|Hogwarts: The Great Wizards|

Объявление

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ НА 2016 ГОД

ВНИМАНИЕ: Дорогие друзья - игроки и гости, - если вы случайно забрели на этот форум в поисках старых друзей, то спешим вас порадовать. Не прошло и четырех (четырех же?) как мы решили воскреснуть. Ищите нас на новом адресе, с немного измененным сюжетом, но с теми же тремя поколениями - | Three Generations: I would rather die | - Мы будем рады всем, кто решит вновь присоединиться к нам! С уважением, все те же (фактически) АМС!


Старые и новые администраторы ждут вас на ТП:
Sirius BlackKate LovelyLily Evans

Важно
Мы продолжаем активный набор игроков, поэтому будем рады всем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив закрытых квестов| » ● |Лувр |Halloween in Paris|


● |Лувр |Halloween in Paris|

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Лувр (фр. Musée du Louvre) — один из крупнейших художественных музеев мира (третий в мире по занимаемой площади: 160 106 квадратных метров, из которых на 58 470 располагаются экспозиции). Музей расположен в центре Парижа, на правом берегу Сены, на улице Риволи, в 1-м округе столицы.

Здание музея — старинный королевский дворец (Palais du Louvre). Конная статуя Людовика XIV обозначает точку начала так называемой исторической оси Парижа, но дворец не выровнен по ней.

Лувр — один из старейших музеев с богатой историей коллекционирования художественных и исторических реликвий Франции, начиная со времён династии Капетингов и до наших дней.

В Лувре собиралось всё, этот музей можно назвать универсальным. Его коллекции покрывают огромные географические и временные пространства: от западной Европы до Ирана через Грецию, Египет и Ближний Восток; с античности до 1848 года. Европейское искусство новейшего периода времени — с 1848 года и до наших дней — представлено в Музее Орсе и Центре Жоржа Помпиду, а азиатское выставляется в музее Guimet. Искусство Африки, Америки и Океании экспонируется в музее набережной Бранли.

Самые известные экспонаты Лувра: свод законов Хаммурапи, Венера Милосская, Ника Самофракийская, Джоконда (Мона Лиза) и другие картины Леонардо да Винчи, картины Рембрандта, Тициана, Свобода, ведущая народ кисти Делакруа. Лувр — самый посещаемый музей мира, в 2006 году здесь побывало более 8,3 миллионов человек.

0

2

Эйфелева Башня, романтическая прогулка по Полям. Все это превратилось в прекрасный сон. А может это и было сном?.. Вся его жизнь связанная с этой невероятно подвижной девушкой?.. Может, ее никогда и не существовало, а его воображение начертило ему идеал, который он полюбил?..
Как бы то не было, она исчезла. Как Золушка в полночь, Фел просто расстворилась в пространстве не оставив после себя даже туфельки. Все это было грустно и печально, но Рег привык смирятсься с реальностью. Он все больше и больше уверял себя, что это сон. И реальности в нем нет места.
Ноги сами привели его в Лувр. Сложно сказать, почему именно сюда. Наверное, это самое важное место в Париже. Грех не посетить раз уж ты здесь. Сириус осмотрелся по сторонам. Очередь была не так велика, как показывали в фильмах, поэтому молодой человек совсем скоро попал внутрь. Ни одна книга, ни один фильм не может передать ту роскошь, которая была в этом здании на самом деле. Когда-то по этому полу ходили французские короли и королевы, кардиналы и знатные вельможи плели интриги в стенах старого дворца. Но даже это было пустым звуком в истории по сравнению с тем, что теперь хранилось в Лувре. Нечто, намного ценее трусливых и жадных королей. Шедевры, которые создавались в эпоху Возрождения, которые с трудом были переправлены во Францию.
Гуляя по залам, юный Блэк остановился напротив Мона Лизы. Он очень долго и пристально смотрел на это спокойно, умиротворенное лицо женщины, хранившей в себе основы двух полов. Если присмотреться, то можно было с легкостью уловить и мужские черты. Что-то странное, загадочное было в этой улыбке, которая успокивала и одновременно беспокоила сознание, заставляя мозг работать быстрее и ярче. Множество мыслей в потоке урагана начинали плясать в голове, отказываясь складываться в единое целое, словно смеясь над хозяином. Сириус тряхнул головой, отступая подальше и уже с этого расстояния созерцая женщину, нарисованную Леонардо Да Винчи. Человеком, который был рожден без фамилии. Неизвестно от кого и как, но это не помешало стать ему величайшим человеком, который оставил человечеству огромное наследие. И не только в сфере искусства, но так же физики и многих других сферах. Уникальный, таинственный человек, которого никто не помнит внешне, да и сведений о нем достаточно мало. Но он воистину великий.
Тайная вечеря... Еще одно произведение Да Винчи, наполненное секретами и тайнами.
Сириус так увлекся созерцанием, что не сразу заметил девушку, стоящую в нескольких шагах.
- Прошу прощения. - произнес он на французском, после присматриваясь к юной особе. Что-то зашевелилось в его сознании и память упрямо начала барабанить в голове. Где-то он уже видел эту девушку. Мгновение и в голове пронеслась вспышка. Эта была семикурсница из Хогвартса, Сона Уистлер. Райвенкло. Сириус никогда не делил факультеты на плохие и хорошие, в чем был очень похож на своего деда. Но если Бродяга снисходительно относился к Слизерину из-за его прекрасных представительниц, то Рег считал глупым судить человека по цвету значка на его мантии. Каждый человек - это отдельная личность. И если тебя определила Шляпа на Слизерин, это еще не значит, что ты будущий Волдеморт. Многие оканчивали Слизерин и даже становились членами Ордена Феникса, помогали Дамблдору в свое время. Сейчас Орден прекратил свое существование так как легендарный Волдеморт пал от рук Гарри Поттера. Это было прекрасно, но мальчик-который-выжил продолжал быть в центре внимания и это его немного раздражало. Сириус поддерживал связь с ним и его детьми, а так же с Уизли, поэтому был в курсе дел. - Мы, кажется, знакомы. - помолчав добавил Сириус, желая немного развеяться и побеседовать с кем-то из своих знакомых. Французы хоть и дружелюбны, но мало что понимают в значении слова Хогвартс. Для настоящего ученика это почти святое, родное, свое... А для постороннего всего лишь еще одна школа магии. И то, если повезет говорить с магом. Обычно, Лувр посещали только магглы, которые любили фотографировать все подряд, а потом хвастаться снимками перед друзьями, гордо говоря, что они видели собственными глазами Мона Лизу.

Отредактировано Sirius R. Black (2009-12-28 16:03:34)

+1

3

Парки, площади, кафе.. Все это не интересовала Сону. Вернее, это не то, что могло заинтересовать юную особу в Париже. Она не могла понять, что может так восхищать в, казалось бы, обыденных местах города. Красивая природа и интересная архитектура? Они отнюдь не хуже английских. Многие туристы, разинув рты и бесконечно щелкая своими фотоаппаратами, слушали байки экскурсоводов о том, что то или иное здание или кусок стены на площади уникален, ведь именно его оформлял французский очередной культурный деятель с гнусавой труднопроизносимой фамилией. Чушь. И половины всего великолепия Франции не было сделано французами. По крайне мере ее современная часть. После революций и войн все было реконструировано, но  заимствованной силой немцев или тех же англичан, чья рабочая сила стоила на порядок дешевле. Бывало, та или иная часть очередного шедеврального храма была полностью выполнена в Польше и увидела Францию уже в готовом виде. Но кто будет помнить бедных польских рабочих? Намного выгоднее присвоить авторство шедевра родному известному французу и кричать на каждом углу, что лишь им свойственна такая изысканность и уникальность искусства.
Сона мелено поднялась с корточек и потянулась. Ноги затекли и неприятно ныли, поэтому девушка решила пройтись по длинному коридору.
Многие туристы так рьяно восхищаются анисовой веточкой на нимбе очередного святого, имени и истории которого даже не знают, порой даже не осознавая, что в его родном городе стоит невероятной красоты памятник, выполненный той же умелой рукой, что и эта анисовая веточка. Забавно.
Уистлер вошла в небольшой зал с высокими потолками и поняла, что вновь потерялась. Оглядев не особо впечатлившие ее полотна, девушка спокойно пошла дальше. Она с самого утреннего открытия находилась в Лувре,  слушала одни и те же экскурсии на разных языках мира и исподтишка фотографировала забавных туристов, сбившихся в кучки как стадо овец. Так проводить свое время ей нравилось намного больше, нежели гулять по парку или сидеть в кафе. Все это обыденно, так она может провести хоть всю свою жизнь в Англии. Сона за один день умудрилась посетить самые известные открытые места Парижа и сделать несколько удачных фотографий. Но фотографировать мертвые, безликие и лишенные эмоций сооружения быстро надоедало. Можно посмотреть, потрогать, а картинок полно в любой книге. Намного больше Соне нравилось фотографировать людей, а точнее ловить их на проявлении каких-то ярких эмоций. Смех, спор, баловство, романтика..  Такие вещи мгновенны и у каждого уникальны, их нельзя повторить или заменить.
Медленно бредя по очередному коридору, Сона окидывала беглым взглядом полотна. Здесь было тихо, очевидно, экскурсоводы ушли на обеденный перерыв, так что по залам блуждали только люди, пришедшие сами. Они нравились Соне больше. Наверное, потому что пришли сюда действительно посмотреть и насладиться, а не «по запланированной программе». 
Уистлер сразу увидела толпу у всемирно известной Джоконды или иначе Моны Лизы. Подходить сразу расхотелось. Свернув за угол, Сона остановилась в паре метров от Тайной Вечери – иного, не менее известного, творения Да Винчи, и усмехнулась. Леонардо был тем еще шутником, любил все путать. И что в нем больше всего любила Сона, так это то, что даже в самых, казалось бы, элементарных вещах он оставалял место сомнению. И это было делом каждого, во что верить. И верить ли вообще. Наклонив голову, Сона задумчиво оглядела полотно. Забавно, Да Винчи не был религиозным, но рисовал библейские сцены. Не без сатиры, но все же. Его творчество своего рода религия – либо ты веришь, либо нет, и есть много вариаций того, во что верить. Вынырнув из размышлений, Сона обернулась. Ей показалось, что обратились к ней.
- Да, знакомы. Сона Уистлер, я часто вижу тебя на занятиях по Защите.
И вновь повернулась к полотну.
- Забавно, не правда ли? Как один писатель может превратить свою точку зрения в мировую. Я про Брауна, - подойдя ближе к полотну, Сона коснулась пальцем картины. – Про то, что Да Винчи уравновешивал значение женского и  мужского начал. Интересно, никто не думал о том, что это лишь трактование работ Да Винчи? Трактование в угоду католикам. Да Винчи никогда не был религиозным фанатиком, рисовал он библейские сцены исключительно по заказу. Это не значит, что в них содержится истина, прописанная гением. В них то, что хотела видеть церковь. И потом, что, никто не видит сатиры в его работах? Если Леонардо и рисовал Библию, то явно не с той целью, с какой ее сейчас трактуют. Гетеросексуал может быть и мог бы приравнять себе женщину, но гей? – Сона обернулась . Увидев выражение лица Сириуса Блэка, она смущенно улыбнулась. – Просто я верю в другую теорию. Извини, что загрузила. Весь день молчала, захотелось поделиться с кем-то своими размышлениями.

+1

4

Проходившие мимо туристы и просто посетители, бросали взгляды на полотно. Они изучали каждый миллиметр шедевра, восхищались, охали, ахали и проходили дальше, почсчитав, что выразили достаточно восторга для этой картины. Надо было немного оставить и другим. Сириус усмехнулся, наблюдая, как люди перешептываются, обсуждая творения, более юные посетители хихикают, указывая на ту или иную картину, где присутствует обнаженная часть тела. Блэк, будучи не так уж и взрослым, но и не ребенком, не считал это смешным. Да и в детстве он редко смеялся над искусствои, считая его достойного уважения, но никак не смеха. Хотя, многие произведения казались ему в той или иной степени забавными.
Голос Соны и ее короткое поветствование вызвало улыбку на губах молодого человека. Он не мог похвастаться наличием веры, но Библию все же когда-то читал. Маги вообще редко верили в Бога, так как магия сама по себе издавна была признана чем-то дьявольским и злым, поэтому только домохозяйки, потервшие все надежды на прекрасное будущее, ходили по воскресеньям в церковь и мечтали о чуде с небес.
- Да, Да Винчи выполнял заказы, но многие, а вместе с ними и Браун, считают, что он все равно, выполняя свою работу, вкладывал в ее тайну, стараясь передать зашифрованную информацию будущему поколению. Кажется, Том Хэнкс изрядно помучался, прежде чем обошел все припятствия и понял, чего от него хотят. Леонардо всегда умел плести интриги не хуже любых вельмож. - пожал плечами Сириус, созерцая огромное полотно. До них наконец дошла толпа туристов во главе с важным гидом, который начал на французском просвещать иностранцев, рассказывая, сколько ночей Да Винчи провел без сна, творя сей шедевр. Блэк закатил глаза. Туристы продолжали восторженно слушать, всем своим видом ясно показывая, что это все очень и очень интересно. Сириус заскучал. Он отошел к Соне, которая посторонилась толпы и прислонился к высокой колонне.
- Никогда не понимал людей, которые могут часами смотреть на какую-нибудь картину и лить слезы о ее красоте. Я согласен, что есть достойные и очень красивые произведения, но создавать культ искусства только потому что тебе нечем заняться... - Сириус покачал головой, краем глаза наблюдая за толпой, которые как стадо овец шлепало за гидом с открытыми ртами слушая и ловя каждое слово. Возможно, Рег был немного циничным в этом плане, но зато прямолинейным. Он не собирался лицемерить. Даже о картинах. Да, произведения Да Винчи заслуживали внимания и уважения. Наверняка, действительно много сил и времени ушло на создание каждой картины, но это не значит, что надо каждый куст называть его именем и справлять его день три раза в году. Сириус не видел в этом смысла. Наверное, люди имели определенную точку зрения и серьезные причины поклоняться художнику, как богу. Увы, психология людей была намного сложнее, чем казалось на первый взгляд. Были субъекты, чей ход мыслей можно было опрелелить с одного взгляда, а были люди, чье сознание было скрыто даже от телепатов. Блэк подергал себя за самые длинные кончики волос, прижав их к шее и запрокинул голову. На самом деле он спасался от одиночества в этом периодически людном месте. Здесь можно было и отдохнуть, и не бояться галлюцинаций, которые появлялись от слишком долгого отсутствия собеседника. Людный город был слишком шумным для молодого человека, который предпочитал тишину и покой. И лишь голос собеседника ласкал слух. Сириус любил поговорить с кем-нибудь, особенно с девушкой, считая, что прекрасный пол создан не только для любви и прочих радостей жизни, но и для умных разговоров.

0

5

Сона, скосившись, оглядела Сириуса и усмехнулась. Он явно скучал, да и она прекрасно знала, что тот не будет вдумываться и осмысливать ее слова. Ей это и не нужно было.
- Передать зашифрованную информацию? Мне кажется, ее на самом деле еще не расшифровали,  - с сарказмом констатировала девушка. - Не майся. Ты ж не для бешеного веселья пришел в Лувр, так что не жди здесь феерверка.
Кивнув головой в сторону, Сона развернулась и пошла по коридору, засунув руки в карманы юбки. Она слышала шаги позади себя, значит, Сириус все же предпочел пойти с ней. Она не собиралась развлекать его и разгонять скуку, в конце концов он пришел сам, ей было вполне комфортно здесь и одной.
- Кстати, а с чего ты вообще пришел в Лувр? Не самое веселое место, - без стеснения спросила девушка. Она вполне комфортно чувствовала себя как одна, так и в толпе незнакомцев, так что практикант ее нисколько не смущал. Они дошли до невзрачной двери с надписью "Реставраторская" сразу на нескольких языках. На шведском было написано аж дважды. Для идиотов, наверное.
Оглядевшись по сторонам, Сона открыла дверь и уверенно прошла в темное помещение. Не то, чтобы она следила за персоналом..
- Закрой дверь. Не волнуйся, сегодня реставраторы не работают, - почему то шепотом пояснила Уистлер. Наверное, все же где-то глубоко-глубоко понимала, что тут им быть не положено.
В помещении было прохладно, дневной свет показывал лишь примерные очертания комнаты, но не она интересовала девушку. Сона прошла к застекленной двери и дернула за ручку. Закрыто. Так, а если в другую сторону..
- Черт. Алохомора,  - нехотя произнесла девушка, направив кончик палочки на круглую ручку. Раздался тихий щелчок, и девушка, осторожно открыв дверь, прошла на небольшой балкончик. С высоты второго этажа была хорошо видна огромная толпа туристов, жаждущих попасть в музей. Уличные артисты развлекали зевак, вкусный запах доносился из многочисленных кафешек. Сона забралась с ногами на перила и, чуть поправив юбку, посмотрела на Сириуса. В голове тут же пролетела вся информация, которую ей успели наболтать однокурсницы о внуке известного мародера.
- Ты со своим дедом встречался? – задумчиво смотря на толпу, спросила Сона. Она редко смотрела на человека во время разговора. Так было спокойнее.
  - Сегодня же еще бал-маскарад. Или я скептик, или все с ума сошли... - болтая ногой в воздухе, пробормотала Сона, заметив несколько ребятишек в масках. Она не собиралась идти туда, костюма не было, шататься по магазинам и мерить платья - не было настроения, а выглядеть хорошо стоит денег, коих тоже не было в достатке. Возможно, это были лишь притянутые за уши причины, потому что что-то внутри нее было явно против этого бала.
- Ну улыбнись, - Сона взяла в руки фотоаппарат. Девушка старалась запечатлеть все красивые вещи, с которыми оказывалась рядом. Многие вели дневник, а у нее были фотографии. Ей казалось, что окружающее скажет о человеке намного больше, чем он сам о себе.

+1

6

Было забавно наблюдать за туристами, которые шептались на разных языках, не понимая друг друга, но с важным видом кивая и давая понять, что все всем ясно. Гид продолжил захлебываться словами, делясь не только информацией, но и впечалениями. Наверное, стоило еще посидеть в Лувре и послушать все варианты легенд. Зато можно было с чистой совестью потом порадовать друзей байками о прекрасном дворце, в котором обитают одни болтуны. Работать гидом в Лувре - это модно. Но так нудно. Разве что только под шумок хихикать над туристами. А лучше включить им фильм "Код Да Винчи" и посадить смотреть. И пусть они потом лапают Мону Лизу, в поисках тайн и разгадок.
- Зачем?.. Не знаю. Здесь по крайней мере не так скучно, как на улице. Да и в кафе можно сходить в Лондоне. - пожал плечами молодой человек, запрокидывая голову и созерцая потолок, украшенный дорогими люстрами, наверняка, со времен многочисленных Людовиков. Девушка решила не задерживаться на одном месте. В этом Рег ее поддерживал. Наблюдать как толпа любителей прекрасного мычит чо-то в знак восторга не очень интересно. Следуя за Соной, Блэк не забывал смотреть по сторонам. Своеобразная экскурсия, устроенная спонтанно, устраивала его куда больше, чем запланированная заранее и обговоренная по всем пунктам. Рестовраторская поражала своими размерами. Хотя, удивляться не стоило. В Лувре хранились невероятные шедевры, а значит и мастерская должна быть соответствующего уровня. То, что Сона проникла в святую святых, нисколько не смутило молодого человека. Он легким движением пальцем закрыл дверь на замок. Увы, привычка - вторая натура. А рука была натренированна запирать двери. Притом, многообещающе щелкать замками. Сириус усмехнулся, пряча руку в кармане. Не время и не место придаваться утехам. Да и незнакомую девушку прижимать к стене не входило в его планы. Пусть она и была красивой. Маньяком Сириус себя не считал, а значит и не стоило им быть. Выйдя на балкон, Блэк прислонился к перилам, опираясь на скрещенные руки. Люди забавно спешили внизу, торопясь и толкаясь. Многочисленные развлечения для туристов, чтобы они не дай Бог мимо не прошли. Ведь были и такие, которые побывав в Париже, на вопрос: "А Вы были в Лувре?", отвечали: "Ой, а мы его не заметили!". Конечно, таких туристов можно было больше не отправлять в путешествие в другие города.
- Мой дед занят своими делами, как я понял. Да, мы виделись. Но ничего особенного не произошло. Моя однокурсница меня потом долго допрашивала. Наверное, ожидала горячих подробностей. Расчитывала, что мы на пару устроим погром в Париже. Но мы просто поговорили, посидели и разошлись. Его мало волнует мое существование. Ему ведь всего семнадцать. - с едва заметной улыбкой заметил Блэк, словно говорил не о родном дедушке, а каком-нибудь ребенке, который сделал или сказал что-то забавное. - Насчет бала... Не уверен, что горю желанием там быть. Разве что устроить себе экскурсию по Версалю... - Сириус вновь пожал плечами, поворачиваясь и прижимаясь к перилам уже спиной. Оперевшись в них локтями позади себя, молодой человек запрокинул голову, созерцая еще голубое небо, по которому скромно, словно с опаской, неспешно плыли белоснежные облака, принимая облик различных предметов. Расшифровывая каждое облако, Блэк едва не пропустил просьбу Соны мимо ушей. - Прости, мне уже не раз говорили, что я не очень улыбчивый. Не вижу причин весь день улыбаться, как идиот. - отозвался Сириус, вздыхая, но перехватив взгляд Уистлер, изогнул губы в легкой улыбке. Разве можно было отказать столь прекрасной особе?.. Конечно, нет. Сириус перевел взгляд на дверь, явно надеясь, что их не запрут здесь добрые секьюрити, которые периодически делают обход и блюдат безопасность картин. Можно подумать, кто-нибудь рискнет вынести что-нибудь из Лувра. Отсюда бы самому выйти нетронутым, а тут о картинах думаю. Если красть целиком, то рама весит добрые килограмм десять-пятнадцать, а если только полотно - дяди отрежут вору руки и еще и ноги. Чисто для коллекции. Да и для профмлактики. Мало ли, вдруг человек йогой занимается и может в следующий раз ногами похитить шедевр. Сириус поджал губы, стараясь усмирить разбушевавшуюся фантазию. Он был искренне рад, что Сона не телепат, иначе ее пришлось бы ловить, чтобы не упала с перил.

+1

7

- Я заметила, что не улыбчивый, - просто отозвалась Сона. Она сидела на перилах и болтала ногами, повесив фотоаппарат себе на шею. Как фотограф, она замечала все, каждую деталь, каждый жест. Это помогало понять и разобраться в человеке, но не всегда. Всем известно, что на магических фотографиях видна вся правда. Это был ее своеобразный детектор лжи. Не раз случалось так, что, сфотографировав какую-то влюбленную парочку, на фотографии проявлялись два человека, отказывающиеся смотреть в сторону друг друга. Или наоборот, что случалось чаще. Сона всегда очень негативно относилась ко всякого рода лжи и лицемерию. Забава забавной, но ее немного огорчало то, что таких «разоблачающих» фотографий попадалось все больше и больше.
Сириус не был прост, открыт. Но копаться в его сущности Сона не собиралась. Зачем ей это надо? Она сделала пару его снимков, возможно, это все, что останется от их сегодняшней встречи. Которая вполне может оказаться последней, не учитывая уроков по Защите. И то Уистлер скоро закончит Хогвартс и навсегда покинет родные стены замка.
Если, конечно, вообще туда вернется.
- Версаль.. Да что там смотреть? – Сона неуверенно покосилась на Блэка. – И потом, там будет куча напыщенных аристократов, которые только и делают, что кичатся своим состоянием и родословной. Ну и деньгами, конечно. Представь, сколько там будет охраны. Так что не думаю, что у тебя выйдет приятная вечерняя прогулочка по Версалю.
Затем, помолчав, добавила:
- Боюсь, многие ребята разочаруются. Не смотри так на меня, Блэк, я повидала много приемов и балов. И, чего скрывать, какая-то часть меня рада, что родители пропали. Зато я свободна как птичка.
Сона встала на перила, балансируя на узком участке. Было не очень высоко, но ощущения можно было сравнить разве что с полетом. Перед ней расстилалась огромная, кипящая жизнью, площадь, а высота и неустойчивость заставляли сердце биться чаще. Но ей этого было мало. Пройдя к стене, девушка встала к ней спиной и стала медленно проходить по стене ко второму балкону, стоя на небольшом резном выступе. Несильный ветерок развивал юбку и волосы, ласкал кожу. Было страшно и одновременно захватывающе. Она на время миг забыла о присутствии и вообще существовании кого-либо. Люди внизу не замечали ее и не смогли бы, несложное заклинание, прячущее их от маггловских глаз, действовало безотказно.
Сона слышала стук своего сердца и наслаждалась этим. Затем, глубоко вдохнув, соскочила на второй балкон и обернулась к Сириусу.
- Люблю, когда захватывает дух, - с ухмылкой громко возвестила Сона. Затем соскочила с перил и, пройдя в реставраторскую, закрыла дверь на балкон Сириуса.
- Акцио, палочка.
Поймав в руку палочку Блэка, девушка вернулась на балкон и, облокотившись о перила скрещенными руками, улыбнулась парню.
- А ты?

0

8

Брови Блэка чуть дернулись, а глаза проследили за движениями Соны. Она перемещалась неспешно, изящно, словно кошка. Каждое ее движение очаровывало, завораживало. Но все это было обманчиво, Блэк был в этом уверен. Именно поэтому он тряхнул головой, отгоняя наваждение. Палочка находившаяся за поясом, перелетела в руки девушки, которая задорно ухмылялась с соседнего балкона. Блэк сощурился. Похоже, он связался с настоящей хулиганкой, которая сама еще не знала, чего от себя ожидать. Но и он не был новогодним подарком, которому можно радоваться с закрытыми глазами. Глаза озорно блеснули, скромно намекая, что в тихом омуте водятся черти пострашнее. Легко запрыгнув на перила, молодой человек бросил равнодушный взгляд вниз. Высоты он не боялся, в свое время играл в квиддич, поэтому упасть со второго этажа было не так страшно. Не все в этом мире просто, верно?.. И не все люди даются пониманию. Неспешно переставляя ноги, Блэк по стенке дошел до соседнего балкона. Холодный камень холодил спину, но Блэк просто проигнорировал это, посчитав, что это того стоит. Спрыгнув на балкон, Сириус отряхнулся, вскидывая глаза и подходя к девушке почти вплотную. Его глаза преобрели насмешливый блеск, который не предвещал ничего хорошего. Склонившись к Соне, Сириус дразняще провел губами по ее губам, очень мягко и едва ощутимо касаясь нижней, но практически сразу отстранился, резко оказываясь на безопасном расстоянии и помахал двумя палочками. Озорная улыбка появилась на его губах, открыто говоря, что Уистлер связалась не с тем. Запрыгнув на перила, Сириус повторил все то, что сделала с ним Сона. Разве только дверь пришлось закрыть заклинанием.
- Рискнешь отобрать свое оружие?.. - осведомился молодой человек. - Или боишься увлечься?..
Однозначно, наглость являлась тем даром, который перешел Регу от дедушки, но даже в нем парень знал меру. Он лишь заигрывал с прекрасной Соной, не собираясь совращать ее или соблазнять. Ему это было ни к чему. В конце концов, они дурачились. А дуракаваляние могло принять любые обороты. Но Сириус не торопил события. Их первая встреча тет-а-тет была весьма забавной и милой со стороны и очень горячей, если присмотрется. Но ни он, ни она отступать не собирались. Сириус облизнулся, смакуя оставшимся вкусом губ девушки. Шалить Сириус умел и любил. Да и грех не побаловаться, когда находишься в Лувре, в его запретной части, куда простые туристы вряд ли заглянут. Но есть еще и маги, которые могут поднять головы и увидеть это безобразие. А ведь есть и сердобольные старушки, которые захотят постараться на благо человечества.
Размышляя об этом, Блэк улыбнулся уголками губ, вскидывая глаза на Сону. Кажется, она была немного в смятении. Но недолго. Кажется, игра заинтриговала ее. Впрочем, сложно было отказаться от предложения пошалить. Тем более, что был шанс развеять скуку, которой были охвачены все студенты Хогвартса. Слишком скучный казался холодным англичанам горячий Париж, полный эмоций и страстей. Куда привычней была тихая, размеренная жизнь, когда каждый знал свои действия наперед. Да и действия других тоже. А здесь и сейчас все было смешано и взрывопасно. Никто не знал чего ждать. Даже верные друзья удивлялись поведенью друг друга, не говоря уже о совершенно незнакомых людях.
- Я тоже люблю. - согласился Сириус, на мгновение прикрывая глаза, после чего вновь посмотрел на девушку. Она ему понравилась внешне, поэтому Блэк хотел побольше узнать о ней. А как можно узнать о человеке побольше?.. Правильно, путем общения. Именно поэтому, чтобы понять, какая Сона, Сириус вызывал ее на эмоции, желая узнать ее поближе.

+1

9

Прищурившись, Сона внимательно наблюдала за каждым действием парня. Нет, ее душу не трогало и даже ласково не касалось сомнение в том, что Блэк перелезет на балкон. И хотя его спокойствие немного удивило девушку, она прекрасно понимала, что даже если бы ему было страшно, Сириус скорее прилюдно станцевал бы стриптиз на этих самых перилах перед всем народом, чем уступил девушке в такой игре.
Она не играла специально, а лишь поддавалась порывам. И первое, что она хотела сделать, когда Блэк притеснил ее к перилам, было впиться поцелуем в его губы, растянувшиеся в нахальной ухмылке. И когда она уже была готова это сделать, он ее обескуражил и обезоружил.
Подняв бровь, Сона с легкой рассеянной улыбкой смотрела, как Блэк хладнокровно пересекает узкую балку, соединяющие балконы. Он принял эту странную игру и теперь хотел от нее ответных действий, но играть Сона не умела. Она не знала правил и теперь не представляла, что делать.
Красивый и самоуверенный, Блэк, несомненно, привык к женскому вниманию, к их хитростям. А она никогда не соблазняла, хотела – подходила и целовала. Просто и прямо, потому что был такой порыв. Сона никогда не жалела о содеянном, ведь когда еще может представиться шанс сделать подобное?
Сириус Блэк хотя и привлекал ее, но все же его обаяния было недостаточно, чтобы  заставить Уистлер поступиться своим привычкам и принципам. Поэтому Сона, ухмыльнувшись, вновь забралась на перила и осторожно ступила на выступ. В отличие от Блэка, высоты она боялась больше всего, потому ее так и захватывали любые высотные аттракционы, прогулки по крышам, полеты..  Ей нравилось бороться со своим страхом, это заставляло кровь стучать в ушах, не дышать и чувствовать мелкую дрожь пальцев, от которой появлялись мурашки по всему телу.
Сильно прижавшись спиной к стене, Сона медленно пошла к балкону, с которого за ней внимательно наблюдал Сириус. Она чувствовала его взгляд на себе. Осторожно переставляя каждую ногу, девушка наступила на камушек и пошатнулась, едва не вскрикнув. Чудом удержав равновесие, Сона быстро соскочила на балкон и с силой толкнула Сириуса в грудь, отчего тот отшатнулся к перилам. Не переводя дыхания, девушка прижалась к нему, схватила рукой за волосы на затылке, и, быстро коснувшись губ Сириуса, сильно укусила за нижнюю губу. Опомнилась девушка, только когда почувствовала металлический привкус крови. Отстранившись, Сона отошла и изящно и быстро села на самый край перил, давая понять, что если Сириус к ней подойдет, она спрыгнет. Ее палочка осталась у Блэка, дверь на балкон была все еще закрыта, а дыхание не  выровнялось. Смотря из-под густой челки на парня, Сона сидела в позе разъяренной кошки и только что не шипела. Она не знала, какими могут быть последствия ее очередного порыва, вызванного резким выбросом адреналина в кровь, но прыгать все же не хотелось. Слизнув кровь с губы, Сона покосилась вниз, гадая, насколько болезненным падение может быть и какой будет реакция Блэка.

0

10

Признаться, за много лет, проведенные в Хогвартсе, Регулус насмотрелся на всяких девушек и был свидетелем многих проишествий, которым не было логического объяснения. Впрочем, логика не так важна в делах амурных. Понять Сону оказалось непросто. Ее порыв заставил Блэка вновь облизнуться, слизывая капельки крови, выступившие на прокушенной губе. Он не сомневался в ее страстной натуре. Обычно, самые милые и с виду спокойные, могли запросто сломать кровать, при большом желании. Поэтому, удивляться не стоило. Но вот ее дальнейшие действия заставили Блэка задуматься. Игра. Ни правил, ни приза. Спонтанно придуманные условия, азарт, который отражался в глазах обоих. Вот и вся игра. Разумеется, просто так отступать было глупо. Да и надо было?.. Нет, наверное. Вкус губ девушки до сих пор дразнил молодого человека, словно она и не отходила от него. Тряхнув головой, Рег прислонился к перилам, внимательно смотря на девушку. Ее палочка все еще покоилась в его руке на пару с его собственным артефактом. В оружии не было нужды. Он проследил за ее взглядом.
- Прыгать немного высоко. - заметил он, на взгляд прикидывая расстояние. Матерый игрок в квиддич рассмеялся бы и спрыгнул. Но Сириуса не привлекала перспектива приземлиться на маггла или в их толпу и вызвать вопли ужаса и панику. Да и Сона если спрыгнет, то и ей не избежать неприятностей. По площади обычно гуляли работники местного Министерства, соблюдавшие порядок среди туристов. Мало ли, вдруг Пожиратели или их помощники захотят причинить вред. Да и студентов в несколько раз больше. Мало ли что учудят эти несносные англичане всех времен и поколений. Странно, что город вообще цел, ведь Мародеры на свободе и гуляют в свое удовольствие. Но зная Мародеров, можно было не особо переживать. Джеймс Поттер был весь в любви, летал в облаках и следовал за Эванс, куда бы она его не потащила, Люпин тоже наверняка где-нибудь сидит с книгами и пергаментами, изучает местную литературу и культуру, а Сириус Блэк однозначно гуляет по городу в компании какой-нибудь красавицы. Это была уже аксиома и сомнению не подлежала. Хоть Рег не так хорошо знал Мародеров лично, но читал о них много и смог легко составить психологический портрет каждого. Джеймс Поттер наверняка сейчас был спрыгнул с балкона, чтобы покрасоваться перед Эванс, Блэк бы последовал за ним, применив пару заклинаний для пущего эффекта, а Люпин покачал бы головой и отошел бы в сторону. Они все были разными, но они дружили и их дружбе можно было позавидовать. Губы юного Блэка дрогнули в едва заметной улыбке. Если девушка спрыгнет, то ему придется следовать за ней, чтобы на пару убегать от работников министерства, которые не смотря на заклинание, с подозрением косились на их балкончик. Видели они их или нет - не суть важно, факт в том, что они чувствовали, что что-то там происходит. А маги привыкли полагаться на интуицию. Частенько, именно она их и спасала. Не говоря уже о многочисленных внутренних голосах, которые иногда наперебой давали советы, как и зачем поступить. Но Сириус не страдал размножением личности. Наоборот, он внутренне гордился тем, что всегда сам принимал решения, без чьей-либо помощи. Его родители никогда ничего ему не запрещали, но и он не пользовался этим втемную, считая, что родителей надо уважать. Хотя бы потому что они постарались и подарили жизнь, а потом еще растили, воспитывали, тратили на тебя нервы, время и деньги. И любовь. Зато теперь Сириус иог с точностью сказать, что его родители могут на него положиться.
Сириус вернул внимание Соне, внимательно изучая эту странную девушку, которая все больше и больше его интересовала. Было в ней что-то необычное, одновременно и притягивающее и отталкивающее. Возможно, все дело в ее поведении. Она то отвечала резко и грубо, то смягчалась и очаровательно улыбалась. Но не стоило слепо поддаваться этому очарованию. Девушки коварны. Какими бы милыми и нежными они не были, это заложено в их природе и никуда от этого не деться. Но Блэк этого не боялся. Ему наоборот было интересно, как же Сона поступит дальше.

0

11

Проследив за реакцией Блэка, Сона неожиданно успокоилась. Она опасалась, что парень рассердится, а кто знает, каков он в гневе? Но тот был невероятно спокоен. Уистлер показалось, что Сириус, точно кобра, гипнотизировал ее азартным взглядом, поэтому девушка поспешила отвернуться, устремляя невидящий взгляд в толпу. Слова Блэка о высоте почему-то всколыхнули старые детские воспоминания. Она и не заметила, как стала говорить вслух.
- Ты знаешь, когда мне было 6, я не могла спать по ночам. Мне казалось, что в моем шкафу сидит страшный монстр, выжидающий, пока я засну. Порой мне было так страшно, что я, вся в слезах, кричала и звала отца. Однажды, когда ему надоело бегать в мою комнату посреди ночи, он сказал мне, что монстр – это всего лишь страх, пустой воздух. Нужно просто открыть дверь шкафа и убедиться в этом. Может быть мне тоже просто стоит один раз прыгнуть, чтобы избавиться от страха?.. – немного подумав, Сона усмехнулась. – Мой отец был умным человеком, однако он забыл упомянуть о том, что в жизни все совсем иначе. Ты открываешь эту дверцу, а за ней еще одна. И за каждой следующей дверью сидит монстр, только совсем не из воздуха, а настоящий. Так что да, наверное, прыгать не стоит.
Размышление вслух было еще одной чертой Соны. Порой она, гуляя где-то, могла говорить что-то себе под нос, наплевав, что о ней могут подумать окружающие. Вот что-то, а это волновало ее меньше всего. Как ни странно, о своих родителях она думала часто, но словно о чужих людях. Ей нравилось анализировать их прошлые поступки сейчас, когда она, будучи уже не таким и ребенком, могла переоценить их. Ведь ребенок не всегда может понять поступки своих родителей адекватно и правильно. А будучи 13-14 летним подростком, многим вообще кажется, что мама и папа хотят сделать их жизнь хуже, запрещая что-либо или ругая. Глупости. Нужно уметь отличать родительскую заботу и опеку от действительной нелюбви. И, по мнению Соны, лучше пусть родители тебя ненавидят, чем равнодушно смотрят, как их ребенок оступается, катится по наклонной и ничего при этом не делают. Почему так? Девушка была твердо уверена, что если близкие не выказывают особого обожания человеку, это будет заставлять его задумываться о том, почему и что с ним  не так, анализировать самого себя. А это уже шаг к развитию своей личности.
Девушка соскочила с перил, но так как Блэк даже не сдвинулся с места, она встала к нему вплотную, пристально глядя в глаза. Уистлер видела в них азартный блеск, но решила, что лучше не продолжать эту игру. Да, ее было легко завести, но она так же легко успокаивалась. Сона не любила застревать на одном месте, ей нужны были действия, постоянно направленные в разные стороны, вызывающие разные, даже противоположные эмоции. А так.. они бы продолжили играть друг с другом очень долго, потому что Сона бы не позволила Блэку ничего лишнего.
Уистлер, облизав пересохшую губу, положила ладонь на грудь Блэка и чуть оттолкнула его, спокойно и мягко. Медленно обошла парня, встала на входе на балкон, подперев рукой косяк, и улыбнулась.
- Может, все же вернешь мне мою палочку?

+1

12

Сона была несомненно необычной девушкой. Она не была похожа на тех миловидны выскочек, которые ради секса готовы были ласточкой прыгать из окна Северной Башни и целовать ноги Филча. Так же она не была похожа на тех занудных отличниц, которые готовы были читать лекции о вреде равзрата и даже излишнего общения в публичном месте. За своим двадцать один, Блэк повидал много различных особ. Правда, со всеми подряд он не спал. Скажем так, не горел желанием осчастливить своим присутствием все постели Хогвартса, чтобы потом спасаться бегством от ревнивых, разозленных особ. Правда, у Сириуса была персональная фурия, которая чуть что могла разнести весь Хогвартс и даже камня на камне не оставить. Но это были те редкие моменты, когда Фелицию кто-то очень сильно злил. Хотя, иногда причины не требовалось. Раз в месяц она все равно была зла, как Цербер, которого не кормили пару веков. Но сейчас речь не о мисс Уизли, а о мистере Блэке, который внимательно слушая Сону, вскинул глаза, в задумчивости чуть щурясь. Палочка Уистлер, которой он поигрывал, на мгновение замерла в его пальцах, после чего молодой человек сделал шаг к девушке, после подходя еще ближе и остановился в паре сантиметров, заглядывая Соне в глаза. Вскинув руку с палочкой, Блэк провел кончиком артефакта по щеке Соны и когда она всего лишь на мгновение прикрыла глаза, коснулся губами ее губ, легко опуская палочку в вырез и усмехнувшись, отошел, держа свое оружие на готове.
- Продолжим экскурсию или есть другие идеи?.. - Блэк оправил воротник своей куртки, поднимая его повыше и вскинул голову, всматриваясь в постепенно темнеющее небо. Как ни странно, но время неумолимо мчалось вперед. И совсем скоро город почти опустеет, так как многие захотят посетить Версаль, место, где когда-то обитали короли, а теперь каждый год там проводят светские рауты, карнавалы, маскарады. И там собираеся весь высший свет. Это, наверное, безумно скучно. Весь вечер ходить в масках, говорить заумными фразами, натянуто улыбаться и фальшиво смеяться, а еще делиться сплетнями и обсуждать всех за глаза. Наверное, именно поэтому Бродяга в свое время сбежал из дома, лишая себя этих "радостей" жизни. Чего его осуждать?.. Рег поступил бы так же. В конце концов, посетить такой прием можно от силы раза три, но на большее - вряд лм. Да и делать там нечего. Особенно, такой не вполне адекватной молодежи. - Кстати, о высоте. Жаль, ты не играешь в квиддич. Он помогает справиться с этим страхом. Раньше, я тоже не рисковал выглядывать в окно с верхних этажей, но как только сел на метлу и очутился в воздухе, понял, что все мои страхи - пустой звук. Бояться в первую очередь надо себя. Никогда не знаешь, как повлияет на тебя окружающий мир и что ты предпримешь.
И это было практически правдой. Пребывая в депрессивном состоянии, человек может покончить с собой, хотя до этого, он может до потери голоса убеждать всех кругом, что самоубийство - это грех и вообще унизительно. человек может убить во имя мести, хотя все прекрасно знают, что он добрый, тихий и милый друг. К счастью, Сириус понял, что бояться высоты глупо. Если ты сидишь на метле и правильно ею управляешь, ты никогда с нее не свалишься, но если ты постоянно будешь думать о том, как бы не поприветствовать головой землю, то обязательно ее поцелуешь при падении.

+1

13

После поцелуя у Соны было лишь одно желание - со всей силы ударить Блэка по лицу. Но затем спохватилась. Она могла быстро перенастраиваться, менять себе настроение и свои желания. И это отнюдь не означало, что другие смогут перенастраиваться вслед за ней. Соне часто приходилось сталкиваться с такими ситуациями, когда она теряла интерес к чему-то, а другие - нет и даже не пытались поддержать его в ней. Поэтому, чаще всего, Сона просто уходила.
Но палочка в ее декольте.. Это слишком. Прищурив глаза и не отрывая спокойного взгляда от Сириуса, девушка втянула живот, задержав дыхание, и почувствовала, как палочка проскочила к ее ногам. Не отрывая взгляда от парня, Сона медленно опустила руку и провела ладонью по своему бедру, задирая юбку и чуть открывая бедро. Достав палочку, девушка отняла руку от бедра, отчего легкая ткань вновь скользнула по ее коже, возвращаясь на место. Сона повертела палочку в руках и  спокойно и довольно улыбнулась Сириусу.
- Не знаю, как у тебя, но у меня лишь одно желание... - девушка приблизилась к Блэку и, ткнув кончиком палочки в его грудь, мягко поцеловала к губы. Она не позволила ему тронуть себя, и вскоре, чуть углубив поцелуй, опустила палочку. В голове появилось легкое головокружение, ей до безумия нравился вкус губ Сириуса, но увлекаться не стоило. Поэтому, когда рука Регулуса коснулась ее талии, девушка оттолкнула парня в грудь. - Хочу свалить отсюда.
Развернувшись, Сона стремительно вышла с балкона и зажгла палочку. Лучи желтого, тусклого света осветили большую комнату, уставленную раритетами. В другой бы раз Сона непременно тщательно изучила бы каждый, даже если бы у нее ушла на это ночь. Но нн сегодня.
Уистлер, не оборачиваясь, спокойно направилась к выходной двери. Она желание практиканта выполнила, заняла его. Вроде, скучно ему не было. Тогда еще от нее требуется?
Сона дернула за ручку двери и непонимающе уставилась на неподдавшуюся дверь. Алохомора тоже оказалась бесполезной. Она открыла внутренний замок, но дверь осталась запертой, отчего Уистлер тихо ругнулась.
- Черт. Наверное, охранник снаружи запер.. - обернувшись, Сона посмотрела на Блэка и, не сказав ему ни слова, прошла обратно на балкон. Свесившись как маленькая через перила, она оглядела опустевшиую площадь.
- Они постоянно делают обход, примерно раз в час, может быть в два. Так что попросим охранника, он нас откроет, - задумчиво пробормотала Сона скорее себе, нежели кому-то. - Всегда догадывалась, что здесь и в других музеях Парижа есть маги. Маггловский замок бы поддался даже самой слабой Алохоморе.
сона забралась на перила и села по-турецки, оглядывая Блэка словно впервые его видела. Его слова о страхе девушку заинтересовали, но она была слишком упрямой, чтобы согласиться с ним.
- А если я не хочу, чтобы у меня пропал страх высоты? Человек всегда чего-то боится, без исключения. Ему нужно чего-то бояться, чтобы знать цену жизни. Поэтому.. Я могу справиться со своим страхом, но не хочу. Просто потому что потом найдется что-то в десятки раз страшнее, все это взаимозаменяемо. Так что мне вполне комфортно со своим страхом и своими странностями, - Сона вновь улыбнулась и свесила ноги с перил.

+1

14

Наблюдать за Соной было вполне занятно. К тому же она умела привлечь внимание так, что отвести взгляд было более чем сложно. Ее изящная рука скользнула по телу, обхватывая пальчиками края юбки. На месте Сириуса любой другой парень наверняка бы мгновенно потерял голову и сразу бы прижал девушку к стене, тем самым все испортив. Блэк же был немного другим. Он предпочитал наблюдать, наслаждаться, чтобы потом вкусить всю прелесть увиденного. У молодого человека в жизни было много соблазнов и если бы он повелся на каждый, то вряд ли был бы тем, кто он есть. Рег запустил одну руку в карман, наблюдая, как Сона достает свою палочку и приближается к нему. Поцелуй, уже который за этот час, заставил парня прикрыть глаза, но тем не менее сохранить разум. Именно это качество помогало ему в свое время в Хогвартсе легко и быстро покидать помещение на пару с девушкой, прежде чем Филч придет с проверкой. Желание Соны покинуть балкон было вполне понятным: находится наедине с неизвестным ей молодым человеком на глазах у людей, которые нет-нет, но и поглядывали наверх, было все же малоприятно. Хотя, Сириус подозревал, что это был очередной каприз. Дверь оказалась запертой, на что Рег лишь усмехнулся. Глупо было предполагать, что помещения Лувра надолго остаются без присмотра. Вспомнить хотя бы известный фильм "Код Да Винчи". Охрана вместе с полицией обычно появлялась внезапно, но это в экстренных случаях. На данный момент, можно было создать критическую ситуацию связав Сону и перекинуть через балкон. Когда-нибудь ее бы заметили и пришли бы спасать. Но это было рисковано для Блэка. Отправляться в Азкабан не хотелось. Поэтому, оставалось только ждать и надеяться.
- Твое право. Я же не собираюсь лишать тебя... страха. - насмешливо фыркнул Блэк, поведя шеей. Как ни странно, но раскованность все больше одолевала молодого человека. В обществе этой странной, но однозначно приятной ему особы, он начал чувствовать себя свободнее и легче. Словно доступ к кислороду открыли совершенно внезапно. Из головы начало выветриваться все не нужное и связанное с грустным прошлым. Последняя перепалка с Фел видимо была отличным знаком, что не все отношения вечны. И некоторые стоит прекращать пока еще не очень поздно. Видимо, судьба распорядилась иначе. Работники Министерства - несколько мракоборцев - были отправлены на поиски пропавших. Блэк был уверен - если суждено, Фел будет жить. Это была странная логика и вообще странный ход мыслей, но Сириус не мог с точностью сказать, любил ли он по настоящему когда-нибудь. Сона была удачной находкой, в хорошем смысле. Она помогла ему отвлечься, забыться и просто вновь ощутить вкус жизни. Разве это того не стоит?.. Сириус повернул голову в противоположную от Соны сторону, вглядываясь в вечерний город. За его пределами наверное красиво. Может и вправду стоило наведаться на Бал?.. Но Блэк почувствовал дикую лень. Для этого надо было идти искать подходящий костюм, потом ехать черт знает куда. Да и по слухам, там будет вся чистокровная элита. Наверняка, и его предки. Знакомиться с прабабушкой и с прадедушкой, а так же кузинами деда не особо хотелось. Тем более, что если верить слухам и рассказам, Блэки никогда особо не пылали любовью к старшему сыну, Бродяге. А уж его потомки и подавно не заслужат даже мягкого взгляда. - Значит, будем ждать помощи. Или же... - Сириус повернул голову в сторону. - Полезем вон на тот балкон. - он махнул рукой влево. Если очень постараться и не смотреть вниз, то через полторы минуты можно было добраться по так называемому карнизу до балкона подольше, который вел в Зал со статуями. Рег мило улыбнулся Соне, подбивая ее на риск. Она боялась высоты. А что может быть ужаснее, чем прижаться всем телом к холодному камню, цепляться ногтями и пальцами за выступающие камни и по стеночке ползти вперед, зная, что один неверный шаг и ты полетишь вниз. Адреналин... - Хотя... Ты же девушка. И не рискнешь. Еще и в юбке... - Блэк деланно тяжело вздохнул, запрыгивая на перила и легко прошелся по ним, подходя к стене. - Ты со мной?..

+1


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив закрытых квестов| » ● |Лувр |Halloween in Paris|