|Hogwarts: The Great Wizards|

Объявление

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ НА 2016 ГОД

ВНИМАНИЕ: Дорогие друзья - игроки и гости, - если вы случайно забрели на этот форум в поисках старых друзей, то спешим вас порадовать. Не прошло и четырех (четырех же?) как мы решили воскреснуть. Ищите нас на новом адресе, с немного измененным сюжетом, но с теми же тремя поколениями - | Three Generations: I would rather die | - Мы будем рады всем, кто решит вновь присоединиться к нам! С уважением, все те же (фактически) АМС!


Старые и новые администраторы ждут вас на ТП:
Sirius BlackKate LovelyLily Evans

Важно
Мы продолжаем активный набор игроков, поэтому будем рады всем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив - Game out of game| » |Let's try one more time| December, 2022|


|Let's try one more time| December, 2022|

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Место: - Park
Время: - Future
Действующие лица: - Sirius Black and Juliette White
Краткое содержание квета: - Наверное, все всегда возвращается на свои места. После Маскарада прошло достаточно много времени, прежде чем ученики смогли успокоиться и расслабиться. Однако, ничто не могло помешать Сириусу наслаждаться природой Франции. Он носился в облике пса по лесу и парку, пугал птиц, валялся на траве, а под вечер просто сидел под деревом и размышлял. Именно в таком состоянии нашла его Джульетта Уайт, которая бродила по окрестностям Шармбатона в поисках уединения. К сожалению или же к счастью, она нашла Блэка. Правда, прежде чем его заметить, девушка споткнулась о корень, выпирающий из земли и свалилась прямо на молодого человека, что несомненно стало отличным поводом для начала разговора. Хоть и непроизвольно.

0

2

Вечность - свойство  того, что находится вне времени,бесконечная длительность,  не имеющая ни начала,  ни конца, образ  неостановимого времени. Понятие  вечности отличается от понятия бессмертия, определяющего собой бесконечную неизменность, возникающую за пределами смерти (бессмертие души,  произведения). Ощущение  вечности дают нам некоторые счастливые мгновения: любовь,  приключение и вообще счастье,  когда человек  полноценно живет настоящим и забывает о прошлом и будущем.  Мне давно казалось, что внутри меня живут две разные сущности, впрочем, во многом согласные. Сейчас они словно разговаривали? Или они сливались в одно? Что нам в вечности? В вечность мы все уйдём - никто не знает, что там... Но мы-то с тобой знаем, что там, за этими чёрными туннелями и светом всего лишь тени. Что может быть большим наказанием в Аду, чем необходимость наблюдать то, как живут другие? Неизбежность этого, ибо твои призрачные веки не закроют взора, а бестелесные глаза нельзя вырвать. Пожалуй, это самая ужасная кара. Понимать, что прожил свою жизнь неправильно, хуже-лучше, чем эти люди. Потраченное время. Жалость. Зависть. Ненависть. Они ещё живут, наслаждаются, зря тратят время на глупости... И лишь небытие - рай. Не видеть этого, не знать... Что нам в вечности? Бывает, человек стар, ему скоро умирать, но жизненных сил у него ещё на десять жизней. Так он будет жить. А бывает - человек умирает не родившись: потеряв желание жить... в двадцать, десять, пять лет. Так зачем нам вечность, если кто-то умеет довольствоваться малым и ценить то, что есть, а кому-то это просто не нужно? Зачем вечность человеку, который уже любит? Не стареть? Не умирать? Жить в привычке? Любить по привычке? Вся прелесть и желанность любви в том, что она конечна. Для кого-то через пару лет, для кого-то - со смертью. А любви вечной, до Конца, не бывает. Любовь это абстракция и действительность. Любовь, это то, что делает нас людьми. Ненависть, симпатия, ревность, апатия - все эмоции лишь разновидности любви. Разум подвинул обезьяну ещё на одну ступень выше, но способность любить сделала её человеком. Любовь делает всё проще и всё усложняет. Это не дикие инстинкты. Сейчас люди - одиночки. Леопарды тоже одиночки. Если они встречаются, то происходит лишь три вещи: боль, спаривание или пожирание. Всё просто... Но так ли у людей? Нам никуда не убежать от чувств, мы не спариваемся только потому, что самец доказал нам свою силу и то, что он может убить нас и от него будет потомство, способное выжить. Мы не будем заниматься сексом с тем, кто нам противен без каких-либо более весомых причин... Иначе это насилие. И это придумал не наш разум. Разум практичен. Чувства? не поддаются никакой логике. Так зачем нам вечность? Вечность хороша для тех, кто способен наслаждается жизнью бесконечно. Каждый момент для него прекрасен и уникален. Но таких людей - один из 10 миллионов. А для других - зачем восхищаться этим эпизодом, если его можно будет повторить ещё тысячи раз? Зачем любить сейчас, если можно будет полюбить потом? Мир сереет. Жизнь в тысячу раз восхитительней, если она конечна. И её надо жить сейчас, не откладывая на потом. Но что в вечности для меня? Я бы смогла жить в вечности и жить неплохо, но только если бы эту вечность впарили мне насильно. А любить вечность? Я бы смогла. Но того ли человека... И не так, возвышенно и поэтично, а отчётливо, трагично и истерично... Так, чтобы чувства были острее. Любить, чтобы любовь была болью. Острым ножом, пронзающим душу. Кислотой, разъедающей сердце. Чтобы не было серого цвета в огне этого чувства... Вечность не для двоих, а для каждого из нас отдельная...
Джульетта шла по улицам, аккуратно ступая по снегу,конечно она никогда не была хорошо координирована, с чем-чем, а с координацией -все оставляло желать лучшего. Неуклюжесть вечно сопровождала девушку и везде, она жила и боялась оступиться,но это скорее умение Уайт найти на свою пятую точку неприятностей. девушка потеплее укуталась в теплое пальто и шарф и шла по парку гуляя, она не смотрела вперед, она шла вдоль лавочек обходя коряки, кругом был немного примерзший асфальт, или земля, толком не разберешь. Джулс ступала и думала о своем, а о чем она могла думать? Скорее всего о том, как теперь течет плавно ее жизнь. Но не успев и подумать о чем-то плохом или хорошем, она ощутила как зацепилась ногой о корягу и ее прелестная ступня в голени хрустнула, жгучая боль охватила ее правую ногу и Уайт упала на кого-то, кто сидел на лавочке. Она поспешно убрала волосы с лица и хотела попросить прощения, как подняв свои глаза, увидела там Сириуса. Вот кого она точно не ожидала увидеть, так это его. Сердце немного повязло в липкой любви, которую Уайт пыталась убить. Видеть его лицо, глаза, губы...это было нестерпимой болью для затянувшейся дыры в груди девушки. Гриффиндорка поспешно попыталась встать, но снова неудача, нога заболела так, что из глаз чуть не брызнули слезы.
-Ох...извини меня. -пролепетала девушка, краснея не от холода и отводя взгляд в сторону.

+1

3

Почти два месяца прошло с тех самых пор, как двери Версаля распахнулись перед юными студентами, впуская их в светское общество, в мир танцев, музыки и пафоса. Блэк вспомнил встречу с родителями. Стоило ему подойти к ним, как мгновенно повеяло холодом. Однако, Сириус привык к такому раскладу - не впервой ему играть на публику с родителями. Быть членов рода Блэков - достаточно тяжелая ноша, но вполне сносная, если знаешь, когда нужны изобразить правильную эмоцию. Сириус все это уже умел. Успел научиться. Наверное, школьные годы не прошли даром.
Оглядываясь назад, парень осознал, что эти три-четыре месяца проведенные в скитаниях по временам, спасаясь от невероятно озлобленного темного лорда и его приспешников, оставили достаточно сильный след не только в истории мира магии, но в жизни каждого студента, который имел возможность оказаться в пылу страстей. Сириус знал заранее, что добром это все не кончится, а значит, стоило ожидать жертв. Больших, серьезных жертв. Наверное, это были лишь самые первые грустные мысли молодого человека, не считая дел семейных. Вспомнились все потери во время сражений. Сначала Питер. Пусть он и предатель, но это не значит, что можно вот так запросто пробить заклинанием голову. Затем Кейт. что же это все-таки было?.. Любовное зелье?.. Вспышка страсти?.. Или простое увлечение, связанное с причиненной болью?.. О, Адамс. Он умел задеть за живое. Но Блэк никогда в долгу не оставался. Правда, удивительно, что не так давно, как неделю назад, когда Бродяга наконец столкнулся с Патриком тет-а-тет, из неоткуда появилась Уайт, мешая парням убивать друг друга. Что их связыавло после всего? Дружба? Долг? Условия? Сделка? Отношения? Блэк никогда не задумывался о подобных вариантах, а спрашивать Джульетту не хотел. Он делал пару попыток к ней подступить, но она твердо заверяла его, что у него есть Кейт и мешать им она не собирается. А ведь если бы не встреча с Джимбо, в номере вечер мог завершиться немного иначе.
Сириус закурил. Единственное, что его успокаивало - сигареты. Неспешно затягиваясь, Бродяга размышлял, что неплохо было бы побегать на полнолуние, размять кости, порезвиться. Одному бороздить местные джунгли было скучно, но Поттер не всегда рисковал демонстративно бегать оленем по окрестностям. Во-первых, министерство не такое уж и терпеливое, а во-вторых, Эванс не простит ему, если его опять посадят. Люпин вообще считал, что им не стоит встречаться на полнолуния, но получив от обоих друзей подзатыльники, благоразумно умолк, принимая поражение. Переубедить Блэка и Поттера? Хах, смешно. Эти двое были упрямее тысячи ослов. Дернув губами, Сириус докурил и потушив окурок, аккуратно испарил его. И весьма вовремя. Совершенно неожиданно ему на колени упала Уайт, мгновенно покраснев. Ох уж эти девушки. Сами не знают чего хотят,
- Оу... - Блэк мягко поймал гриффиндорку в объятия, мгновенно сообразив, что что-то не так. Не зря же она поморщилась от боли, словно ей без наркоза ампутировали ногу. Очень бережно посадив ее к себе на колени, Сириус скользнул ладонью по ноге Уайт, приподнимая изящную конечность и аккуратно пошупал. Девушка практически вцепилась в него, прижимаясь всем телом. - Да, Джулс, тебе снова не повезло. - заметил Бродяга, выуживая палочку и коснувшись кончиком древка ноги, прошептал сперва обезболевающее заклинание, а затем наложил шину на место вывиха. Боли теперь будет намного меньше. Повернув голову в сторону девушки, Сириус внимательно посмотрел на нее, заглядывая в глаза, словно ожидая какого-то ответа. - Все в порядке? - почти шепотом спросил он, видя помимо гримасы боли еще и тень грусти. Стоило заметить, что Джульетта постоянно о чем-то задумывалась, но по большей части, Блэк был в курсе ее проблем. Теперь же, так получилось, что они не виделись почти неделю и соответственно, он не мог с точностью сказать, что именно беспокоило гриффиндорку, которую он безумно нежно прижимал к себе, тепло улыбаясь уголками губ. Вся эта незначительная, едва уловимая мимика говорила сама за себя, ярко выражая теплое, нежное отношение Сириуса к девушке.

+1

4

Джульетта смотрела в глаза Сириуса, и что она там видела? Видела себя в один из ужасных вечеров, видела свою не угасающую боль. И немного воспоминаний:
Ветер всегда любил здесь бродить, а дождь лил, не переставая. А она так часто сидела у окна и смотрела за приключениями ветра и за слезами дождя. Она была одна, но почему-то это не было ей в тягость. Ей вообще ничего не было в тягость, кроме одного. Но это одно было её единственным счастьем, но и это единственное так тяготило её. Никто никогда не смотрел на неё, как на обычного человека, никто никогда не обращался к ней по имени. Она вообще редко кому-то что-то говорила, потому что знала – её будут считать необычной. Снова. Точнее, как всегда.А ветер гулял, пробиваясь сквозь форточку и путаясь в её волосах. Тоже необычных волосах. Она смотрела на небо необычными глазами, а душой чувствовала – всё равно она такая, как все. Ну почему же её считают чем-то необычным, почему некоторые называют её «чудом света»? Почему же она всё равно не может этого понять? Это трудно понять, но всё равно она пыталась. Всю свою жизнь она пыталась понять свою «необычайность», но у неё ничего не получалось. Никто не пытался помочь ей понять это, а только наоборот, толковали ей только о её необыкновенности.Дождь шёл. Он тоже был обычным, каждодневным дождём, но она чувствовала, что он не обычный, а особенный. Каждое мгновение - особенное. А на самом деле обычное. Как всё сложно, но в то же время очень просто. Жизнь так устроена. Больше не выносимо было смотреть на стекло, по которому текли слёзы дождя, и она встала. И каждый бы, кто увидел, как она встала, воскликнул бы: «Это необычайно!». Но она не думала, что об этом скажут, она просто встала и вышла на улицу.Дождь капал на её волосы, стекал по лицу, а редкие прохожие останавливались и смотрели на неё. Она всегда опускала глаза, когда на неё смотрели, но теперь она во все глаза глядела на прохожих, но они не могли идти дальше – они смотрели на неё и что-то шептали. Ей не было неловко, как обычно, просто она пошла вперёд, дождь заливал ей каплями лицо, вся её одежда вымокла, но она шла дальше, и даже не знала, куда. Она вспоминала свою жизнь, но не могла припомнить, когда же на неё так не смотрели. На неё смотрели всегда. Где бы она ни находилась. Она долго думала, что же причина этому всему, но знала это давно – просто боялась признаться себе. Другим она никогда ни в чём не признавалась, а себе иногда могла что-то сказать, оправдаться, но тогда чувствовала она себя неловко. А теперь, когда дождь лил ей на глаза, она пыталась сказать самой себе, что она поняла, поняла, наконец, в чём же дело. Она давно, очень, очень давно знала, что с ней происходит. Почему на неё все так смотрят, почему её никогда ещё не называли по имени.Наверное, только дождь считает её обычным, нормальным человеком, поэтому так нагло проливает на неё свою серую воду. Дождь единственное в этой жизни, что доставляет ей радость. Он единственный, кто не смотрит на «чудо». Для дождя все равны. Мокрые волосы спутались на лице, ресницы прилипли к коже, а дождь ничего не жалел. Ничего. Никого. А люди так и продолжали останавливаться и смотреть на неё. Она теперь снова опускала глаза вниз и шла, не смотря ни на кого. Это было легко, она давно уже привыкла опускать глаза и идти сквозь толпу. Идти сквозь десятки, сотни взглядов, прорываться сквозь десятки рук, рваться сквозь крики, вздохи, восклицания и вечные слова «чудо, необыкновенно». Она шла, ступая голыми ногами в лужи, не чувствуя ни холода, ни грязи, она шла, закрывая глаза руками, закрывая глаза от дождя и от мира, она шла, слыша вслед воздыхания и шёпот. Дул ветер, но ей не было холодно, шёл дождь, но ей не было больно под его колючими иглами. Дождь не различал людей. Он не знал, да и не хотел знать, что она не такая, как все. Ведь перед природой все равны. И она тоже. Природа только понимала её. И за это она был благодарна ей – за понимание, которого нет в её жизни.
- Да, Джулс, тебе снова не повезло.-боль, которая отражалась на лице не исчезла, но губы растянула ухмылка. Да уж, в чем он прав, как никогда это в том, что она постоянно влипает в какие-то истории, ничего не может быть в ее жизни обычным и обыденным. Сейчас она прижималась к Сириусу то ли от боли, то ли от чего-то  еще. Его прохладная рука пощупала ее ножку. Благо сегодня Уайт решила одеть юбку до колен и короткие сапожки, потому что захотела. Было бы трудно работать с джинсами и прочим. Она наблюдала, как он аккуратно и трепетно помогает ей с помощью волшебной палочки. Сириус всегда заботился о ней, не смотря на то, что сама Уайт порой делала непростительные вещи. Он всегда был рядом когда было нужно, а это незаменимое качество для друга. Но считала ли она Блэка до сих пор другом? Как бы Джульетта не желала, но между ними все равно было что-то большее, пусть оно не было таким явным, но оно имело место быть-и это факт.
- Все в порядке? - почти шепотом спросил он. И Джульетта отвела взгляд от его безумно притягательных глаз на свою ногу, потом осмотрела себя, словно проверяя на целостность и сохранность. На коленях у Блэка было так тепло и уютно, он прижимал ее к себе и она не отстранялась, наоборот, нежась в его объятиях от которых уже так отвыкла,а когда-то они были одной из составляющих их отношений.
-Не совсем, нога все равно болит. И еще проблемы со зрением, пора бы научиться смотреть под ноги.-с усмешкой заметила девушка, ощущая каждой клеточкой своего тела, что она рада, что подвернула ногу именно сейчас, она сможет быть ближе к тому, по кому страдало ее сердце. Ох, бедный моторчик, не вечный механизм, он уже должен был давно остановиться, ведь столько всего произошло за эти дни, что волей не волей получишь приступ. Сердце Уайт изрядно потрепано, после Бала, она выполнив часть своего непреложного обета, получила обратно Пита. Но Данхам не желал оставаться больше здесь и покинул Париж при первой возможности, обещая, что всегда будет ее помнить, даже когда времена разойдутся. Да, ирония судьбы, а он говорил, что готов покинуть свое время ради нее-даже смешно. Девушка и усмехнулась собственной ничтожности. Она видела единственного, кто е ценил в отношениях ни смотря ни на что - это Сириус. -Решишь прогуляться и сломаешь себе что-нибудь, у меня иначе не бывает.
На минуту она замолкла, разглядывая пейзаж рядом, романтично и красиво. Но какая романтика? Сейчас ведь уже другое время. Хотя прошлого не изменить.
-Иронично. Я так и не уехала отсюда, а ведь хотела...Все покинули Париж, родители, брат, сестра. А я осталась. Сама не знаю, почему...-тихо проговорила девушка качая головой и ухмыляясь себе под нос. Потом она снова решила вернуть взгляд на Сириуса, она изучала его лицо, будто видела его в первый раз. Он был идеально красив, всегда, это заворожило Джульетту. Джулс сняла перчатки и положила на свои ноги, одна рука коснулась щеки Блэка и пальчики пробежались по нежной, гладкой коже. -Ты все такой же идеальный, совершенно не меняешься Сириус.-с нежностью пролепетала девушка, она находилась в опасной близости к его губам, но ловко свернув, подарила теплый поцелуй его щеке, по которой проводила пальчиками прохладных рук. Она немного задержала губы на щеке, и потом обняла Сириуса.
-Спасибо за помощь. Я скучала по тебе...

Отредактировано Juliette White (2010-03-31 17:26:17)

+1

5

Если бы Сириус когда-нибудь решился бы на мемуары, то книга получилась бы размером с энциклопедию и стала бы очень популярной. Одних только любовных похождений там хватило бы на половину, а зато вторая половина книга была бы исключительно про приключения, в которых оказывался юный Блэк. Его больше не смущал тот факт, что кто-то может узнать его тайну. В тюрьме он уже посидел и даже сбежать сумел. Интересно, не правда ли?.. Прокручивая события в голове, Блэк все чаще возвращался в Дырявый Котел, в самое начало их приключения. Какая сила заставила их заглянуть в кладовку?.. Ведь всегда стоит верить интуиции и не идти черт знает куда и зачем. Наверное, именно любопытство сыграло с Мародерами достаточно злую шутку - отправило их в самое захватывающее и опасное путешествие во времени. Возможно, каждый из них мечтал посмотреть будущее глазами подростка, но не в таких плачевных и опасных условиях. Темный Лорд редко ошибался в своих задумках. Смерть Питера была ему лишь на руку. Теперь оставшееся троица уязвима. Они считают, что раз предатель мертв, значит ни Поттер, ни Эванс не погибнут, но кто даст гарантии, что их не предаст Люпин или сам Блэк?.. Абсурд. Сириус скорее сам умрет, нежели предаст лучшего друга.
Бродяга даже на какое-то мгновение вздрогнул от столь кощунской, оскорбительной мысли, крепче и вместе с тем нежно обнимая Уайт, которая так бережно к нему прижималась. Забавно, не так ли? Сколько боли они причинили друг другу и все равно, не смотря на это, остались хорошими друзьями. Или же больше?.. Сириус посмотрел на девушку долгим и задумчивым взглядом, словно пытаясь тщетно найти в ее глазах ответы на вопросы, которые мучили его изначально. Но формулировка никак не давалась Блэку, поэтому он решил отложить допрос до лучших времен. Наверное, всему виной была задумчивость, которая так шла молодому человеку. Его взгляд потеплел, а губы вновь растянулмсь в улыбке.
- Надо быть чуточку аккуратнее. - мягко заметил Сириус, проводя большим пальцем по ноге девушки. Касаясь Джулс, он вспоминал все что было. Их совместные вечера, когда они, забросив учебники и конспекты, просто сидели на диване у камина, грелись и разговаривали в полголоса, чтобы никого не разбудить и не привлекать внимания. Их отношения были удивительными. В них были и чувства, и дружба. Они могли проваляться всю ночь на ковре, болтая и иногда занимаясь, а могли и увлечься немного отнюдь не детскими играми, которые уносили их далеко и надолго. - Я надеюсь, что скоро мы все вернемся домой. Франция - очень красивая страна, Париж - прекрасен, но я скучаю по Лондону, по Хогвартсу, даже в какой-то степени по своему дому. - тихо добавил Блэк, касаясь виском лба Джулс. Она была единственной девушкой, которая знала почти все о Блэке. Почему-то, он ей доверял, зная, что она никому ничего не расскажет. Помнил, как они постоянно грызлись на первых курсах, как позже стали сталкиваться в темных коридорах. Обычно, такие встречи заканчивались горячими, обжигающими поцелуями. Но почти сразу оба разбегались в разные стороны по своим делам. Иногда приходилось оставаться наедине в библиотеке, в общей гостиной, в больничном крыле. В последнем - зачастую после матчей. Правда, пару раз, Джулс убедившись, что мадам Помфри спит, перебиралась в койку к Сириусу и спала у него под боком, греясь в теплых объятиях. Правда, это не мешало им, выздоровев, снова подкалывать друг друга и кусаться словами.
Тихий шепот Джулс почти на ухо, ее горячее дыхание на коже, нежное касание губ. Сириус слегка улыбнулся, касаясь губами уголка губ девушки.
- И я скучал. Очень. - честно признался Блэк, выбрасывая из сознания все лишнее и ненужное. Зачем вспоминать то, что совершенно неуместно на данный конкретный момент? Кому нужны дурацкие мысли о спасении Хогвартса, когда можно забыть обо всем и просто насладиться моментом. Наконец-то можно совершенно спокойно расслабиться, довериться девушке, которая не фыркннет, не сбежит, а просто приласкает, побудет рядом, разделит момент уединения. Однако, Сириус был личностью крайне вредной, поэтому решив, что отдаваться чувствам сразу - слишком просто, решил немного поиграть на нервах любимой и незаменимой Джульетты. - Как поживает Адамс? Слышал, у вас с ним более чем близкие отношения. - Блэк сдержал улыбку, придавая лицу более или менее серьезное выражение, давая понять, что искренне беспокоится на состояние - моральное и физическое - юного пожирателя.

+1

6

Из сердца человеческого исходят злые помыслы,
прелюбодеяния… кражи… злоба… гордость… безумство…
(Мк. 7, 21-22)

Упрямо вычерпывая ложкой затуманенного сознания последние капельки сна, но и таковых тревога все равно достала, ледяным дыханием коснулась некой сердечной глубины и оставила там студеный морозный след, который отзовется утром острой болью в груди или хотя бы вспышкой непонятной, разрывающей душу надвое, тоски…День, ночь, сон, явь — все это давно стало одинаково безрадостным, серо-монотонным; все это отдалилось и с трудом теперь пробивалось к ней сквозь коросту старческих немощей, безпрестанных покалываний, поламываний и поскрипываний, расшатывающих и без того усталый и немощный строй ее мыслей. Дыхание изменилось, став более частым и боль в ноге пронзала чуть сильнее, чем прежде;Наши воспоминания неоднозначны. Они могут придавать сил для полета, а могут камнем тянуть на дно.
Как превратить свое прошлое в верного союзника, подскажут рекомендации наших экспертов. Наши воспоминания похожи на домашнюю библиотеку. Можно годами не подходить к этим книгам. И вместе с тем они всегда под рукой. Людям, бережно хранящим свои воспоминания, редко бывает скучно даже наедине с собой. Всегда можно вспомнить что-то хорошее. Эти воспоминания как красочные фотографии из семейного альбома: вот вы, пятилетняя, бежите по цветущему лугу, а тут вы, старшеклассница, смущаетесь под пристальным взглядом мальчика… Погружаясь в прошлое, мы заново переживаем радость или светлую грусть. Такие воспоминания психологи называют ресурсными – они способны эмоционально поддерживать нас в кризисные моменты жизни, придавать уверенности и сил. Но далеко не все знают, как в нужный момент активизировать именно эти добрые воспоминания. К сожалению, очень часто воспоминания не помогают, а вредят. Мучают, отнимают силы, необходимые для сегодняшних обстоятельств. Такие переживания, связанные с навязчивыми воспоминаниями, чаще всего преследуют нас после разрыва отношений, которые были очень значимы. Как бы мы ни бодрились, у расставаний есть собственная динамика: в норме вы будете достаточно интенсивно вспоминать о прошлом партнере еще около 2–3 лет. Но иногда и спустя годы ничего не меняется в вашем мироощущении. Вы понимаете, что прошлое захватило вас настолько, что мешает «двигаться дальше». Нам бывает сложно принять мысль о том, что, расставаясь с партнером, человек не ориентируется на частности, а приходит к глобальному выводу: с этим человеком он больше не может быть вместе, как бы тот ни старался ради него измениться. Разрушается сам образ любви, а разбитую вазу, как известно, не склеить. Не будем обманывать себя: в одночасье усилием воли вам не удастся избавиться от тяжелых воспоминаний о важной части вашей жизни. Но это и не нужно. Постарайтесь, думая о прошлом, увидеть его более объективно: не в черно-белом варианте, а во всей цветовой палитре. И тогда вы сможете нейтрализовать и приручить прошлые впечатления, не позволяя им мешать вам видеть других людей и строить новые отношения. Мы зависим от собственного опыта, каким бы он ни был. Собираем себя словно паззл из воспоминаний и потом сами начинаем в этот образ верить. Прежний опыт подсказывает, как поступить в той или иной ситуации. Но разве вам не знакомо это чувство – усталости от самой себя? Ощущение невозможности поступить по-другому?
Не надо, не хмурь огорченно бровь
И не смотри потемневшим взглядом.
Ведь ты же не станция. Ты - Любовь.
А значит, все время со мною рядом!

Джульетта улыбнулась Сириусу, да, ей бы не помешала аккуратность в своих действиях. Она вечно влипала в какие-то истории из-за неаккуратности, по большей части из-за нее она получала травмы и провела добрую часть времени в Больничном Крыле с Мадам Помфри.
Я надеюсь, что скоро мы все вернемся домой. Франция - очень красивая страна, Париж - прекрасен, но я скучаю по Лондону, по Хогвартсу, даже в какой-то степени по своему дому. - тихо добавил Блэк, касаясь виском лба Джулс.
Уайт усмехнулась. Ей тоже хотелось домой, Париж действительно была стоящая страна, но никогда не сравнится с их родным Лондоном, никогда и ничто не будет лучше того, что происходило с ними в Англии. Она вспоминала, как они с Сириусом вместе гуляли там, как они на каникулах встречались, сколько веселых воспоминаний и все канули в небытие ее лет. Это было прошлое, неизменное, но такое приятное, что каждое воспоминание вызывало дрожь во всем теле. Когда его губы коснулись уголка ее губ, то она закусила нижнюю губу и отвела взгляд в сторону. Это казалось таким ностальгическим воспоминанием, обычно Сириус так ее успокаивал или проявлял нежность. И почему внезапно ей захотелось прижаться к нему и припасть с поцелуем к его губам? Может потому что ту любовь, которую она убивала и прятала отчаянно рвалась наружу?
- И я скучал. Очень. - честно признался Блэк. После этого признания, чистосердечного, у Джульетты просто замерло сердце, прерывая свой скоростной забег.
- Как поживает Адамс? Слышал, у вас с ним более чем близкие отношения.
"Твою мать...Блэк, ты умеешь испортить такие моменты!"-подумала Уайт и ее губы тут же стянулись в тонкой линии, показывая недовольство и злость. Пусть Адамс и спас ей жизнь, она перестала ненавидеть этого засранца, но ничего еще не говорило о том, что их более-менее приемлемые отношения "близкие",как выразился Блэк. Если бы не нога, то она бы непременно вскочила бы и накричала на него. Но в виду своего положения с подвернутой ногой, Джульетта лишь громко фыркнула.
-Ты издеваешься? Тебя подводят источники слухов. -презрительно хмыкнув, она отвернулась.-И прекращай так делать, ничего не хочу знать о нем, и вспоминать тоже...

+1

7

Вокруг было тихо. Непривычно тихо. Даже, как-то странно, что мир замер, ожидая развязки этих непростых, запутанных отношений. Наверное, ничто и никто не способен был перечеркнуть истории жизни одного человека, чтобы изменить другую. Все было сложно. Да и жизнь сама не так проста. Иногда приходится хорошенько потрудиться, чтобы все было именно так, как ты хочешь. Наверное, это не всегда хорошо. Иногда, вовсе и не надо ничего менять. Все само встанет на свои законные места.
Сириус лишь усмехнулся презрению Джульетты. Было забавно. В целом, кроме того, что Патрик был Пожирателем, ничего плохого он не делал. По крайней мере, последнее время. До этого все его действия были больше похоже на желание самовыражения. Наверное, он хотел показать, что тоже существует в этом мире, что твердо стоит на ногах и способен на многое. Что ж, он это вполне доказал. Теперь же он вел себя иначе. Блэк имел возможность мимолетно наблюдать за действиями Адамса во время трапез, прогулок по городу и деревне. Словно слизеринца подменили. Нет, он не рвался становится ярым поклонником Гриффиндора. Но в нем явно что-то щелкнуло. Что-то перевенулось и не встало на место. И это его мучило. Или чем еще объяснить то раздражение, с которым он отвечал своим же товарищам, чего раньше почти никогда не делал. Наблюдательный и внимательный Сириус нисколько не менял своих позиций, готовый в любой момент навести артефакт на противника. И если надо убить. Но Блэк не торопился, не нарывался, не спешил вновь оказаться в Азкабане. Там слишком скучно, особенно если учесть чересчур близкое присутствие дементоров и неадекватных сокамерников...
- Конечно издеваюсь. - легко согласился Блэк, решив сегодня не спорить с девушкой. Он так устал от всех этих пререканий, что готов был даже пойти на любой компромисс. Почти любой. Проведя ладонью по ноге Уайт, парень вскинул на нее глаза. - Не злись, Джулс. - Сириус ссадил девушку на траву, вытягиваясь рядом. Удивительно, но в этой части парка все было зеленым, ярким, сочным. Вечное лето. Именно здесь любил поваляться Блэк последнее время. Особенно, когда надо было идти спать. Поттер целыми днями крутился около Эванс, Люпин предпочитал общества Нимфадоры, а Блэку было просто скучно спать в одиночестве, в пустой комнате. За шесть лет он привык к ночным разговорам и шуткам перед сном. А сейчас, тем более после всего, что было, Блэк и вовсе не хотел переступать порог своей комнаты. Но увы, другую ему вряд ли выделили бы только потому, что там он провел много времени с человеком, который на самом деле оказался двуличным. Что поделать. Сириус не мог предугадать, кто его предаст, а кто останется верным до конца. Наверное, единственный человек, с которым Сириус дружил, но чувствовал дискомфорт - был малыш Питер. Но и он теперь потерян в временах. Кто-то сказал, что он убит, кто-то, что просто потерялся. В любом случае, такой расклад более чем устраивал Бродягу, для которого жизни Поттера и Эванс были намного дороже жизни Петтигрю. Кто бы мог подумать, что Лили Эванс, любовь Джеймса Поттера, станет матерью его сына, который в свою очередь идя на все, победит Темного Лорда. Странно, забавно, интересно.
Блэк потянулся, вытягиваясь на животе и скрестив руки на траве, опустил на них подбородок.
- Знаешь, все эти порталы, временные путаницы, зелья, заклинания, смерти... Так хочется открыть глаза и осознать, что все это сон, а я уснул в Дырявом Котле, ожидая утра, чтобы отправиться в Хогвартс. - вздохнул парень, прикрывая глаза. Наверное, об этом мечтал каждый второй ученик своего времени. Вряд ли кому-то нравилось ощущать себя зверем из зоопарка, на которого все смотрят, шушукаются за спиной, осуждая и обсуждая. Как это! Лили Эванс вышла замуж за Джеймса Поттера?! Действительно, это странно. Господи, у Сириуса Блэка и Рэмуса Люпина есть наследники?.. А они что, самые крайние?.. Сириус с трудом себе представлял, что могло его заставить не уговорить очередную пассию на аборт. Но сейчас уже размышлять об этом было поздно. Своих детей он еще не видел. К счастью. Зато успел познакомиться с внуком, которым из-за всех этих порталов был старше него на четыре года. Парнем он был своеобразным. Наверное, не каждым сможет угнаться за перепадами его настроения, привыкнуть к манере общения и осознать, что за кто перед ним. Регулус, а именно так все называли парня, игнорируя первое имя, был какой-то страшной помесью всех членов семьи Блэк. От каждого по немногу. И получилось просто идеально. Правда, Рег был со своими заскоками, но кто не без этого?.. Сириус подумал о своем брате. Их отношения оставляли желать лучшего, но в конце концов, это выбор Рега. Бродяга много раз предупреждал его не связываться с Пожирателями, но разве матушкин любимчик послушается предателя крови?.. Конечно же нет. Сириус вздохнул, поворачивая голову в сторону Уайт и тепло разглядывая ее. Черти ее лица немного изменились. Дело даже не в том, что девушка выросла. Скорее, повзрослела. Стала серьезнее. Если вспоминать то время, когда они будучи на шестом курсе, еще в поезде устроили выяснение отношений, когда ее братец заявился, начав читать Блэку морали, когда чуть ли не весь поезд сбежался узнать, что случилось... Если все это вспомнить, то становится смешно. Еще год назад, они все были более инфантильными, более мягкими и спокойными. А сейчас... Суровая правда жизни здорово надавала им, кого-то наказав, кого-то одарив. Все было иначе теперь. Даже любые отношения выглядели по другому. Кто бы мог подумать, что Сириус так ошибется. Он никогда не делил девушек на факультеты, хотя, слизеринок не особо жаловал. Они всегда были заносчивыми, с чересчур высоким самомнением, много умничали, старались казаться лучше, чем были... И вот он встретил одну из них. И так получилось. Но к счастью, все закончилось вполне удачно. Никаких нудных разговоров и пустых объяснений, что зелье окончательно перестало действовать. И Сириус был этому рад. Он полностью исцелился, чувствуя, как его сердце постепенно теплеет. Правда, восстановить все прежние чувства было сложнее. Дружба с Поттером и Люпиным мгновенно вспыхнула заново. Это чувство не погасило бы ни одно зелье. А вот отношения к остальным... Блэк внимательно посмотрел на Уайт. Вся боль, все обиды, все ушло. Было пусто и теперь можно было заново соткать то, что так легко порвалось. И Сириус хотел все вернуть, но переделать так, чтобы не было больше боли и обиды. Плевать было на Адамса и его загоны, плевать было на все. Джульетта Уайт всегда была и останется не только лучшим другом, но и одним из самых близких людей. Несмотря ни на что. Будет между ними что-то или нет - покажет время.

+1

8

То единственное, чем ты дорожил, кого любил, кем дышал, вот он ускользает в один миг и ты даже не осознаешь, сколько потерял, ты не в силах обдумать и оценить эту потерю, потому что тебе все равно. Ты- это пустота, черная глушь, тишь, ночь. Ты - забытье других, тебе нельзя быть с ними, с нами, ты -одиночка, ты теперь всегда одна, и никого рядом не будет. Не тебя все бросили - ты сама ушла. И вот, ты лежишь, где-то в пространстве твоя душа и сознание, а тело, оно охладевает, становится совершенно безжизненным, а все почему? Потому что ты - мертва. Смерть -это покой..да, в этом я убедилась, сейчас просто с одной ступени на другую, здесь все так просто. Ты не понимаешь, что происходит, нет чувства ужаса, нет страха и паники, здесь все ровно, как спокойный ветер лишь колышет колос на поле... Я не знаю где я, зачем я здесь, но здесь так легко, что уходить не хочется, даже если бы и была возможность. Но разве у меня есть выбор? Я между небом и землей, где-то ни там, ни там. Хочется плакать от этого, или смеяться...не понимаю. Ох, истеричная часть меня всегда брала верх, главное, чтобы не дошло до икоты. Если бы я могла, я бы сейчас улыбнулась. В голове столько воспоминаний, я смотрю их как фильм, в основном фигурируют мама, папа, бра и сестра, Джеймс, Лили, Ремус...и Сириус. Боль, что пронеслась по темноте и задела меня, была невыносимой. Я кричала, но меня не слышно, я просто потерялась. Сириус...Где ты? Почему я одна? Ты же обещал меня не оставлять.-такие сны частенько посещали голову Джульетты и она просыпалась в холодном поту,понимая, что жива, но реальность не многим отличается ото сна.Вслед за постигшим горем всегда идут его спутники. Эти спутники стучаться к нам,  не отпускают нас и не дают спокойствия. Днем и ночью они отнимают наши силы, занимают наши мысли, отвлекают нас, требуя ответов… Кто эти спутники? Эти  вечные вопросы «Зачем жить?», «Как дальше быть и куда идти?», «В чем смысл жизни?» Подобного рода вопросы обязательно должны быть разрешены. При всем трагизме ситуации, которую переживает горюющий человек, понимание смысла жизни  может стать важнейшим трамплином для понимания себя, преображения своей жизни, жизни окружающих, придания ей настоящего смысла, о котором, к сожалению, мы заботимся обычно только в кризисные этапы своей жизни. Человек, понявший смысл жизни, может понять и смысл смерти. Это послужит не только утешением самому горюющему, но и тому, кого мы оплакиваем, по кому тоскуем. Смысл жизни – жизнь ради близких. Очень часто нам кажется, что жизнь ради близких – это как раз и является главным смыслом. Многие люди видят смысл своей жизни в близком человеке, в ребенке, супруге, реже – родителе. Они нередко так и говорят: «Я живу ради него», живут не своей, а его жизнью. Безусловно, любить своих близких, жертвовать чем-то ради них, помогать идти по жизни – это необходимо, естественно и правильно. Большинство людей на земле хочет жить, получая радость от семьи, воспитывать детей, заботиться о родителях и друзьях. Но может ли это быть главным смыслом жизни? Мы часто  отождествляем себя с близким, проживаем не свою, а его жизнь. Мы радуемся не своим, а исключительно его радостям, иногда мы даже забываем о важнейших потребностях своей души ради мелких житейских потребностей близкого человека. Тем не менее, любой человек смертен, и если он стал смыслом вашей жизни, то лишившись его, Вы почти неизбежно потеряете желание жить дальше. Наступит серьезнейший кризис, выйти из которого можно, только найдя иной, истинный смысл. Можно, конечно, «переключиться» на другого человека, и жить теперь ради него. Нередко люди так и поступают, т.к. они привыкли к подобной симбиотической связи и жить по-другому просто не умеют. Таким образом, человек постоянно находится в нездоровой психологической зависимости от другого, и излечиться от нее он не может, потому что не понимает, что болен.
-Не злись, Джулс.-произнес Сириус и они переместились на траву. Теперь можно было легко растянуться на ней, не обращая внимания на боль в ноге. Девушка разлеглась и потянувшись, улыбаясь, посмотрела на Блэка.
-Сириус, я не злюсь на тебя. Даже не подумала. Это глупо, злиться из-за шутки.-произнесла Джулс, словно бы рассуждая в пустоту, а не отвечая парню. Раньше Джульетта злилась чаще, чем дышала, и просто из-за пустяков, типа невинных розыгрышей ребят над ней, когда Сириус шутил, она воспринимала порой в штыки, сейчас же все изменилось.
- Знаешь, все эти порталы, временные путаницы, зелья, заклинания, смерти... Так хочется открыть глаза и осознать, что все это сон, а я уснул в Дырявом Котле, ожидая утра, чтобы отправиться в Хогвартс. - вздохнул парень, прикрывая глаза. Пока была возможность разглядывать его, девушка это делала. Она внимательно разглядывала лик Сириуса, убеждаясь, что на столько идеальным быть нельзя, что именно такой и должен быть Бог. Сердце, начало свои глухие и тихие стуки, кровь начала циркулировать по венам, дыхание едва заметно пробилось сквозь пелену толщи затвора легких. Уайт ощутила, как ноги налились свинцом, руки, голова, спина, живот. Внутри все стянуло тугим узлом. Внезапно она почувствовала, как ее волосы и тело ласкает ветер, но он подозрительно теплый. Губы растянула улыбка, наблюдать за неподвижным Блэком, что нежится на солнышке было очень приятным занятием, а она так отвыкла от него, но возможно настало время все менять. Но тут он открыл свои глаза, бездонные, куда Джулс так любила заглядывать, когда была озадачена и искала ответ на вопрос, там она находила уйму ответов, разномастные...Как и сейчас, это молчание даже сказало за себя больше. Отводить взгляд ей не хотелось, вот бы так вечно лежать рядом с Сириусом и никуда не уходить. Ее щечки приобрели румяный оттенок, одна рука спустилась и найдя ладонь Блэка, Джульетта сцепила их, переплетая пальцы. Она хотела чувствовать биение его сердца, просто касаясь ладони и это получалось, так необычно...

+1


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив - Game out of game| » |Let's try one more time| December, 2022|