеймс, мягко сжимая ладонь Эванс, которая даже немного побледнела. Ему не очень понравилась внезапная изжога. Было бы с чего. Обычно, ни у кого и никогда после хогвартской еды не было изжоги. может всему виной акклиматизация.

+3

5

Не все оказались рады возвращению студентов. Несколько слизеринцев, заранее оповещенные о праздничном ужине, решили пошутить над гриффиндорцами в своем стиле. Они умудрились за несколько дней сварить одно непростое зелье, которое должно было быть выпито двумя людьми. Цвет зелья - ало-багровый мог быть замечен в тыквенном соке, поэтому слизеринцем пришлось выпрашивать у домовиков немного вина. Разлив напиток по бокалам, слизеринцы незаметно поставили посуду на гриффиндоский стол, ожидая, кто же выпьет снадобье. Как оказалось, повезло Блэку и Эванс, что несказанно порадовало противников. Как только гриффиндорцы выпили зелье, в их организме начались изменения и в истечению часа произошло ужасное - они поменялись телами. Каково же было удивление мисс Эванс, которая сидела в объятиях Поттера, когда она оказалась в душе, а мистер Блэк - в гостиной. Никто ничего не заметил, кроме главных героев происходящего.

0

6

Боль в груди продолжала нарастать, отчего ощущения были не самые приятные. Наверное, стоило навестить мадам Помфри и выяснить, чем вызван дискомфорт. Однако, торопиться не стоило. Сперва надо было максимально расслабиться. Медсестра, как и боль, никуда не убежит. А значит, можно с чистой совестью освежиться. Однако, все оказалось не так просто. Возможно, домовики оплашались с едой, а возможно тыквенный сок был не свежим. Но факт, что грудь и живот начали болеть сильнее, выполз на первое место. Сириус глубоко вздохнул, прикрывая глаза, неожиданно чувствуя головокружение. Поспешно оперевшись ладонью о стену, Блэк нахмурился, чувствуя, что дело явно серьезнее, чем он думал. Резкая вспышка в сознании немного озадачила парня, но в следующий момент он почувствовал, как обстановка изменилась. И не только обстановка. Опасливо приоткрыв глаза, Блэк с удивлением обнаружил себя в гостиной, напротив камина, в котором полыхал огонь. Дискомфорт в области живота и груди пропал так же резко, как и появился. Впрочем, пропало и еще кое-что. Сириус очень медленно опустил глаза, желая проверить в чем он оказался в гостиной. Буквально несколько минут назад он находился в душе, голый и мокрый, а сейчас одетый и сухой сидит на диване, греется в объятиях Поттера. Стоп! Блэк замер, опустив-таки глаза. Его взору открылась прекрасная грудь Эванс, покрытая повседневной одеждой. Сириус вытянул вперед руки, изучая аккуратные, чуть длинноватые ногти, нежную кожу, тонкие пальцы. Нет, девушек Блэк любил. В целом и по отдельности каждую часть их тела. Но вот почувствовать себя в женском теле, с отсутстием жизненноважного органа - было как-то не так. Неожиданно, Сириус ощутил чье-то прикосновение в районе талии. И медленно перевел взгляд влево.
- Слушай, Поттер, я тебя, конечно, очень люблю, но вот давай без рук. - попросил Сириус, отстраняясь от друга. Не хватало еще, чтобы Джеймс повалил его на постель. Блэк догадывался, что Эванс и Поттер не в шахматы играют тет-а-тет, поэтому оказаться в его пламенных объятиях в порыве страсти не очень хотелось. Видя удивленный взгляд Джеймса, Блэк прикусил язык. Голос у него был женский, да и вообще он сам был в теле Эванс. Которая иногда делала все, чтобы избежать объятий Поттера. Почему бы ей и сейчас не пошутить над любимым и прикинуться его лучшим другом?.. Главное, чтобы Поттер не подумал, что это не Эванс, а Пожиратель. Иначе, Авады ему не миновать. В лучнем случае. В худшем, садист-Поттер придумает, как выяснить правду. Не зря они иногда тренировались в заклинаниях и даже использовали Круцио. Не всегда, но все же. Сейчас были темные времена и необходимо было быть начеку.
Да... Ну, по крайней мере, если нападет Волдеморт, у него будет шок, когда Эванс в теле Блэка завизжит, а Блэк в теле Эванс оседлает мотоцикл и помчится воевать с Пожирателями. Неожиданно, Блэк вспомнил про анимагию и застонав, откинулся назад, ощущая на себя встревоженно-обеспокоенный взгляд Сохатого. Конечно, Лили в курсе, что Блэк анимаг, но если она разозлится или перенервничает, то обратится в пса. А как ее потом возвращать в нормальный вид, если она вдруг испугается и сбежит?.. Блэк мысленно выматерился, проклиная тех, кто это сделал и сел на диване, собирая мысли в единое целое. Надо было сперва разобраться, какое конкретно это заклинание или зелье. Неожиданно, все услышали жуткий шум, доносившийся из ванной.
- Наверное, Блэк что-то уронил там. - томно заметила какая-то гриффиндорка, подтверждая подозрения Сириуса, что даже в душе нет покоя. Обязательно подсмотрят. Блэк промолчал, чтобы не спошлить. Уронить можно много чего, так же как и поставить.
- Все нормально, Джейми. - Блэк еле сдержался, чтобы не рассмеяться. Как же забавно все получалось. Стоило дождаться, пока Эванс выйдет из душа. И Сириус очень надеялся, что выйдет она одетая. Нет, ему стесняться нечего, просто зачем щеголять голым по гостиной гриффиндор. Ее же могут изнасиловать. А Эванс это вряд ли понравится. По крайней мере, Сириус искренне верил, что ей это не должно понравиться. Устроившись поудобнее, Блэк опустил голову на колени Поттеру. Надо получать от жизни все и пользоваться каждым моментом. Правда, главное не увлечься и не перестараться. Иначе, приятного будет мало. Может быть тело Эванс и получит удовольствие, а вот душа Блэка - вряд ли. Выудив палочку, Блэк с интересом начал ее рассматривать, проводя подушечкой по древку, словно измеряя длину, а после коротко взмахнул, увеливая огонь в камине. Артефакт неохотно подчинился. Успокивало его то, наверное, что его используют в благих целях и не совсем чужой человек. Сириус пакостно усмехнулся, перехватывая сомнительный взгляд Поттера. Наверное, странно было ему видеть Лили с каким-то нехорошим выражением лица. Возможно, она бывала иногда маньячкой, но видимо, не при всех. И только с Поттером. Блэк почесал кончик носа ногтем, вздыхая. Если он испортит маникюр, Эванс ему оторвет все что плохо выпирает на ее взгляд. А она и так грозилась не раз, из-за их с Поттером проделок. А теперь такой уникальный шанс... Блэк вздохнул, понимая, что должен вести себя, как ангел, чтобы никто не покалечил его тело. Ни Эванс, ни остальные. Хотя, и он сможет в ответ сделать гадость. Неприятную, но успокивать будет то, что это тело Эванс. Сириус сдержал улыбку, придавая лицу более или менее серьезное выражение, ожидая выхода Лили.

+3

7

Лили честно пыталась игнорировать неприятные ощущения в груди, но они становились лишь сильнее. Участив дыхание, девушка было подумала кинуться бежать в Больничное Крыло, но голова резко закружилась, отчего пришлось сжать в ладони футболку Поттера. В глазах запрыгали черные точки, а затем и вовсе потемнело. На какую-то долю секунды Эванс ощутила себя легкой, словно пушинка, она перестала чувствовать что-либо. Резко распахнув глаза, Лили поняла, что находится уже не в гостиной, а рядом никого нет. Возможно, у нее случился провал в памяти?..
По лицу стекала теплая вода, что мешало сосредоточиться. Девушка протянула руку, чтобы выключить воду.. и замерла. Вместо своего изящного тонкого запястья она увидела мужскую руку. Не веря своим глазам, Эванс открыла рот и медленно провела ладонью вниз по груди, животу... Сердце ухнуло вниз, когда Лили опустила голову и тут же ее вскинула, в ужасе распахнув глаза. Желая, чтобы все это оказалось глупым сном, Эванс кинулась из душа, на ходу подскользнувшись и уронив полки с различными ванными принадлежностями. Мужскими принадлежностями. Чудом удержавшись на ногах, Лили подскочила к зеркалу. Двигаться в новом теле было тяжелее, чем в своем родном... но это еще было полбеды.
Не веря своим глазам, Эванс приблизила лицо к зеркалу и, увидев в отражении офигевшее выражение лица Блэка,  завизжала как серена и тут же захлопнула рот ладонями. По-девичьи визжащий Блэк - факт, уже заслуживающий бесплатного места в больнице Святого Мунго.
Отстранившись от зеркала, Лили бросила взгляд ниже головы и тут же прикрылась полотенцем, еще шире распахнув глаза. Нервно оглядевшись по сторонам и поблагодаря Мерлина, что она здесь хотя бы одна, староста начала судорожно соображать, что делать. Стоп. Если она здесь, на месте Блэка, то он...
Подавив в себе желание заорать благим матом (хотя это уж точно никого не удивило бы) Лили на носочках подобралась к двери, стараясь не думать, насколько комично это могло смотреться со стороны, и заглянула в комнату. Никого. Наверняка, все еще на праздничном ужине или гуляют где-то. Хорошо, что многие отлично понимают, когда Блэк хочет побыть один и не беспокоят его. Крепко вцепившись в несчастное полотенце пальцами, Лили прошла в комнату, пытаясь вспомнить, которая из кроватей и тумбочек принадлежат Сириусу. Сделав пару шагов, Эванс замерла, тихо выругавшись. Ходить, когда в ногах у тебя постоянное и жизненноважное препятствие, было очень непривычно и неудобно. Стараясь не касаться обнаженного тела, от которого сходит с ума вся женская половина школы, Эванс все же нашла вещи Сириуса. Трусы бедная девушка надела с третьего раза, штаны со второго, хотя с рубашкой было полегче. Судорожно застегивая пуговицы, Лили рассматривала себя в зеркале. Первый шок уже прошел, поэтому она могла более-менее спокойно все обдумать. Итак, приходить и заявлять, что она на самом деле - Лили Эванс, идиотизм. Либо психушка, либо обвинения в том, что она Пожиратель смерти, ей обеспечены. Играть роль Блэка и терпеть приставания всяких мадам, да еще и делать вид, что ей это нравится - тоже не самая лучшая идея, мачо из нее никудышный. Тем более, что на приставаниях дело у Блэка редко заканчивалось, так что вот с этим она не справится точно. Чисто физически может и получится, с техникой она очень примерно, но знакома. А вот душа... Ее точно вывернет наизнанку. А вдруг она вообще забудется и полезет обнимать или целовать Поттера?!..
Засунув руки в карманы брюк, Лили стала крутиться у зеркала, стараясь подражать Блэку хотя бы в жестах и телодвижениях. Если этот аристократ будет семенить по коридорам Хогвартса как японочка, его (и ее вместе с ним) точно упекут. Девушка задумчиво посмотрела на палочку, лежащую на тумбочке Сириуса. Что ж, чисто технически хозяин у нее тот же, а значит проблемы не должны возникнуть. Осторожно сжав в пальцах грубое древко, Эванс сделала замысловатое движение в воздухе, и волосы Блэка стали в симпатичный ирокез. Поджав губы в ухмылке, Лили мягко провела пальцами по палочке. Видимо, это не просто вещь, она связана с хозяином намного сильнее, чем предполагалось. Но Эванс к трудностям привыкла и потому повторила попытку, моля, чтобы волосы хотя бы не стали зелеными. Иначе Блэк из-за своей драгоценной внешности ее голыми руками убьет и закопает в Запретном лесу.
Кое-как приведя внешность Блэка и свои чувства в порядок, Лили медленно вышла из комнаты, стараясь сохранять спокойствие. Что делать - она не имела ни малейшего понятия, но если ее догадки подтвердятся и Блэк теперь в ее теле, значит, их можно будет найти в гостиной, а там уж вместе решить, как разбобраться со всем. Эванс тоже не питала иллюзий, что Блэку понравится в ее теле. До дамочек в его вкусе она не тянула, да и пребывать в роли обоже своего лучшего друга - тоже не самая приятная перспектива, ну, она на это надеялась.
В гостиной ничего не изменилось, словно прошло не полчаса, а пара минут. Ребята все также сидели у камина, а она лежала в объятиях... Так. Блэк в ее теле лежал в объятиях Поттера. Посмотреть на себя со стороны было весьма забавно, не красавица, конечно, но обаяния хоть отбавляй. Хотя выражение лица Блэка явно портило ее милое, веснушчатое личико. Но то, что тот еще и в объятиях Джейми, ее Джейми, лежал, ей совсем не понравилось.
- Блэ.. Эванс, - мамочки, а голос-то у него какой. Подойдем, сохраняя спокойное выражение лица и игнорируя подозрительный взгляд Поттера. Немного подумав, Лили села на кресло и чуть было не закинула ногу на ногу, но вовремя опомнилась. Да, это будет забавно. Поймав на себе взгляд своих же зеленых глаз, Лили поджала губы и, немного подумав, выпалила:
- Мне кажется, или нам есть что обсудить?

+4

8

Странное поведение Эванс немного озадачило парня. Возможно, девушка просто устала с дороги или у нее были свои проблемы, но Джеймса это нисколько не успокоило. Он попытался расслабиться, продолжая подозрительно коситься на Лили. Если Блэк и был в душе, то он явно решил там утопиться. Конечно, Сириус любил проводить время под водой, но не так долго и не в это время суток. Поттер искренне понадеялся, что Сириус там один. Без сопровождения в толпу фанаток. Неожиданно, Эванс подскочила, словно ее ужалила змея. Хорошо хоть не Волдеморт. А то этот противный старикан всегда был неравнодушен к Сохатому и рыжей отличнице. Весь вид Эванс явно говорил, что она впервые в жизни себя видит. Фраза про распускание рук привела Поттера в шок. Конечно, он знал, что Лилиан против публичности, но она бы никогда не позволила себе сделать замечание столь... необычно?.. Сохатый помотал головой, надеясь, что просто задремал и это всего лишь дурной сон. Как же. Явь. И еще какая жестокая. Правда жизни, чтоб ее. Девушка продолжила увлекательное изучение себя, никого не замечая. Судя по ее скептическому выражению лица, что-то ей явно не понравилось. Точнее, все. Или не все?..
- Лил?.. - Поттер чуть склонил голову, наблюдая, как девушка изучает свое тело, руки, ногти. Хорошо хоть не начала себя щупать при всех, а то гриффиндорцы весело болтающие у камина даже обернулись, с интересом поглядывая на Эванс. - Она немного рассеяна. - заметил Поттер, успокаивая товарищей и с сомнением глядя на свою большую и светлую любовь, которая как-то совсем нехорошо то ли улыбалась, то ли ухмылялась. Джеймс взъерошил себе волосы, ровно садясь на диване и пытаясь понять, что же происходит с девушкой. Однако, совершенно неожиданно, Лили как-то дернулась и положила голову ему на колени. Описать изумление Джейми, который удостоился такой публичной чести, было невозможно. Но Поттер не растерялся, лишь мило улыбнувшись однокурсникам, которые поняв, что все в порядке, вернулись к своей болтовне, тактично повернувшись спиной к парочке. Джеймс на мгновение задумался. То она просит не обнимать ее, то сама кладет голову ему на колени. С этой девушкой можно было рехнуться. Поттер уже хотел протянуть руку к волосам Лил, как на лестнице показался Блэк. Все мгновенно перевели на него взгляды. Шел он так словно был не в душе, а на битве сумоистов и хорошенько там повоевал. Походка Блэка была какая-то не такая, а весь его вид явно кричал о необходимости промыть ему мозги после сомнительного духа. - Сириус?.. - удивленно воскликнул Джеймс. - Ты причесался?..
Гриффиндорцы весело засмеялись, зная, что весь разгильдяйско-изящный вид Блэка так и сражал наповал девушек. Впрочем, этот стиль был с ним изначально. Наверное, знак протеста аристократической семье. Эванс, лежащая на диване, как-то нехорошо хмыкнула, от чего Поттер даже вздрогнул. Обычно, Лилиан либо мягко усмехалась, либо очаровательно улыбалась, либо фыркала. Но это ухмылка больше была похожа на хищника, готового к атаке. Джеймс опустил глаза на девушку, которая приподнялась на локте.
- Обсудить? Вам? Что? - Поттер непонимающе и недоверчиво переводил взгляды с одного на другую. В позе Эванс было что-то необычно знакомое, но почему-то Джеймс не мог с точностью сказать, что именно. Странно было видеть, как Блэк на глазах у всех, приглашает Эванс поговорить. Обычно, такие вот его разговоры не заканчивались обсуждением погоды. - Блэк, ты здоров?.. - с сомнением поинтересовался Поттер, который отлично знал, что его друг не упустит возможности пошутить над Эванс. Правда, шутил он безобидно, весело, но Лили все равно злилась и пыталась ответить ему тем же. Внешний вид Блэка говорил о том, что если он и выбрался живым из ванной, судя по трагическим звукам падающих предметов, то в спальне у него была еще одна битва - с одеждой. Почему-то у Поттера сложилось впечатление, что Бродяга одевается иначе. Или просто у него была какая-то фишка, благодаря которой он был, казался другим. Возможно, он сегодня просто устал. Джеймс искренне надеялся, что ничего страшного не произошло, но что могло заставить Сириуса найти общую с Эванс тему для обсуждения. Как ни странно, Лили лишь поудобнее устроилась на диване, вытягиваясь на животе и скрещивая ноги в воздухе. Прогнувшись, она практически коснулась пальцами ног головы, что было изумительно со стороны.
- Какая пластика. - коротко заметил гриффиндорец у камина, на что Эванс кокетливо улыбнулась. Кокетливо?! Поттер помотал головой. Здесь явно было что-то не так. Особенно, если учесть разозленный взгляд Сириуса. Закроем глаза на то, что Блэк редко злился на публику и обратим внимание на то, как Эванс легко соскочила с дивана, беря Блэка под руку и уводя его в стороны лестниц, где их никто не увидит. Поттер зарылся пальцами в волосы, упирая локти в колени и тяжело вздыхая. Вечер обещал быть полным сюрпризов. Не зря Дамблдор говорил опасаться всего, что не заслуживает доверия.

+3

9

Смешно?.. Очень. Забавно?.. О, да. Со стороны наблюдать за собственным телом оказалось достаточно интересно. При том, Эванс умудрилась придать телу Сириуса столько женственности, сколько он с роду не видел ни в ком. Ухмыльнувшись, Блэк приподнялся на локте, лежа боком и с интересом наблюдая за перемещениями Лили. Она хорошо держалась, правда, вот тот факт, что Сириус так мило лежит на ее Джейми, кажется немного разозлил девушку. Ничего страшного. Сириус ведь не лезет совращать Поттера. Нет, чисто с физической точки зрения он может все. Вплоть до развратного публичного стриптиза посреди Хогсмида. Но вот морально... Опять же, доставлять удовольствие телу Эванс, Блэк не хотел. Комментарий Поттера по поводу прически Бродяги вызвал лишь неопределенную усмешку на губах Блэка. Захотелось дать ему подзатыльник, но со стороны это будет выглядеть подозрительно. Еще подумают, что Эванс неравнодушна к Бродяге. Только этого не хватало. Мало ему поклонниц, как еще и Лили, за которую Поттер даже Блэка забодает. Все последующие комментарии Джеймса, Сириус благоразумно проигнорировал, давая возможность Эванс ответить. Видимо, в первый момент ее немного смутил голос Блэка, хотя, ничего страшного в нем не было. Мягкий, спокойный. Зеленые глаза встретились с серыми и Сириус очаровательно улыбнулся, после чего прогнулся, демонстрируя все возможности тела Лилиан.
- Неплохо было бы заняться художественной гимнастикой после окончания Хогвартса. - ехидно заметил Блэк, игнорируя шок лучшего друга, который еще немного и определенно сойдет с ума. Решив, что Сохатый еще нужен, хотя бы для ночных прогулок по Хогвартсу, Сириус неохотно поднялся на ноги, выравниваясь. К счастью, Эванс успела снять туфли, иначе путешествие по гостиной на каблуках закончилось бы весьма плачевно для тела отличницы. В любом случае, босиком было лучше. Хотя, Блэк и чувствовал себя цаплей. Как хорошо, что Эванс не умеет читать мысли. Сравнить эту очаровательную цаплю с девушкой - было кощунством. Сириус поджал губы, кое-как доходя до своего тела и взяв его под локоть, что было немного странно, увлек в сторону лестницы, подальше от изумленно-недоверчивого взгляда Поттера. Когда они оказались наедине в тени, скрытые от посторонних глаз, Блэк дал волю эмоциям и засмеялся, отворачиваясь к окну. Вся эта ситуация его забавляла, но надо было что-то делать.
- Знаешь, я, конечно, безумно рад почувствовать себя на месте девушки, но во-первых, мне как-то не улыбается один раз в месяц ходить дерганным, а во-вторых, - Блэк бросил взгляд за окно. - Скоро полнолуние. И вряд ли ты сможешь справиться с ролью пса, как надо. - насмешливо заметил Сириус, представляя себе Эванс после такой пробежки по запретному лесу. Парень почесал кончик носа, размышляя. Идти в библиотеку в таком виде - опасно. Эванс могут перехватить девочки и потащить черт знает куда вестимо зачем, а Блэку ничуть не улыбалось вернуться в чересчур использованное не поназначению тело. К тому же, он давно заметил, что на Лили положили глаз несколько студентов других факультетов. А они были если не старше, то сильнее и массивнее этой крохи намного. Поэтому, перспектива быть грязно изнасилованным тоже не особо радовала молодого человека, который был более чем уверен в собственной ориентации и менять ее не собирался. Но надо было решить, что делать. - У меня в спальне на тумбочке лежали несколько книг. Возможно, в них найдется хоть что-нибудь. - задумчиво произнес Блэк, борясь с желанием закурить. Но он знал, что даже за это Эванс очень рассердится. А зная их непростые отношения - ее обида станет более чем ощутима. С ее-то нынешними возможностями. Блэк закусил губу и кивнув в сторону спальни, поспешил вверх по лестнице. Парадокс заключался в том, что девушки могли заходить в спальню парней, а парни в женские комнаты - нет. Несправедливо, не так ли?.. Блэк уселся на край кровати, сгребая с тумбочки книги и разложив их на покрывале, начал листать. - Присоединяйся. - пригласил он девушку, которая почему-то не торопилась приближаться к Сириусу. - Эванс, теперь парень здесь ты, а не я. И если и насиловать, то меня. А домогаться тебя в моем теле я как-то не очень хочу. Вообще не хочу. - насмешливо фыркнул Бродяга, продолжая листать книги. "Основы анимагии", "Азы обучения", "Теория и Практика", "Как обойтись без помощи специалистов", "Последствия неудачного опыта", "Выбор испостаси"... Блэк знал все это наизусть. Приходилось читать и перечитывать, и не раз, чтобы под конец добиться желаемого результата. Сириус заметил, что Эванс заинтересовалась этим и придвинул ей книгу, давая возможность нормально прочитать и при этом не свернуть себе шею. Самое главное, чтобы сейчас сюда никто не пришел, иначе был риск быть неправильно понятыми. Хотя, они в конце концов, читают приличные книги, а не сборник картинок с извращениями. Сириус зарылся пальцами себе в волосы, отмечая, что у Лили неплохая грива. Оглядевшись, Блэк заметил на постели Люпина огромное количество книг, кое-как сброшенных на покрывало. Решив, что вряд ли Рэмусу они нужны на данный момент, Сириус коротким взмахом палочки перенес их на свою кровать. Артефакт неохотно послушался его, но меняться оружием с девушкой Блэк не спешил. Поттер прекрасно знает на вид палочки Блэка и Эванс и если они сейчас обменяются, это укрепит его подозрения, что что-то здесь явно не так. Бродяга почему-то был уверен, что посвящать Джеймса в их маленькую тайну не стоит. - Интересно. - задумчиво протянул Блэк, листая огромные тома с постели Люпина. Все знали, что Рэмус обожает читать все подряд, интересуясь любым разделом магии, обогащая свои знания любыми мелочами. Правда, справочник по магическому садоводству вызвал на губах Сириуса скептическую усмешку. Он не мог себе представить Люпина в огороде в компании маленьких волчат. Воображение сегодня явно отказывалось работать. К тому же, не факт, что будут волчата, если только мамаша не будет чистокровным волком... - Ай! - возмущенно вскрикнул Блэк, переводя негодующий взгляд на Эванс. Она достаточно больно шлепнула его по пальцам. Подумаешь, задумался, начал теребить подол юбки, поднял чересчур высоко. Сириус перебрал пальцами, чувствуя, что там останется синяк. Радовало, что это не его тело. Фыркнув, он продолжил поиски интересного и необходимого. Конечно, можно было плюнуть и все оставить как есть. Авось действие зелья пройдет само. Но черт его знает, когда оно пройдет. А доверять своего пса девушке, которая критикует все, что касается Сириуса - он бы не рискнул. Кусая губы, Блэк полностью окунулся в поиски, искренне надеясь решить эту проблему до полуночи. Если он не был против того факта, что Эванс оказалась в нем в душе, то вот его посещение ванной могло стать последним. Во-первых, Эванс пошла бы следом, чтобы все контролировать. Во-вторых, Блэк, наверное, впервые в жизни почувствовал бы себя не в своей тарелке лишь от того факта, что он находится в душе, в теле девушки лучшего друга. И в третьих, ха, Поттер убил бы обоих. Блэка в первую очередь. Экспериментировать Сириус не спешил. Как ни странно, жажда жизни в нем все же присутствовала. И именно она - не позволяла ему распускать руки по своему новому, временному телу. - Нашла что-нибудь?.. - осведомился Сириус, не поднимая глаз. Обращаться к своему телу в женском роде было, конечно, ужасно, но обращаться к Эванс в мужском роде было бы глупо. Они могли и вовсе запутаться в итоге. Сириус прислушался к происходящему за дверями. Чуткий слух остался с Эванс, но привычка вторая натура. К тому же, сознание Сириуса сохраняло все знакомые шорохи и теперь он мог спокойно определить, что в гостиной пока все без изменений. Наверное, Поттер еще в расстерянности, пытается понять, что происходит, почему и куда ушли эти двое. Но это было уже дело левым. Сейчас самое главное было вовремя все исправить. Устав листать книги, Блэк откинулся спиной на покрывало, накрывая лицо подушкой. Одна лишь мысль о том, что у них ничего не получится, доставляла удовольствие ниже среднего. Легче было пойти, найти и убить тех, кто это сделать. Но садится в тюрьму... А тем более отправлять туда Эванс в собственному теле, Блэк не желал. К тому же, ему потом придется рожать Гарри. От этой мысли, от ужасной мысли весьма и весьма перспективного будущего, Сириус засмеялся: весело, искренне, заразно. Тот кто это сделал, наверное, не расчитывал на такой исход событий. Зато узнай об этом Волдеморт, у него бы волосы дыбом встали. Если они еще где-то остались. Нет, Темный Лорд обрадуется, но сперва он испытает шок от такого извращения. А ведь с Сириуса станется еще и родить Гарри, назло Волдеморту. Пытаясь обуздать свою расшалившуюся фантазию, Блэк выдохнул, прикрывая глаза и прижимая подушку к груди. - Весело, однако. - и он с усмешкой, коротко и достаточно ярко изложил Эванс только что обдуманную перспективу будущего, если они вдруг не сумеют найти выход. Кажется, отправляться в Азкабан и допускать Сириуса в роли матери Гарри, немного не устроило Эванс. Еще бы.

+3

10

ООС: Давно что то я не писала за Гермиону, так что прошу сильно по голове тапками не бить)))

Этот день, определенно, стоило записать в особый листок, хоть материально не реальный, но все же, существующий в подсознании каждого простого человека, мага. И для конкретной, молодой особы, о которой речь более подробно пойдет несколько ниже, отличавшейся умом и сообразительностью, этот листок носил гордое название: «10 самых лучших дней Гермионы Джейн Грейнджер».
Девушка и представить не могла, что так скоро, по меркам вечности, да и просто, возможного плана восстановления Хогвартса, коего могло и не быть вовсе, вернется в родную школу. Грифиндорка всегда отличалась слишком реальным взглядом на вещи, предпочитая осознавать даже самые жестокие события сразу, не растягивая горестные моменты в огромные промежутки времени, тянувшиеся неизвестно куда, в будущее, кое сейчас и так было слишком туманным. Так что, Грейнджер давно готовила себя к тому, что, возможно, больше никогда не сможет увидеть стены своего «второго дома». Пройтись по скрытым коридорам, используя Карту Мародеров, которую, по сути, она не жаловала в использовании, но в тайне успела наисильнейшим образом привязаться к данному артефакту. Притронуться к холодным перилам заколдованных лестниц, обладающих могуществом изменять направление, тем самым, незначительным образом, но все же, изменять твою судьбу. Вдохнуть полной грудью, наверное, для гостей, казавшийся самым обычным, но по истине хогвартсовский воздух, пахнущий самыми разными эмоциями начиная от ненависти, заканчивая, разумеется, искренней и светлой любовью, а так же, неуловимо таившим в себе дух нескончаемых передряг и приключений.
Обещанный праздничный ужин, по случаю возвращения путешественников во времени из разных поколений, успевших натворить дел даже, в казалось бы, спокойной Франции, обещал быть грандиозным и неповторимым не с одним проходящим в Хогвартсе торжеством во все времена, но, почему-то, Гермиона, впервые не оповестив о своих планах самых близких друзей – Гарри и Рона, так и не соизволила появиться вместе с ними в Большом Зале в этот вечер. В последнее время она слишком сильно стала углубляться в себя. Отдаляться от всех, будто постепенно становилась одиночкой. И не мудрено, в последние месяцы столько всего происходило. Вот и сейчас, гриффиндорская принцесса поколения настоящего, хотела ощутить свое объединение с домом. По настоящему почувствовать и осознать себя здесь. А для этого ей нужно было находиться не в стенах замка, среди шума и гама радующихся товарищей, а побыть в тишине, наедине со своими мыслями и переживаниями, на берегу озера, просто наблюдая как закатное солнце постепенно удаляется за горизонт. Как его последние золотые лучи освещают черепицы огромных крыш величайшей школы магии, украдкой заглядывая в окна просторных гостиных, таинственно наблюдая за происходящими в них событиями и за каждым человеком в отдельности.
-Я наконец-то дома…
Это светлая, наполненная невообразимым счастьем, радостью и сладкой болью в сердце мысль, настигла девушку уже на грани перехода сумеречного времени дня в ночь. Пора было возвращаться в гостиную, а то еще не дай бог Филч, или еще кто-нибудь застукает старосту в таком виде, в таком месте, в это время суток. Вот уж точно скандал будет!
Не долго размышляя над возникшей проблемой, Грейнджер тут же направилась внутрь здания, а далее, по такому знакомому, отработанному до автоматизма маршруту к гостиной Грифиндора, по пути не забывая здороваться со всеми учителями, приведениями, знакомыми, а так же успевая отчитывать младшекурсников за недостойное поведение, если таковое встречалось. Да, пожалуй, все приходило в норму….
Но, разве можно было в действительности поверить в то, что опасности и приключения действительности могли уступить место обыденности и спокойствию в жизни Гермионы? Если она в действительности так думала, то наверняка не представляла, как глубоко ошибалась, и какой дурой перед злодейкой судьбой сейчас выглядела.
Ничего не подозревая о последних напастей друзей, лучшая ученица Хогвартса в настоящем, дружелюбно назвав пароль входа Толстой Леди, вошла в помещение, уже на пороге ощущая ту незримую энергию позитива, проходящую сквозь всю ее сущность, стоило только грифиндорке увидеть привычную обстановку, любимые диваны, ковры и теплый камин. Не так роскошно и вычурно как у французов, но все же, все такое родное.
Сделав несколько шагов вперед, Грейндежр, краем глаза, смогла заметить быстро удаляющихся в спальню мальчиком Лили и Сириуса. Лица обоих были какими-то странно-непривычными, пожалуй, даже в какой-то мере озадаченными. Но самым удивительным было даже не это, а сам факт того, что эти двое могли заниматься каким-то одним общим, сплоченным делом, с таким рвением, не ругаясь, и не перебивая друг друга через каждые секунд пять-десять.
-Лили! Я хотела с тобой поболтать. Загляни, как освободишься…, - вдогонку друзьям крикнула девушка, не будучи досконально уверенной, что рыжеволосая принцесса услышала подругу своего будущего сына. А поговорить с Эванс Гермионе было просто необходимо. В последнее время современная ходячая энциклопедия больше всего сходилась именно с этой юной особой. Слишком уж они были похожи по складу жизни и ума. Обе грязнокровки поставившие себя в жизни при помощи знаний и труда, могли понимать друг друга с полу мысли.
Не спеша заглянув в гостиную, гриффиндорка смогла отметить не слишком значительное количество людей находившихся сейчас здесь. Видимо основная часть народа все еще продолжала праздновать возвращение в Большом Зале. Но то, что резко бросалось в глаза, так это растерянное выражение лица Джеймса Поттера-старшего, которое будто говорило о том, что что-то определенно снова начало происходить в этом сумасшедшем мире, а что, осознать он еще не успел, и это явно наверняка не нравилось Сохатому. Мимо такого лица девушка просто не имела права пройти. Тем более что за все это время Джеймс в действительности стал для Грейнджер точно таким же родным, как и Гарри. Да и на внешности и характере этих двоих можно было смело играть в «Найди хотя бы два отличия и получи миллион сиклей», так что, по крайне мере староста очень на это надеялась, она успела достаточно изучить и сей вид Поттера.
-Привет Джеймс. Что с тобой? – осторожно присаживаясь рядом с Сохатым, поинтересовалась Гермиона, в который раз подмечая всю странность их общей ситуации. Ведь надо же было, вот так, просто, разговаривать с отцом твоего лучшего друга.

+1

11

Защитная реакция от любых стрессов, шока и плохих новостей у всех людей разная - кто-то пребывает в смятении, не в силах выговорить ни слова, кто-то - хохочет в голос, потому что его разум отказывается воспринимать все за реальность. Но так или иначе, сущность дела доходит до всех.
Лили всегда встречала неприятности одинаково - широко распахивала в ужасе глаза и замирала в ожидании чего-то еще, худшего.  Она редко могла посмеяться над чем-то из ряда вон выходящим – такова уж была ее натура. И уж что еще больше она терпеть не могла – так это когда люди несерьезно относились к серьезным вещам. Какого черта Блэк стал выкаблучиваться на глазах у всех? На глазах у Джеймса? Нет, конечно, Блэк всегда остается Блэком, может его и тянет повыпендриваться перед девушками. Лили вполне допускала такие мысли, так как сама предпочитала не обращать внимание на Сириуса. Но чтобы тот еще и перед мальчиками выеживался… Интересно.
- Нет, Эванс, с твоими мозгами нужно найти что-то респектабельное для тебя, - скривив губы в очень похожей на блэковскую ухмылку, Лили придала голосу непринужденности и перевела взгляд на Джеймса, с сожалением понимая, что ее бедному Джейми ничего рассказывать нельзя – если уж причесавшийся Блэк вызвал у него такую реакцию, то что ж произойдет с ним, если поймет, что в теле его любомой хозяйничает его нахальный друг. Но ничего не поделаешь, придется поиграть какое-то время Блэка.  Картинно закатив глаза, Лили ловким движением руки взлохматила волосы на голове, сооружая хаос и торжествующе-издевательски посмотрела на Поттера. – Ну как, лучше? Поттер, что ты заладил? Что со мной, что с прической, что обсудить. Умерь свое любопытство, я лишь ненадолго украду твою ненаглядную бестию. Не волнуйся, верну. За состояние не ручаюсь.
Первым встал Блэк, и Лили чудом спрятала мелькнувшую на губах улыбку. Тот, словно боясь передвигать ногами, подошел к ней, и девушка поспешила встать и пойти следом. На выходе из гостиной Лили услышала, как ее окликнули, и чуть было не обернулась, но опять же вовремя спохватилась.  Только Гермионы не хватало сейчас – уж она точно поймет, что что-то не так. Хотя, от Поттера тоже будет проблематично спрятаться. На смешок Сириуса Лили очень хотела дать ему подзатыльник, но парни девушек не бьют. Какая досадная ситуация.
- Кончай ржать, мне не идет твой смех. Учись хихикать как девочки. Ничего, переживешь как-нибудь пару дней. Посмотрим, есть пара зелий, которые может быть помогут и которые я смогу сварить. Не збывай, что я лучшая в классе по зельям. Кхм… - Лили скосилась на проходящих мимо из комнат ребят. – Лучший.
Не желая и далее подставляться, девушка с каким-то облегчением ухватилась за идею спрятаться в комнате и поискать что-нибудь в книгах, правда, вопрос анимагии очень озадачил Эванс.  Она пропустила мимо ушей некоторые слова Блэка и молча стала листать книги, усевшись на кровать и подпихнув под себя ноги. Тело Блэка было менее пластичным и движения давались не так плавно, но все же привычка есть привычка. Пока Лили вчитывалась в замысловатые строчки, то невольно стала накручивать волосы на палец и кусать губу. Наверное, со стороны это смотрелось более чем забавно, судя по взгляду, которым одарил ее Блэк. Закатив глаза, Эванс слезла с кровати и стала расхаживать вдоль стены взад-вперед, сосредоточенно вспоминая любую литературу, которую ей довелось прочитать. Длинный списочек получался. Скосив глаза, Лили увидела, как пальцы Блэка, точнее, ее собственные, но все равно ими руководил Блэк, коснулись ее бедра, на что последовала обычная реакция Эванс – шлепок по пальцам. Правда, вышло сильнее предполагаемого – все же тело высокого и нехилого парня немножечко отличалось от ее хрупкого. Бить саму себя тоже было не самой приятной процедурой, и Лили придется себя очень хорошо контролировать, дабы усыпить свои привычки.
- Знаешь что? – Лили неожиданно повернулась всем телом к Блэку, засунув руки в карманы и вальяжно оперевшись плечом о стену.  – Я так не могу, когда я сама у себя перед глазами. В этих книгах ничего нет, - Эванс с ноткой отчаяния указала рукой на стопки книг.  – Я даже по названиям знаю это – половину уже читала. Нужно искать в библиотеке. Если не там – то в Выручай-комнате. Я видела в гостиной Грэйнджер – лучше нее библиотеку никто не знает. Возьмите если что мантию-невидимку, проберитесь в Запретную секцию. А мы с Джейми можем в Выручай-комнате поискать. Наоборот не получится – будет странно видеть Сириуса Блэка с компании Гермионы Грэйнджер, рыскающих по библиотеке. Вообще, Сириус Блэк  в библиотеке – уже аномалия. – Лили поспешила пройти к двери, чтобы не получить книгой в лоб. Мало ли как Блэк теперь ее слова воспримет – он же теперь..мм.. ну не девушка, а в ее теле, но все же кинуть в нее чем-нибудь может. – Все, шевели моими очаровательными ножками и пошли в гостиную.
На полпути Лили резко остановилась, отчего Сириус чуть не врезался в ее спину, и резко развернулась, угрожающе посмотрев на Блэка.
- Давай только без глупостей, чтобы мне потом не пришлось расплачиваться всю жизнь за твои шалости, договорились?
Удовлетворившись насмешливым смешком Блэка, Эванс уже более уверенно прошла по гостиной. Увидев Джеймса в компании Гермионы, Лили порадовалась, что отправила Блэка с ней в библиотеку. Что-то она сегодня ревнивая.
- Привет, Гер.. Грэйнджер. Я прерву вашу увлекательную беседу и украду Поттера, ты ведь не против? Поттер, составь мне компанию. Пусть девочки поболтают о своем… О женском.
Выдавив блэковскую ухмылку, Лили вышла из гостиной первой, чтобы не смотреть на Джеймса.
- Надо наведаться в Выручай-комнату, поискать одну книжку, - но увидев подозрительно-растерянно-непонимающий взгляд Поттера, Лили поняла, что придется объяснить чуточку больше. – Думаю, мне подлили сегодня за ужином зелье в тыквенный сок, что-то я себя как не в своей тарелке чувствую. В общем, от тебя требуется только присутствие и болтовня, остальное я сам. – И, хлопнув недосягаемого ненаглядного по плечу, Лили уверенным шагом направилась к лестницам, хотя внутри нее все дрожало и горело.

+3

12

Мир сошел с ума. Поттер убедился в этом очередной раз, наблюдая за поведением любимой девушки и лучшего друга. Со стороны могло показаться, что все в порядке. Блэк язвит, Эванс усмехается и фыркает. Но это лишь со стороны и для тех, кто видит этих двоих мельком, на перемене, в классах, в Зале. Но Поттер знает Блэка, как свои пять пальцев. И Эванс тоже не закрытая книга для Джеймса.
- Уводи. И только рискни ей навредить - лишишься хвоста. - пригрозил Джеймс. Однокурсники, явно еще не в курсе о чем речь, засмеялись, приняв слова Сохатого за шутку. Пусть думают, что он шутит. - А потом забодаю. - мрачно добавил Поттер, косясь на Блэка поверх очков. Мир явно решил посмеяться над гриффиндорцами. И не только над ними. Вздохнув, Сохатый вскинул голову, наблюдая, как Эванс уводит Блэка в сторону лестниц. Ведь нет ничего удивительного в том, что эти двое решили уединиться?.. Подумаешь, всегда можно закрыть глаза на их периодические перепалки. И неважно, что Эванс никогда не понимала, почему эти двое постоянно вместе, а Блэк все пытался понять, почему Поттер любит Лили. Джеймс много раз пытался объяснить обоим, что они оба необходимы ему, но тщетно. Эванс лишь фыркала и говорила, что Поттеру просто не с кем больше портить жизнь окружающим, а Блэк лишь отмахивался, мол, сегодня любишь, завтра - не любишь. Поттер лишь вздыхал в таких случаях. Неожиданно в гостиной появилась Гермиона, позвав Эванс, но та даже ухом не повела. Обычно, внимательная Лили просто за какое-то мгновение резко переменилась. Джеймс недоверчиво сощурился.
- Привет. - отозвался Поттер, откидываясь на спинку дивана. - Все нормально. Просто думаю, какая стая мух покусала этих двоих. - Джим кивнул в сторону лестницы, где скрылись Эванс и Блэк. Он не ревновал, нет. Просто какое-то странное чувство грызло его изнутри. Сомнения, подозрения, недоумение. Все вместе. Что-то странное происходило у него перед носом, а он этого не понимал и не видел. - Наверное, я просто устал. - задумчиво подвел итог парень, понимая, что не спал нормально достаточно долго. Очень долго. Не прошло и пятнадцати минут, как Блэк и Эванс показались в гостиной. - Быстро вы. - язвительно заметил Поттер, мгновенно получая подзатыльник от Эванс и расширил глаза. - Лили, а как же твое - без рук? - поинтересовался он, поднимаясь на ноги. Взгляд Блэка сказал о многом. В частности о том, что про правило, установленное полчаса назад, он явно не знал. Да и откуда?.. Тогда почему так удивился?.. Поттер помотал головой, пытаясь расставить мысли по полочкам. Поболтать с любимой ему опять не улыбнулось, так как Блэк бесцеремонно отвел его в сторону.
- Выручай-Комнату? - переспросил Поттер, поправляя очки. - Если там еще что-то осталось после нашего последнего визита. Я же говорил Питеру собираться скорее. Результат на лицо. Люпин превратился прямо там. - вспомнил Джеймс, приваливаясь спиной к стене. - Вряд ли мы там что-то найдем.
Поттер взъерошил себе волосы, зарываясь в них пальцами.
- Вечно тебе что-то подливают. Скоро у тебя будет расстройство желудка от количества зелий влитых в тебя. - заметил Сохатый, поигрывая волшебной палочкой. Ему не хотелось оставлять Эванс сейчас, когда ее поведение вызывало некоторые подозрения. Возможно, и ей что-то подлили в напиток. Уверенности в этом не было, но вот сомнения - были. Захотелось сбежать от всего. Подальше. Например, в Лес. Побегать по поляне, среди деревьев, задевая рогами ветки, пугая мелкую живность и ощущая свободу. Но уходить сейчас, когда Блэк чувствовал себя неважно - было глупо. - Может, просто сходим в Больничное Крыло?.. - предложил Поттер, следуя за другом, который явно нервничал. - Эй! - Джеймс развернул Сириуса за плечо лицом к себе. - Ты в порядке?.. Ты какой-то сам не свой. - без иронии и насмешек заметил Джеймс. В его голосе слышались тревожные нотки. В какой-то момент Сириус даже вздрогнул под рукой Поттера. Однако, Сохатый ничего не успел сказать. На лестнице появились очаровательные гриффиндорки, которые окружили Блэка. Одна положила ладонь ему на грудь, касаясь губами щеки и что-то шепча на ухо, а вторая поцеловала его в шею, игриво сверкнув глазами. Не будь здесь Поттера, девочки повалили бы Сириуса прямо на лестнице. Удивляться нечему. Блэк в любом состоянии и виде вызывал восторг у женской половины Хогвартса. - Дамы, позвольте мне похитить у вас Сириуса. Я вам верну его чуть позже. - пообещал Поттер, мило улыбаясь гриффиндоркам. Девушки неохотно отпустили Блэка, наградили Джеймса нежными чмоками в щеки и исчезли на лестнице. Поттер покачал головой, словно осуждая. То ли друга, то ли девушек.

+2

13

Взгляд Блэка скользнул по своему телу, в котором находилась Эванс. Забавно. Изучать себя со стороны. Одно дело смотреть в зеркало и совершенно другое - видеть себя перед собой. Однако, трогать свое тело и изучать его детально, Сириус явно не собирался. Ведь Эванс потом молчать не станет. Всем все расскажет. Нет-нет, а местная тихоня могла такое устроить, что даже у Мародеров волосы порой дыбом вставали. Одна только выходка в классе зелий чего стоила, когда она надышалась неизвестно чего и полезла на парту, дотягиваясь до верхних полочек на шкафу. И это в юбке. Поттер затерялся где-то под партами, а остальные представители мужского пола весьма заинтриговано наблюдали, как она не особо торопится спускаться вниз. Мародеры решили, что хорошего понемножку и сняли ее с парты, уводя в больничное крыло. Люпин и Петтигрю остались в классе, блюсти порядок и присекать распространение ненужных разговор. Почем-то, во время злости, рыка Рэмуса пугались все, в том числе и он сам. Неизвестно, что дала мадам Помфри Эванс, но девушка ничего не помнила. А уж Мародеры позаботились о том, чтобы она ни о чем не узнала.
На лестнице им повезло, когда девочки прошли мимо Сириуса, заметив его с Эванс. Знали ведь, что Лили насчет отчитывать их за отсутствие нравственности и так далее. А кому охота слушать морали?.. Хоть какая-то польза от столь неожиданно близкого общения с Эванс.
- Издеваешься. Рискни хихикнуть в моем теле и еще долго не увидишь свое. Уж я-то знаю, кому ты нравишься кроме Поттера. - сладко произнес Сириус, проводя ладонями по талии Эванс, делая довольное лицо, словно сидел, как минимум, месяца три на диете и добился желаемого результата. - Хорошая фигурка. - заметил он.
Уже в комнате их разговор, который не особо-то и клеился с самого начала, и вовсе сник. Незначительные фразы, задумчивые мысли вслух и не более. Неожиданно, Эванс вскочила, заявляя, что не может сосредоточиться.
- На следующем уроке отвлекись от своих мудрых мыслей и снизойди до нас. Кроме тебя в классе занимается еще куча народа. И если бы я не торчал в библиотеке, не стал бы анимагом. Включи логику. - шепнул Блэк на ухо Эванс, отталкивая ее бедром и уже более или менее изящно спускаясь по лестнице вниз, в гостиную. Заметив рядом с Поттером Грейнджер, парень усмехнулся, дергая кончиком палочки. На столе появилась резинка для волос. У Эванс, конечно, волосы беспорно шикарны, но ходить с такой гривой Блэк не рискнул. Нервов не хватит убирать волосы с лица. Болтать о женском... Сириус перевел насмешливый взгляд на Эванс, в задумчивости проводя подушечками по губам. - Удачи. Мальчики. - криво улыбнулся Блэк, оборачиваясь к Грейнджер. - О, Гермиона. Рада тебя видеть. Пойдем, мне надо переодеться, а то я с дороги даже в душе не была. Но ничего, это подождет. - Блэк бросил мстительный взгляд на Лили и увлек Гермиону в сторону спальни девочек. Захлопнув дверь, Сириус выдохнул и растянул пальцами резинку, заглядывая в зеркало. Нездоровая усмешка появилась на его губах, но заметив удивленно-вопросительный взгляд девушки, Сириус изобразил на губах очаровательную улыбку. - Так, где же моя сумка?.. - Блэк упер ладони в бока, оглядывая комнату. Узнать кровать Лили можно было по количеству книг, стоящих на тумбочке и аккуратной стопкой стоящих рядом с подушкой. Как ни в чем не бывало, Блэк подошел к постели, приседая на ее край и проведя ладонями по покрывалу, усмехнулся, вскидывая глаза. - Ох уж эти мальчики. - притворно возмущенно фыркнул Сириус, вздыхая. - Что Блэк, что Поттер. Не сидят на месте. Ужас просто. - на красивом лице Эванс появилась грусть, а весь ее вид целиком, говорил, как она устала от шалостей Мародеров. - Но все равно они хорошие. Особенно, Джейми. - Блэк отвел взгляд, искренне надеясь, что Гермиона не знает об Эванс, как о человеке не очень откровенном. - Но я не знаю, что во мне нашел Поттер. Сколько раз я его отправляла далеко и надолго, а все равно ведь возвращается. Любит ли?.. Ох, не знаю.
"Переигрываешь, Бродяга, явно переигрываешь. Мягче, спокойнее, молчаливее", - внутренний голос явно не собирался терпеть такого отношения к Эванс. Качнув головой, Блэк решил, что сейчас не самое подходящее время для раздвоения личности.
- Хотя, что ты можешь мне сказать о чувствах Поттера. Нас нет в жизни Гарри. - неожиданно с неподельной грустью произнес Сириус, осознавая смысл слов произнеся их. Опустив голову, Блэк провел ладонью по мягкой подушке. Печально. Он старался не думать о том будущем, в которое они впервые попали. Где нет ни Поттера, ни Эванс, ни его самого. Да, они погибли защищая Гарри. Все. Забавно. Ради одного ребенка. Блэк грустно улыбнулся. Будь он в своем теле, Гермиона непременно заметила бы сходство. Точнее, узнала бы Блэка своего времени в этом юном парне. Но даже сейчас промелькнуло нечто знакомое.
"Блэк!"
Парень тряхнул головой, понимая, что нельзя раскрываться пока не станет известно, как именно надо вернуть тела. Поднявшись на ноги, Блэк открыл чемодан и начал искать что-то более подходящее для поиска книг. Платья вряд ли подойдут для высоких стеллажей библиотеки. Конечно, на ножки Эванс сбегутся посмотреть все кому не лень, но это не значит, что их надо демонстрировать. Отыскав новенькие джинсы и свободную, но комфортную маечку, Сириус вздохнул, возведя глаза к потолку, словно моля Мерлина простить его за сей грешный поступок и начал неспешно раздеваться, практически не касаясь тела. Опустив глаза, он полюбовался тем, что ему досталось и так же неспешно, аккуратно оделся, стараясь ничего не порвать. Свои вещи носить всегда привычнее. Испортить не жалко. А здесь надо действовать осторожно. И бережно. Обернувшись к зеркалу, Блэк придирчиво оглядел свое отражение, вооружаясь расческой. Плевать, что Эванс едва не навела порядок на его волосах. О ее гриве стоило позаботиться, иначе Поттер потом оторвет ему руки. Или еще что-нибудь. Собрав волосы, Сириус коротко взмахнул палочкой, превращая резинку в изящную заколку и собираю ее волосы на затылке. Получилось достаточно симпатично. Особенно свисающие сзади прядки. Блэк довольно улыбнулся. Красоту он любил. И девушек любил. А если их совместить, при том совместить правильно и со вкусом - получалось великолепно. И вдвойне красиво. Поведя плечиком, Блэк перевел взгляд на Гермиону, которая тоже решила времени даром не терять. Порывшись в своих вещах, которые уже доставили в спальню, она последовала примеру Сириуса, решив переодеться. Блэк усмехнулся, закусывая уголок губы и внимательно наблюдая за каждым движением девушки. Признаться, Сириус никогда особо не страдал отсутствием женского внимания, поэтому голых и полуголых девушек он повидал много. Разве что только на новое красивое тело полюбоваться.
Вздохнув, парень вновь присел на край кровати, ожидая пока Гермиона покончит со своими туалетом. На самом деле, Блэк с удовольствием остался бы в гостиной, так как он явно знал не всех знакомых Эванс. И разговаривать с кем попало не хотел. С кем не попало - тоже. Мало ли, вдруг Лили игнорирует того или иного человека. Зачем обнадеживать?.. Ведь в итоге, получится, что вернувшись в свое тело, Эванс придется отвечать всем тем, с кем она раньше не была знакома. Блэк потянулся. Давненько он не бегал на четырех лапах, а в ближайшее время вряд ли это возможно. Главное, чтобы Эванс далеко не убежала. Кто знает, что взбредет в голову рыжей отличнице. Мало что ли психов у нее бывает.
- И так, нам надо наведаться в библиотеку. Но я не уверен...а, что мы там сможем найти то что надо. - задумчиво происзнес Блэк практически одними губами, понимая, что на время придется привыкнуть к женскому роду по отношению к себе. - Ой, ты вообще-то хотела со мной поговорить, вроде. Прости, я вся в мыслях о Поттере, даже забыла, что ты меня позвала зачем-то. Я случаю. - Сириус изобразил очаровательную улыбку, опираясь ладонями в покрывало по бокам от себя.

+4

14

И все же, как быстро изменяются человеческие эмоции и чувства с течением времени. Казалось бы, еще пол часа назад Гермиона не ощущала ничего, кроме спокойствия, умиротворенности, долгожданной свободы в выборе своих действий, никак, или по крайне мере на время, не связанной с собственным выживанием, Пожирателями Смерти, спасением магического мира или тому подобными вещами. А теперь, в сердце девушки вновь поселились тревога и сомнения, за самых близких и дорогих людей в жизни каждого человека – за ее друзей. Не истинное наказание ли? В прочем было бы странным, если бы вокруг Грейнджер, по неведомому случаю судьбы, в один прекрасный, а для кого-то может быть и ужасный день, пересекшейся своими жизненными дорожками с Гарри Поттером, перестали происходить разные путаницы, неурядицы и опасности. Жизнь определенно бы подкрасилась в серые цвета и понесла на своем неспешном течении куда скучнее
В первую очередь переживания гриффиндорки коснулись Лили и Сириуса. И если за последнего, в принципе, не стоило слишком волноваться, все-таки Бродяга за свою жизнь поучаствовал в не малых авантюрах, то до начала тесного общения с Джеймсом, Эванс, представляла собой образ довольно размеренной, хоть и успешной ученицы. Поборница школьных правил, староста, но явная оппозиционерка разного рода выходок и проказ. В общем, что тут рассказывать, точная копия Гермионы в прошлом. Но уж слишком резко она окунулась в тайные дела знаменитых Мародеров, а так же последующих, неугомонных поколений, став отличным прицелом для врага, как это уже показала практика ранее. Так что ее, определенно нестандартное, довольно рассеянное поведение, несвойственное рыжеволосой принцессе, явно наводило на не лучезарные мысли. Хотя, может быть, от такой жизни у Грейнджер уже началась паранойя, и все это ей только привиделось.
Но, как оказалось, выше описанная болезнь проявляла свои симптомы не только в сознании девушки. Джеймс, судя по его внешнему виду, тоже не находил себе места. Впрочем, это могло сказаться от банальной усталости. Всем им, временным активистам, был необходим тщательный отдых.
-Я тоже это заметила…но, это же Сириус и Лили! – гриффиндорка специально сделала акцент на именах, чтобы немного приободрить Сохатого и весело улыбнулась. Ведь и в правду, эти двое составляли абсолютные противоположности друг другу. И фраза: «Противоположности притягиваются» явно говорилась не об этом случае. Наверное, и Эванс и Блэку было бы проще, по крайне мере на данный момент, как можно реже сталкиваться друг с другом. Хотя в будущем, и Гермиона знала это лучше, чем кто-либо другой, Лили сумеет найти общий язык с крестным отцом своего сына, и даже начнет писать тому письма о новостях их семьи.
Пока будущий отец мальчика-который-не-только-выжил-но-и-всем-показал и его лучшая подруга мирно болтали о пустяках, фактически ни о чем, главные герои их мыслей уже успели спуститься обратно в гостиную, будто бы никуда и не удалялись. Правда ощущение того, что стоит им вернутся, и их странное поведение тут же придет в норму, испарилось в считанные секунды. Несмотря, на, вроде бы, обычные повадки, в нагловатой манере общения Блэка появилась…неуверенность что ли? В то время как скромняшка Лили стала через чур болтливой и скорее саркастичной. Ее добрая, открытая улыбка часто представала в странной ухмылке, а мягкие движения, незаметно, отдавали странной резкостью.
-Да, конечно, пойдем. До свидания ребята, - решив, что все видения, это лишь игра усталого воображения, а спокойный разговор с подругой поможет ей расслабиться, Грейнджер позволила гриффиндорке увести себя в спальню девочек, на ходу прощаясь с уже удаляющимися парнями, пытаясь изобразить что-то наподобие улыбки. Хоть и получилась она у умницы Хогвартса слишком усталой и вымученной.
И каково было великое разочарование, а так же удивление Гермионы, когда чудеса, творившиеся этим вечером с будущей мамой ее лучшего друга, не только не прекратились, а начали сменять собой одно за другим. Странная разговорчивость Эванс на такие темы просто поражала. Нет, конечно, она, как всякая девчонка, могла потрещать на тему мужской безалаберности и безответственности, плавно перейдя на откровения во взаимоотношения с мужской половиной населения Хогвартса – в ее случае с Джеймсом Поттером. Но что бы настолько…свободно? Открыто, будто готова предоставить все свои тайны и секреты прямо на ладони, хоть для первого встречного. Конечно, девушка не причисляла себя к таким, считая себя и Лили подругами, но, зная Эванс как характерную копию себя, а Грейнджер не особо делилась своими победами даже с Гарри и когда-то с Роном (хотя с ними поделишься, мальчики все-таки), это вызывало подозрение о физическом и психическом здоровье подруги.
-Лили, с тобой все хорошо? – осторожно спросила гриффиндорка, наблюдая как рыжеволосая красавица двинулась к кровати с книгами, которая принадлежала Гермионе (естественно, откуда Сириусу сразу было сообразить, что груда учебников не всегда является отличительным знаком одного лишь человека). Но потом, словно опомнившись, или случайно заметив странное выражение лица девушки, сменила курс в верном направлении.
Но вдруг, слишком разговорившаяся за эти минуты Лили, внезапно помрачнела, вспомнив о том невзрачном и не слишком перспективном будущем, что их ждет. Гермиона не знала наверняка, но могла себе вообразить, насколько сильно тревожат путешественников во времени мысли об их скорой кончине. Если уж гриффиндорка, узнав о своем замужестве за Уизли и двух прелестных ребятишках, не могла выбросить эту новость из головы, что уж говорить о Мародерах. Решив подойти и отвлечь Эванс от подобных мыслей, насколько это было возможно, Грейнджер не сделала и двух шагов, как остановилась, будто пораженная молнией. Улыбка рыжеволосой принцессы…она…словно точно принадлежала в этот момент не ей! А кому-то…точно очень знакомому, но кому? Будто бы давно не приезжавшему на встречу знакомому…полная пережитых годами опыта боли и отчаяния. Собрав остатки своей воли и поборов страх, перед этой пугающей своим тайным смыслом улыбкой, в купе с изменившимися глазами, отражавших мировую печаль, Гермиона аккуратно присела на кровать, рядом с Лили. Попытавшись в последний раз убедить себя, что все увиденное сегодня – лишь игра изрядно усталого воображения шатенки, Грейнджер осторожно взяла руку Эванс в свои ладони, таким жестом желая предать уверенности и ободрить девушку, и улыбнулась ей настолько светло, чтобы таким не особо заметным действием попытаться «согреть» душу подруги, насколько хватало сил.
-Поверь мне,…Джеймс любит тебя, больше всего на свете, и уже не раз это доказывал. Я живу после вас, и знаю, насколько сильно он хотел уберечь вас с Гарри в ту ночь. Но даже если просто смотреть со стороны, ты для него дороже, чем целый мир и собственная жизнь…. Все обязательно будет по-другому, ведь теперь мы знаем свое будущее…
В довершении своих слов, гриффиндорка нежно обняла девушку и аккуратно чмокнула ее в щечку, слегка потерев ее плечо своей ладонью. Обычный дружеский жест, ни больше и не меньше. Но пропитанный истинным переживанием и уверенностью в том, что бы Эванс не натворила, и в какую передрягу не попала, Гермиона всегда постарается ее понять и поддержать. По крайне мере до тех пор, пока время вновь не разлучит их…
Но время идет, за окном все вечер все ближе переходил в более темное время суток, а девушке, за весь день, так и не удалось избавиться от традиционной школьной формы, которую, по случаю праздника-возвращения в Хогвартс, пришлось одевать всем без исключения. Видимо мысль о неудобстве внешнего вида, тоже забрела в прекрасную головку Лили, так что та поспешила подойти к своим вещам, дабы выбрать, во что переодеться. Грейнджер тоже решила не отставать и, не особо обращая внимания на волшебницу, последовала ее примеру. Развернувшись к подруге спиной, гриффиндорка легко сняла с себя шерстяную форму, оставшись лишь в нижнем белье, которое, надо отметить, было явно куплено в дорогом французском бутике, и с удовольствием потянулась всем телом, что бы размять затекшие мышцы. Распустив аккуратно завитые сегодня в кудряшки волосы, шатенка слегка помассировала кожу головы, будто устала и прошла к сумке со своими вещами, осторожно наклонившись к онной.  Оттуда, в тот же миг, быстро извлеклись узкие джинсы на низкой посадке, приятного цвета открытый топик на бретельках, и легкая кофточка в тон, дабы некого не смущать своим открытым видом, да и чтобы было что накинуть, если вдруг придется куда-то пойти.
-А что мы будем искать на этот раз? – быстро облачившись во все нужное, на ходу спросила ходячая энциклопедия сей магической школы, присаживаясь напротив точно такой же умняшки Хогвартса. Бесспорно, Гермиона обожала библиотеку, хоть и пыталась лишний раз скрыть сей факт, дабы не выглядеть зазнайкой в глазах остальных. Но в данной ситуации перспектива залезть даже в запретную секцию выглядела весьма соблазнительно и заманчиво. Ведь вместе с Эванс там было и что поделать, и почитать, и обсудить.
-Да…в принципе есть, что обсудить…ведь всего столько произошло. Но сейчас меня тревожит не это. Скажи, как состояние у Мародеров? В частности у Сириуса. Что-то он сегодня будто сам не свой,
Бедная, бедная Грейнджер. Если бы она знала, с кем сейчас обсуждает свои секреты, и насколько в точку был задан последний вопрос.

+1

15

Когда вас ловят на горячем, больше всего вам хочется испариться или провалиться сквозь землю, именно об этом и мечтала Янрли, пытаясь совершить неосуществимое и слиться со стеной. Словив испепеляющий взгляд Филча, Клара прижала к  себе Хана с такой силой, что мохнатый убийца всего пищащего и крылатого, жалобно мяукнул и постарался вырваться из рук хозяйки. На что Янрли лишь ещё сильнее прижала к себе Хана, сейчас её больше беспокоил завхоз который, злобно пыхтя своим указательным пальцем, тыкал прямо в нос её зверю, крича:   
-Янрли! Твой кот… Моя мисс Норисс!
Бросив быстрый взгляд на наглую кошачью морду, чьи глаза сейчас с охотничьим блеском скосились на палец завхоза и нервно сглотнув, Клара уже представила, как она будет объяснять отцу, почему она не сдержала своего обещания и опять напроказничала. Правда вся соль заключалась в том, что на этот раз девушка не была ни в чем виновата, а истинный виновник сего происшествия, уже занес лапу для того, что бы огреть завхоза по пальцу, столь нагло нарушавшего личное пространство кота. Хитро прищурившись, Янрли решила, что если уж попадать в неприятности так по крупному,  а если проказничать, так пускай вся слава не достанется только коту.  В момент, когда Хан, исполнил свой коварный план и царапнул палец завхоза, Клара достала из кармана брюк два черных шарика, размером чуть меньше горошины и, задержав дыхание, кинула их в лицо Филчу.   Раздался хлопок и голову завхоза окутал едкий черный дым.
Под стук бешено колотящегося сердца и недовольное ворчание мохнатого зверя, нагло запихнутого под жакет, без возможностей выбраться оттуда, Янрли бежала по коридорам Хогвартса, когда её настиг грозный вопль завхоза. Вжав голову в плечи и оглянувшись назад, Клара невольно хмыкнула и посмотрела на питомца, чьи зеленые  глаза недовольно смотрели на хозяйку, от такой наглости у юной графини даже дыхание перехватило, дернув кота за ухо, девушка пошла вперед:
-Это уже за гранью добра и зла. Я спасаю твою разбойническую морду, а ты ещё чем-то недоволен. Хан, вот ты мне скажи, что ты в ней нашел, она же страшная облезлая и взгляд у неё недобрый, что тебе кошек других нет? Или ты думаешь, что он, -  Клара кивнула в сторону, откуда они прибежали, - обрадуется, если у его драгоценной кошки появятся котята от такого негодяя как ты? Не льсти себе, эту глыбу льда не растопит даже дюжина котят…
Улыбнувшись, девушка почесала коту за ухом и собиралась что-то добавить, но услышала быстрый топот, явно принадлежащий завхозу и тихо выругавшись, вновь побежала.
Чувствуя себя вновь на первом курсе, когда вот такие пробежки для неё были делом привычным и если не ежедневным, то еженедельным, Клара случайно сильнее чем следовало бы прижала к себе Хана, за что тут же поплатилась, острые коготки впились  в бок. Закусив губу от боли Янрли решила, что убьет кота, когда все это закончится, и Филч не будет висеть у них на хвосте, суля им кару небесную.
Взбегая  по лестнице и перескакивая через несколько ступенек, Янрли налетела  на стайку гриффиндорок, которые не понятно куда и за чем отправились в столь поздний час прочь из гостиной. Получив ошарашенные взгляды от этих щебечущих птичек, Янрли поскакала дальше, гордо исполняя роль косули.  «Что их так удивило? Подумаешь, живот вырос. Подумаешь, мяукает он. Что за…»
-Что за… Поттер, Блэк?
Клара потерла многострадальный нос, который еще помнил те времена, когда его хозяйка спокойно агукала себе в кроватке и не искала приключений на свой аристократический зад, а теперь нос нещадно болел от знакомства со спиной Блэка. Подушечками пальцев, растирая переносицу и проверяя  целостность носика, юная графиня выпустила на свободу Хана и, дав ему пинка под хвост, отправила в гостиную. Словив вопросительные взгляды неразлучной парочки, Янрли мило улыбнулась и  развела руками:
-Это длинная история с участием Хана и кошки Филча. Одно могу сказать точно, что на глаза ему попадаться я бы сейчас не советовала он очень зол, если жив.
Усмехнувшись, Клара внимательно оглядела друзей и, посмотрев на Поттера, вопросительно кивнула в сторону Блэка:
-А с ним что случилось? Блэк, не пугай меня взглядами в духе Эванс,  а то я сейчас собственноручно пойду извиняться перед Филчем за либидо моего кота.
Подергав кончиком носика, Клара внимательно наблюдала за друзьями, что-то было тут не чисто, неприятности она печенкой чувствовала.

+1

16

Казалось бы все просто. Стоит ребятам разделиться, покинуть Башню и отправиться на поиски необходимой информации, как они выяснят, что им необходимо сделать, чтобы вернуть тела. Но не так все просто, как может показаться на первый взгляд. Когда определенное количество гриффиндорцев попало в Башню, портрет Полной Дамы захлопнулся. Никто не услышал ее приглушенный вскрик, а лианы, которые господствовали внизу, постепенно охватили весь замок, перекрывая все пути к побегу. Окна покрылись густой листвой, стекло брызнули в разные стороны, впуская ядовитые цветки в помещение. Растения расползлись по полу, окутывая мебедь. Однако, к камину приблизиться они не рискнули. Огонь не самый лучший соперник в схватке. Выход из Башни бых закрыт намертво. В проходе образовалось некое подобие непроходимых зарослей, наполненный ядовитыми шипами. Вряд ли колдун смог бы прибежать из Зала, чтобы в течении сорока минут спасти потерпевшего.

0

17

Эванс терпеть это не могла. Просто не могла. Она терялась, когда что-то шло не по плану. И хотя перемещение в тело Блэка не было ее планом, она все же смогла сравнительно быстро прийти в себя. Но дальше уже ничто не должно было сбивать ее с пути, ну.. в идеале.
Хотя уж не Эванс думать об идеалах. Ее мечты всегда сбывались с точностью да наоборот. Лили хотела оставаться в тени, незаметно и тихо учиться, спокойно проводить свободное время. В итоге она носится по временам, убегая от чокнутого психопата с фикс-идеей всей его жизни убить ее, Поттера или их ребенка. Которого ребята еще даже и не видели. Еще несколько месяецв назад мысль об их с Джеймсом ребенке не то, что пугала девушку, а казалась и вовсе глупой и абсурдной. Сейчас же Эванс все чаще ловина себя на мысли о том, что Поттер был бы хорошим отцом. Если, конечно, не доведет ее до такой степени, что она ему голову свернет.
Сейчас она была близка как раз к такому состоянию. Кой черт дернул Поттера докапываться, что с ней и как она себя ведет? Вернее, Блэк. Ну неважно. Она и так еле держала себя в руках, а теперь еще и в глаза Джеймсу смотреть…
- Да что ты пристал ко мне? В порядке я, просто голова немного кружится. Думаю, подмешали какое-нибудь слабенькое зельице. Это же слизеринцы, они себе сахар в чае нормально размешать не могут, не то уж зелье сварить, - огрызнулась Лили чуть резче чем собиралась. Через пару секунд раскаялась и примирительно хлопнула Джеймса по плечу, хотя так хотелось его обнять, прижаться.. Услышать, что все будет хорошо, не лгать ему в лицо и не притворяться. Но вид Блэка, всхлипывающего на плече у Поттера и прижимающегося к нему, даже самого Поттера доведет до Мунго, что уж говорить о посторонних.
Вздохнув, Лили хотела предложить Джеймсу и правда дойти до больничного крыла, но была остановлена чьим-то приконсновением. Пара дамочек наглым образом стали блуждать по Блэку, то есть уже по Эванс, как у себя дома. Закатив глаза, Лили выругалась про себя, проклиная всех предков Блэка аж до двадцатого коления. Нет, Лили, конечно, понимала, что Блэк пользовался успехом, но чтобы так сразу.. руками.. по спине… ниже…
- Кхм, дамы… - Лили чуть не подскочила, пребывая в некотором шоке от наглости гриффиндорок. Прямо в коридоре!  Джеймс тут же пришел на помощь другу, видимо, уже привыкший к таким явлениям. Эванс немного расслабилась, когда обе особы отошли от нее, и тут же чуть не хватилась за палочку, возмущенная бесстыдством девушек. Хотя Лили даже не знала, что ее возмутило больше: наглость девушек или довольное выражение лица Поттера.
- Понравилось? – не удержавшись, ехидно поинтересовалась Лили, хотя и попыталась выдавить блэковскую ухмылку. Ревунеющий Блэк… Как это, наверное, занимательно.  Бедная психика Джеймса.
Не желая слышать очередное «Блэк, что с тобой?», Лили развернулась и сделала пару шагов к лестнице, ведущей из Башни Гриффиндора, как к ним подлетела запыхавшаяся  Клара. Лили относилась к ней неоднозначно, они вообще мало пересекались. В основном дело обходилось парой наставлений от Эванс и делано-утомленных рожиц Янрли.  Староста по своей природе животных обожала и планировала завести в своем доме парочку кошечек, сов, мышек и собаку. Хотя, если она выйдет за Джеймса, зверинец ей в доме будет точно обеспечен.
Лили вновь забылась и уже открыла рот, чтобы высказать Кларе свое возмущение, как девушка сама вернула гриффиндорку на Землю.  Ну нежели они с Блэком настолько разные, что даже смотреть одинаково не могут? Эванс не улыбалось ходить с деланно пофигистичным, нахальным и донжуанским взглядом, да у нее бы и не вышло. Лили свято надеялась, что у Блэка не было сильных чувств к Кларе, иначе Эванс смогла бы справиться с рассудком, но за гормоны тела здорового, крепкого парня не отвечала.
- Нормально все с Поттером, и со мной тоже нормально. Я не на тебя, а на кота твоего смотрою. Мог бы найти себе и более красивую кошечку.  Это что еще за…
Пол под ногами ребят словно пошатнулся, и Лили кинулась по лестнице к выходу из башни, так как увидела в окне промелькнувший росток. Дело с Дьявольскими силками староста уже имела и повторять своего опыта не горела желанием. В последний раз, в деревне близ Шармбатона, Лили помогла выбраться Кейт Лавли, хотя и попросила затем определенную плату за свой «подвиг». И так как староста была человеком чести и слова, то помогла слизеринке. Больше Лили ее не видела и не хотела. Она не любила, когда ей пользовались, хотя уж гриффиндорской отличнице можно было к такому отношению и привыкнуть – ее часто просили помочь с учебой люди, которые ранее с ней даже не здоровались. Но ей было уже плевать.
Портрет Полной Дамы, ведущий из Башни Гриффиндора, был плотно закрыт и не поддавался. Сириус был сильным, натренированным парнем, но даже двойные усилия, как физические, так и магические,  Блэка и Поттера не заставили дверь открыться.
- Ну, просто замечательно… - тихо проворчала Лили, понимая, что теперь они еще и замурованы в Башне. Как романтично. Девушка подошла к окну, намереваясь спугнуть растение заклинанием, но как только луч попал на росток, Эванс пожалела о своем решении. Она ошиблась, это были не дьявольские силки. В следующую секунду заросли окутали все помещение, распуская отвратительные на вкус Лили цветки. Статус отличницы давал бонус – она знала, что бутоны ядовитые, а потому резко подалась вперед и бесцеремонно отпихнула ногой кота Янрли от одного из бутонов.
- Держи его подальше от этого, цветки ядовитые, - на всякий случай прокомментировала Лили, вдруг ребята не знали об этом.  У Эванс подкосились ноги,и она съехала вниз по стене и села на пол, вздыхая. Плевать, как это могло выглядеть со стороны, она устала. От неприятностей, от неожиданностей, от того, что все идет не по плану. Девушка запустила пальцы  в непривычно короткие волосы, соображая, что делать. Рядом на корточки присел Джеймс, вглядываясь в лицо лучшего друга. Да, глупо было предполагать, что он не заметит перемены. Парни столько времени проводят вместе, что уже, наверное, выучили каждый жест друг друга.

+2

18

Поттер в очередной раз убедился, что магический мир просто рехнулся. Блэк вел себя так, словно на него наложили заклинание целибата. Обычно, Сириус охотно подыгрывал девушкам, раззадоривая их и оставлял перевозбужденными смотреть ему вслед. Сегодня же Сириус явно претендовал на роль главной девственницы Хогвартса, бросая на гриффиндорок настолько шокированные взгляды, не реагируя на их шаловливые руки где-то в районе ниже пояса.
- Нет, Бродяга, не понравилось. Надо тебя отправить в женскую спальню ночью. А то эти порталы совсем выбили тебя из колеи. Сам на себя похож. - усмехнулся Джеймс, решив, что позже выяснит, что творится с другом. Поттер хотел уловить момент и поговорить с Бродягой насчет Эванс и кое-каких планов на будущее, но сомневался, что сейчас Сириус готов слушать его дифирамбы о любви к Лилиан. Учитывая его состояние и отношение ко всему окружающему, Поттер подозревал, что Блэк ему просто шею свернет от одного упоминания Эванс, чье имя Бродяга уже слышать не мог. Совершенно неожиданно из неоткуда возникла Клара Янрли. Поттер внимательно посмотрел на нее поверх очков, запуская руки в карманы. Эта особа иногда могла поспорить за звание самого главного вредителя в Школе. Если о ней не вопили на каждом углу, это не значило, что они сидела тихо. Просто Филч уже устал произносить ее имя, как и имена Мародеров.
- Бедная миссис Норрис. - деланно сочувственно произнес Джеймс, подмигивая Кларе. В этой школе у многих были коты, и разумеется, все вели себя соответствующе. - Я в полном порядке. А вот наш Сириус похоже решил свести всех с ума своим нетрадиционным поведением. Блэк, я понимаю, что Янрли очень красива, но не надо так сурово на нее смотреть. От этого одежда на ней не испариться и на шею она тебе не кинется. Поверь, Клара, если бы он смотрел в духе Эванс, ты бы уже бежала извиняться. - насмешливо добавил Поттер, приваливаясь спиной к стене. Им стоило поторопиться, пока Сириус не вытворил что-то такого, после чего неделю не сможет нормально пройти по коридору.
Но их ждал сюрприз. Не самый приятный. Но и концом света его назвать нельзя было. Хотя, смотря с какой стороны посмотреть. Поттер спустился по лестнице, приседая на корточки рядом с отростком, который уходил под ковер. Пощупав его, Джеймс вздохнул, поднимаясь на ноги.
- Вряд ли это что-то дружелюбное. - заметил он, ловя комментарий Блэка о ядовитости цветков. - Да, это то самое, которое в третьем веке погубило одно небольшое селение в Греции. - вспомнил Поттер курс истории Магии. - Кажется, тогда подоспевшие маги использовали то ли лед, то ли огонь, чтобы остановить распространение роста растения. - усмехнулся Поттер, отходя подальше от многообещающе вспорхнувшей лианы. - Чтобы там Эванс про нас не говорила, мозги у нас есть когда надо. - добавил Джеймс, коротким взмахом палочки отправляя диван в угол помещения и увеличивая огонь в камине. Незаметно подобравшись поближе к очагу, Поттер заметил, что лианы не последовали за ним, а это значило, что его догадки верны. - Не только же нам шалостями заниматься.
На лестнице появились Эванс и Грейнджер, переодетые и собранные. Видимо, и они собирались куда-то, но судя по выражению лица Лили, ситуация ее более чем устраивала. И что это за странная, не ее ухмылка?.. Гермиона сразу же схватилась за палочку, намереваясь отразить любую атаку. Поттер искренне распереживался за сохранность Башни Гриффиндор. Он, конечно, понимал, что чем больше сейчас задействовано магов, знающих что делать, тем больше риска, что они разнесут здесь все к черту. Джеймс лишь успел заметить, как Грейнджер задела Эванс, которая не удержавшись на краю ступени, лишь чудом не свалилась вниз, ухватившись ладонью за занавес. Видимо, сегодня был какой-то неправильный день, так как девушка надавила ладонью на растение, которое пряталось за тканью. Лиана мгновенно ухватила ее за запястье, дергая вперед и роняя на стол. Поттер в ужасе расширил глаза, перепрыгивая через кресло и заклинанием перерубая лианы. Эванс, лежащая на столе, треснувшим под ней от удара, слабо стонала от боли. Джеймс похолодел, понятия не имея, что делать. Пути к больничному крылу были перекрыты, врачей среди присутствующих явно не было. Кусая губы, Поттер подвинул стол поближе к камину.
- Блэк, Янрли, Грейнджер, надо что-то делать с этой флорой пока мы все не стали жертвами безгранично любящих объятий растения. - Джейми выдохнул, присаживаясь на край стола рядом с Эванс. - Лил, ты меня слышишь?.. - встревоженно попытался привести в чувство девушку Сохатый. Он провел тыльной стороной пальцев по щеке Эванс, искренне жалея, что не знает, как себя вести. Ведь даже неизвестно что с ней...

+3

19

И треснул мир напополам... Сириус явно предпочел бы несколько раз упасть головой вниз с метлы, чем сидеть и разводить сплетни в спальне для девочек. Он часто бывал здесь, но немного по другой причине. И сейчас чувствовал, что ему здесь не место. Но куда бы он пошел в теле Эванс?.. За пределы гостиной, чтобы его изнасиловали при первой же возможности, учитывая его новую способность ходить строго не по центру, а покачивая бедрами?.. Нет, благодарю, увольте. Но ведь они должны были дойти до библиотеки. Блэк страдальчески закатил глаза. За что ему все это?.. Какой гад додумался подлить им это зелье?.. Не дай Мерлин Сириус узнает, кто виноват... Не миновать этому горезельевару смертной казни в Запретном Лесу.
Гермиона начала медленно переодеваться. Блэк склонил голову набок, с интересом наблюдая за этим занимательным процессом. Нет, со стороны это выглядело забавно. Люди могли подумать, что после всех этих порталов, Эванс хорошо так пересмотрела свою ориентацию. Не в пользу Поттера. Сириус подумал, что не смотря на некоторое занудство, кому-то могло повезти с такой девушкой, у которой такое тело. Разумеется, Блэк ни на что не претендовал, так как ему вполне хватало своих пассий. И от некоторых он просто не знал как отделаться. Кстати, о прекрасном поле. Конечно, коротать время в обществе Гермионы было прекрасно, но если она начнет допрос о Мародерах, а в частности, о нем, то Блэк взвоет. Отвечать про себя в третьем лице, да и еще в стиле Эванс... Надо срочно себя разлюбить, чтобы не проколоться на первых же вопросах. И не особо болтать. Вряд ли Лили в курсе личной жизни Блэка. И не только личной. Их общение ограничивается приветствиями, колкостями, ехидством на уроках и перепалками, когда между ними с лицом мученика стоит Поттер. В основном, ни Сириусу, ни Эванс говорить не о чем.
Гермиона наконец-то оделась, привела себя в порядок и была готова отправиться за пределы Башни. Хоть Сириус и понимал, что это дико необходимо, но покидать гостиную не хотел. Разгуливать в теле первой отличницы, да еще и отвечать за нее всем и каждому - Эванс ему потом шею свернет. В лучшем случае. О худшем Блэк старался не думать. Меньше знаешь - крепче спишь. Вздохнув, Блэк покосился на Грейнджер, которая терпеливо ожидала ответа.
- Сириус?.. - произносить свое имя, словно говоришь о ком-то чужом, было странно. - Ты думаешь? Мне кажется, он ведет себя как обычно. Только вот выпендривается и красуется больше, чем всегда. - пожал плечами Бродяга, желая откусить себе язык на такую клевету на самого себя. До чего он докатился?. Находится в теле девчонки и говорит гадости о самом себе. К счастью, Гермиону ответ устроил и Сириус, не дожидаясь пока она начнет докапываться до истины, поспешил к выходу. В гостиной послышались голоса. Достаточно знакомые. Еще бы. Свой голос Сириус узнал сразу. Впрочем, как и голос Поттера. А еще Янрли...
Надеюсь, очень надеюсь, что Эванс не распускает руки направо и налево.
Конечно, никто не сомневался, что Блэк охотно любит пошалить, но даже он знает меру. О чем Эванс, кажется, даже не догадывалась. И могла позволить себе лишнее. К счастью, тело Блэка было целым, а значит, Лили еще не успела натворить ничего страшного. Спустившись вниз на три ступеньки, Блэк взмолился, чтобы Поттеру не приспичило поцеловать Эванс при всех, демонстрируя свои горячие чувства настоящего ловца. Все и всех поймает. И замучает, как несчастный снитч. Но Поттер, кажется, увлекся ботаникой, изучая какие-то сомнительные растения. Проследив взглядом за ростками, Сириус облегченно выдохнул. Дверь была заблокирована, а значит, поход в библиотеку отменялся. Но радовался Блэк недолго. Неизвестно, чего добивалась Гермиона, когда ласточкой летела вниз, но толкнула она Блэка вполне успешно. С трудом сдержав равновесие, Сириус оперся ладонью в занавеску, сжимая на ней пальцы, чтобы не полететь на пол. Лицо Эванс не пережило бы сломанного носа и садин.
Сириус не сразу понял, что произошло. Просто что-то липкое, шершавое и явно противное охватило его запястье, сжимая. Синяк Эванс был обеспечен, а пока что терпеть приходилось именно Блэку. Парень мотнул головой, опуская глаза. Ядовито-зеленая лиана уже подобно змее крепко держала его. В какой-то миг Бродяге показалось, что сейчас растение подобно Отелло полезет его душить, но случилось кое-что похуже. А именно, это милое нечто резко дернуло Сириуса. Пребывая в облегченном состоянии, без лишних нескольких килограммов, Блэк как бабочка оторвался от пола, перелетая через всю гостиную и приземляясь на стол. Каким бы легким и изящным он не был на данный момент, сила удара сломала мебель пополам. По крайней мере, глубокая трещина появилась. А значит недалек и тот момент, когда Блэк поприветствует головой пол. И не только головой, к слову сказать. Сознание мгновенно покрылось туманом, а лиана продолжала сжимать запястье строго до того момента, пока кто-то не додумался произнести заклинание и обрезать этот импровизированный жгут. К черту эту магию, если о ней вспоминаешь только в последний момент. Сириус приоткрыл глаза и едва не застонал в голос. Над ним стоял Поттер. Впервые в жизни, Бродяга не был ему рад. Если Сохатый полезет целоваться и обниматься, то однозначно получит коленом между ног. И плевать, что Эванс безобидная овечка, которая машет только палочкой при любом удобном случае. Прикосновение к щеке стало последней каплей.
- Поттер, мать твою, убери от меня руки... - сквозь зубы процедил Сириус. В помещении повисла странная тишина. Лучше бы Блэк не встречался взглядом с Джейми. У того глаза стали похожи если не на подносы, то на сервизные тарелки точно. Вряд ли Лили шептала ему на ушко такие страшные слова. Хотя, кто знает, кто знает. Интимной жизнью лучшего друга Сириус не интересовался. Ему вполне хватало и того, что Поттер до потери сознания, пульса и... хм, всего остального любил свою Эванс. А ведь любил же. Это было видно по глазам, до того как они округлились до неузнаваемости. - Прости, Джейми, мне просто больно. - добавил Сириус, чувствуя на себе уничтожающий взгляд Эванс. Наверное, она все же убьет его. За нецензурные слова, за переодевание, за дуракаваляние. Взгляд Сириуса упал на Янрли, которая стояла ближе всех, не считая Поттера. К счастью, хотя бы она сегодня одела брюки. Юбку бы он точно не пережил. Да и Поттер бы вряд ли понял взгляд своей возлюбленной на ноги однокурсницы. Скользнув взглядом выше, Блэк вновь вскинул глаза на Поттера. - Джейми, сделай мне одолжение. Не смотри на меня так, словно застал с Блэком в одной постели. Помоги мне встать и выпрямиться. Иначе либо я тресну пополам, либо этот стол. - скептически произнес Сириус. И был поставлен на ноги. Своими же руками. И снова этот взгляд Эванс. - Спасибо. Сириус. - процедил Блэк, ощущая себя полным идиотом. К счастью, Эванс себя чувствовала так же, а значит, он не одинок в этом ощущении. Оправив одежду и ощущая, как все тело начинает болеть с двойной силой, Сириус страдальчески застонал. - Вот и пошалили. - проворчал он, падая в кресло, предварительно бросив на него подозрительный взгляд, чтобы убедиться, что там нет сомнительных цветочков. На этот раз на него снова смотрел Поттер. Блэк прикусил язык. Хорошо хоть не демонстративно. С таким же успехом можно было заявить, что именно он является Блэком, а не это нечто в его теле. Но был риск, что их обоих наградят Круцитусом и только потом допросят. Зная-то Поттера и Грейнджер. Не говоря уже о Янрли... Эх, тяжела шапка Маномаха. Сириус склонил голову набок, прямо смотря в глаза своему другу. Наверное, в такие моменты обычно уводят в сторону и целуют, но Сириус не горел желанием целоваться с лучшим другом. Им еще всю жизнь дружить.

+4

20

Полностью проигнорировав Блэка, из-за чьей спины нос Клары до сих пор немного побаливал, и, прислушавшись к словам Поттера, Янрли лишь усмехнулась, поправляя волшебную палочку за ухом:
-Сего чуда не свершится так и запиши. Джейми, если ты в этом уверен, тогда скажи мне. Почему мое желание бежать к Филчу и писать мемуары, никуда не испарилось? Название к мемуарам даже придумать успела…
А вот мысль свою закончить Янрли не успела, но, особо не расстраиваясь по этому поводу, уже в следующее мгновение с перекочевавшей в руку палочкой, девушка склонилась над растением, которое постепенно заполняло всю гостиную факультета, блокируя все пути отступления. В обычной ситуации Гриффиндорка даже бы и не подумала о том, что бы использовать окно как один из путей побега, но сейчас…
Особой страстью Клара к диковинным цветам,  с которыми чересчур часто приходилось сталкиваться в мире волшебников, не горела, а если уж и испытывала какие-то чувства, то эти зеленые подобия лиан явно были в самом конце списка, и взаимностью девушка им бы ответила только после  чего-нибудь покрепче, чем сливочное пиво. Получив предупреждение от ближайшей лианы,  явно не просто так взметнувшейся в сторону Янрли, девушка поспешила отпрыгнуть подальше и вообще перебралась ближе к камину, к которому растения предпочитали не приближаться.
Заметив, как бесцеремонно обошелся с Ханом Блэк, Клара вскипела, только что пар из ушей не шел. Но, собрав всю волю в кулак, девушка досчитала до десяти и когда навязчивое желание запустить в Сириуса чем-нибудь тяжелым, чем тяжелее и объемнее будет предмет, тем лучше, чтобы мщение  не только за кота, но и за все что наболело, запомнилось Блэку надолго. Лишь только когда сей порыв, стал понемногу отступать, Янрли  подхватила Хана на руки и, бросив уничтожающий взгляд на парня, прошипела:
- Блэк, заведи себе своего кота и пинай его сколько угодно. А если уж совсем невмоготу у тебя есть Поттер, делай с ним что хочешь, а от моего кота держи свои конечности подальше.
Конечно, искушение избавиться от кота таким легким способом, всего-то дать понюхать цветочек, было велико, но здравый смысл и природная доброта, которая не распространялась лишь на Слизеренцев, взяли верх и, прошипев коту, чтобы сидел тихо, девушка пихнула зверя в кресло и проследила за взглядом Поттера.
Сбывался страшный сон Филча, наступали последние часы существования гостиной Гриффиндора.
К компании Блэка, Поттера и Янрли присоединились Грейнджер и Эванс. Задумчиво окинув взглядом эту парочку, Клара хотела уже что-то сказать или испариться пока Эванс не начала отчитывать её за растения, надо же на кого-то спихнуть всю вину.
А количество нотаций в сторону Клары  из уст Эванс могло сравниться только с количеством криков Филча на главную занозу Хогвартса. На такие нотации Янрли лишь корчила рожицы и успокаивала  себя тем, что должность старосты обязывает Лили к воспитательной работе с ней. Мысленно для себя леди Янрли решила, держаться от Лили подальше настолько насколько позволяла ей это гостиная.
Полет Эванс через всю гостиную и героические прыжки Поттера через мебель, все это поблекло и померкло на фоне слов сказанных Эванс Поттеру.  Десять раз, пожалев о том, что подошла к этому злосчастному столу, Клара медленно переваривала информацию и недоверчиво щурилась, поглядывая на Лили. 
Нежная Эванс, которая слова худого не скажет и тут такое. Что-то было тут не чисто, сначала Блэк, потом Эванс. Похоже, сегодня мир решил сойти с ума, предварительно не сообщив об этом Янрли.
Но оставим в покое этих двоих, сейчас над квинтетом гриффиндорцев повисла проблема более серьезная, чем странно ведущие себя Сириус и Лили. Погибнуть от лиан, Кларе как-то совсем не улыбалось так что, решив пока не обращать внимание на этих двоих, она  задумчиво подергала кончиком носика  и  повернулась к Джеймсу очаровательно улыбаясь:
-Джейми, если ты хочешь действий, то я могу слепить простой механизм, который заплюет огнем всех этих представителей флоры, но есть два маленьких но. Просто мизерных. Но просто так мимо них не пройдешь. Первое но, что я просто не ручаюсь за то, что станет  с гостиной. И второе как мы после этого посмотрим в глаза сам знаешь кому…
Запустив руку в карман штанов, юная графиня вытянула на свет божий небольшой металлический шар размером чуть больше снитча и задумчиво подбрасывала его в руке, переводя взгляд с одного присутствующего на другого и в итоге все равно возвращаясь к Эванс.

+2


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив закрытых квестов| » |Башня Гриффиндор|Returning Home|