|Hogwarts: The Great Wizards|

Объявление

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ НА 2016 ГОД

ВНИМАНИЕ: Дорогие друзья - игроки и гости, - если вы случайно забрели на этот форум в поисках старых друзей, то спешим вас порадовать. Не прошло и четырех (четырех же?) как мы решили воскреснуть. Ищите нас на новом адресе, с немного измененным сюжетом, но с теми же тремя поколениями - | Three Generations: I would rather die | - Мы будем рады всем, кто решит вновь присоединиться к нам! С уважением, все те же (фактически) АМС!


Старые и новые администраторы ждут вас на ТП:
Sirius BlackKate LovelyLily Evans

Важно
Мы продолжаем активный набор игроков, поэтому будем рады всем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив закрытых квестов| » ● |Елисейские Поля |Halloween in Paris|


● |Елисейские Поля |Halloween in Paris|

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Елисейские Поля или Шанз-Элизе́ (фр. avenue des Champs-Élysées или просто les Champs-Élysées, даже очень просто les Champs) — одна из главных магистралей Парижа. Название происходит от Элизиума в греческой мифологии. Длина 1915 м, ширина 71 м. Авеню (проспект) известно на весь мир своим буржуазным стилем и огромным количеством шикарных магазинов. В кинотеатрах на Елисейских Полях часто проходят премьеры кинофильмов с участием мировых кинозвёзд. Шанз-Элизе — одна из лучших улиц в Париже и, согласно расхожему стереотипу, — «самое красивое авеню в мире» (la plus belle avenue du monde). Каждый год, в национальный праздник Франции 14 июля, военный парад проходит по Елисейским Полям от Триумфальной Арки до Площади Согласия. Последний этап знаменитой велогонки Тур де Франс заканчивается на Елисейских Полях.

0

2

|Эйфелева башня|

В какой-то миг пес замер, сообразив, что Фелиция осталась позади. Обернувшись, Рег скептически обозрел милую картинку: девушка выловила неизвестного молодого человека, видимо художника, и шокируя его каждым своим движением, предложила нарисовать пса на фоне Елисейских полей. Сириус склонил голову набок, прикидывая, чем Фелиция собирается его удержать на месте на протяжении нескольких часов пока художник разогреется, придет в себя после ее шаловливых ручек и начнет творить. Фыркнув, Регулус потрусил вперед по аллее. Елисейские поля воистину были прекрасны. Огромное количество зелени, роскошный парк и даже магистраль рядом не портила всей этой красоты. Не обращая внимание на мисс Уизли, которая осталась где-то позади, Сириус свернул на тропинку, устраиваясь под деревом на траве. Ему было глубоко плевать - можно сюда с собаками или нет. Если можно - то он очаровательный хаски, если нет - то не менее очаровательный молодой человек. Фелиция нагнала его минут пятнадцать спустя и из-за дерева к ней навстречу вышел уже парень.
- Успела назначить ему свидание?.. - с толикой ревности поинтересовался Блэк, запуская руки в карманы. - Или отвлекла его страстным поцелуем, чтобы не грустил о своей трагичной судьбе?.. - зная, что Фел способна все любые безумства, Регулус отвернулся, направляясь вдоль аллеи и опустив голову, вздохнул. Иногда, ему приходилось тяжело рядом с девушкой, которая не всегда понимала, что некоторые ее поступки причиняют боль молодому человеку, в то время как он ни разу не дал ей повод для ревности. Отчасти потому что был однолюбом и если и флиртовал с кем-то, то лишь ради разнообразия и то в компаниях. - И не надо говорить, что это твои шуточки. Я посмеялся. Было очень смешно. Спасибо. - отмахнулся Сириус, когда девушка вновь оказалась рядом. Не обращая внимания на ее обиженное выражение лица, парень продолжил свой путь. Но был вынужден посмотреть на Фел, когда она со всей силы прижала его к дереву. Точнее, прислонила. Боль пробежалась волной по спине и Рег поморщился, прикрывая глаза. Он был вполне прав, когда ревновал. Фелиция сама начала заигрывать с тем парнем, а он лишь играл роль пса. При том дружелюбного и милого. И он вел себя так всегда. И Фел это знала и видела. А вот ее поведение выходило за некоторые рамки ограничений. Если она так уж хотела позлить Регулуса, то могла придумать что-нибудь более невинное. Ведь девушка прекрасно знала характер своего друга, чье терпение хоть и было ангельским, но лишь до поры, до времени. Когда Блэк злился, то злился капитально. Высвободившись из рук Фел, он придержал их, без тени улыбки заглядывая ей в глаза и вздохнув, молча направился вдоль по аллее. Дернув плечом, Сириус достал пачку, выуживая неизвестно какую по счету сигарету и неспешно закуривая. Стоило ли говорить, что так он хотел немного заглушить непонятную обиду?.. Нет, не стоило. Обладая достаточно ревнивым характером, Регулус поспешил на время покинуть девушку, зная, что его уединение очень быстро закончится. И оказался прав. Обычно, их примирения были разными: иногда они могли поругавшись, уединиться на несколько часов, дабы отдаться той страсти и любви, которые их разрывали. Иногда, или он, или она молча приходили и просто были рядом, когда-то один из них чем-то был занят. Фел любила забираться на колени Регулусу, когда тот либо что-то писал, либо читал, а он любил класть ей голову на колени. Так они и жили из года в год, сводя с ума всех своих родственников, как общих, так и персональных. Сейчас, видимо, девушка решила, что воплями и истериками Регулуса не проймешь. Поэтому, она просто взяла его под руку. Блэк сопротивляться не стал. К тому же уже было поздно, чтобы просто так отпускать от себя девушку одну в парке. Не важно - маг она или простая девчонка. Всегда найдутся такие лица, которым магия не помешает сделать свои черные дела. Продолжая курить, молодой человек неспешно шел по дороге, чувствуя, как Фел мягко держит его, боясь отпустить и вздохнув, не менее мягко приобнял ее за плечи, прижимая к себе. Долго злиться он умел, но стоило ли?.. Качнув головой, Регулус выдохнул дым вверх, опуская глаза на мисс Уизли и склонившись на мгновение прикрыл глаза, зарываясь носом в ее белокурые пряди. Но девушка видимо посчитала, что обида забыта и неизвестно что увидев впереди, рванула туда. Блэк тяжело вздохнул, досадливо отбрасывая сигарету и запустив руки в карманы, остановился, чуть хмуро наблюдая за своей ветреной возлюбленной.

+1

3

По всей вероятности, сегодняшний вечер был из разряда тех, когда всё шло кувырком, и даже сумасбродная выпускница Гриффиндора не могла ничего с этим поделать. Даже то, что она неожиданно прижала Рега к дереву, нисколько его, кажется, не взволновало. Фелиситас хотела бы повернуть время вспять, чтобы хоть что-то изменить, не позволяя им обоим в будущем повздорить, но был ли смысл?.. Блэк и Уизли как вели себя почти по-детски (уж эта особа с волосами цвета светлый блондин – точно), так бы и продолжали: они вообще любили выходить за рамки приличия, а уж особенно эта белокурая бестия, которая хоть и посветлела благодаря экспериментам над своей внешностью, но рыжие корни всё же остались и были намного сильнее. Сразу же заметив, что хаски не стал дожидаться, пока художник всё же вспомнит, как нужно держать в руках кисточку и не путать её стороны, Уизли взмахнула палочкой, посылая французу известие, что ему срочно нужно оказаться в другой части Парижа, что он и поспешил сделать, собрав вещи и направившись в противоположную Елисейскую полям сторону. Чистый холст был уменьшен взмахом волшебной палочки и сохранён на память: у девушки была тайная страсть редких сувениров. В её коллекции можно было найти самые разные экспонаты, поражающие своей индивидуальной историей. Но самым ценным, точнее – совершенно бесценным дня неё был и есть Блэк. Как же он действовал на неё… Фэл от природы не была ангелом, но с ним она чувствовала, как появляется хвост, с характерным заострением на конце и разве что дьявольские рожки не выбиваются из-под её нимба, чьему присутствию она обязана благодаря своей миловидной и весьма привлекательной внешности. Практикантка хотела сразу догнать Сириуса, когда он вновь ушёл вперёд, но сердце так сильно заявило о себе, что Фелли еле устояла на ногах. У неё периодически такое случалось, но обычно быстро проходило. Но девушке сейчас было плевать на своё состояние: Уизли взяла парня под локоть, стараясь унять ту дрожь в коленях, но у неё это плохо получалось, так что она уже побежала дальше, борясь с остаточными явлениями боли.
Ну же, Сир, веселее! Я же первый раз во Франции! И ведь я люблю тебя, — удаляясь на максимальное расстояние, практикантка оставила друга ненадолго наедине с собой.
Подходя к ней как можно ближе, Блэк тихо сказал:
Первый раз во Франции – не повод кидаться на шею незнакомцам.
И тут наш спичечный коробок вновь вспыхнул, захлёбываясь в ярости:
Давай я не буду говорить тебе, что ты лизал ту молоденькую француженку!
Слова, слетавшие с губ, показывали, насколько неприятно было девушке такое поведение. Она обычно сдерживалась, но в Париже ей так хотелось побыть только с Регулусом, в стране, где их никто не знает и можно не без опасения встретить кого-нибудь разгуливать по улицам.
Ответный комментарий был колким и, возможно, не был лишён истины (уж парням ли не знать…):
Она, по крайней мере, не возбудилась.
Начиная злиться уже конкретно, Фэл внезапно сбавила тон, оповещая молодого человека:
У мальчика проблемы с речью. Я абсолютно ни при чём.
Видимо, Блэку это заявление не показалось из разряда тех, на которое нужно обязательно отвечать, а потому он, пожав плечами, вновь прошёл мимо неё. Проклиная про себя всю упрямство этой фамилии, Уизли достаточно быстро нагнала молодого человека, преграждая ему путь.
Ты самый ревнивый молодой человек… — сделав шаг навстречу, Фелли выдохнула. — И ты не поверишь, но мне это даже нравится в какой-то мере.
Видимо, фразы белокурой девушки вновь никак не подействовали на Рега никакого впечатления, потому что спустя несколько мгновений, как Блэк изучал её макушку, он качнул головой и обошёл практикантку, занимающуюся сейчас не то самобичеванием, не то критикой своего поведения. С каждой попыткой девушка чувствовала, как её покидают силы сопротивляться и доказывать свою любовь. Почему же у них всё было так сложно? Настолько, что никакой предсказатель не смог бы прочитать их судьбу. Она хаотично менялась, словно прибой, эти волны накрывали обоих, атакуя их то бережно-ласкающими движениями, то агрессивно-наступательными. Вся их жизнь была похожа на сумбур, сплошной поток из самых разных явлений. Фелиситас всегда выходила за рамки, просто потому, что не замечала их, она перегибала палку, могла истошно закричать в детстве, сейчас, в юности, она, конечно, стала более уравновешенной, но старые привычки были явно сильнее. И вот сейчас Уизли опять бросалась из одной крайности в другую, вновь догоняя молодого человека и уже разворачивая его к себе лицом:
Ну, что ты хочешь, чтобы я сделала? Одно желание. Любое… Я исполню его.
Сириус лишь вздохнул.
Ничего не надо. Успокойся. Тебе жить легче. Ты ведь всегда ни при чём.
Теряя последние капли самообладания, Фэл поняла, что если не взорвётся прямо сейчас, то дальше будет хуже всем, и Парижу достанется от неё более чем. Сжав кулаки на плечах Блэка, девушка внезапно с размаху опустилась на землю, начиная пороть очередную чушь в её беззаботном стиле.
Тогда я останусь здесь. Пусть меня подберут и доставят в Больницу Св. Мунго. Или кто тут у них в этой Франции, — срываясь на крик, практикантка внезапно резко замолчала, намереваясь сидеть здесь до того, пока жандармерия не заберёт ненормальную иностранку для выяснения всех обстоятельств.
Сириус задумчиво посмотрел на девушку, которая поражала его воображение каждую минуту, не давая возможности просчитать каждый её шаг наперёд. Вероятно, именно это и притягивало его к ней, позволяя им быть вместе уже который год (пусть даже в некоторой мере заочно). Легко подхватывая Фэл, словно та была почти невесома, Сириус деловито осведомился:
Тебя в какую больницу?..
Уизли улыбнулась, прикрывая глаза, и обняла юношу за шею, тихо выдыхая ему на ухо:
Всё равно… Лишь бы ты был рядом…
Зарываясь лицом в волосы Рега, Фелли вдохнула его запах, крепче обнимая. Город остался где-то позади: в округе уже давно перестали встречать даже компании, словно избегая попадать в зону видимости этих двоих. А ей было сейчас так хорошо, когда Блэк так бережно прижимал её к себе, но, видимо, у него были свои задумки насчёт того, что должна делать Фэл. Прижав её к себе, Рег закружил девушку, так что она завизжала от восторга совсем как маленькая девочка, а после и вовсе закинул её себе на плечо, как будто она была его добычей. А ведь, если подумать, так и было: первый раз был именно с ним – и пусть тогда ощущения не показались ей такими уж приятными, она раз за разом тянулась к молодому человеку. На пятом курсе их отношения вообще развилась просто невероятно активно: несмотря на СОВ в конце года, они, кажется, каждую минуту готовы были проводить вместе, хотя и избегали целыми днями друг друга. Вся школа просто не знала, что с ними делать: эти гриффиндорцы не были парой, но проблем от них было, как от десяти официальных.
Довольно улыбаясь, Уизли всё же не смогла удержаться от соблазна и поколотила кулачками спину Сира, но больше для видимости.
Это больница разбойника Блэка? А можно тут поселиться?
Голос прыгал, так как девушка уже давно не чувствовала себя такой счастливой. Этот молодой человек был любим ей всегда, возможно, порой она неправильно выражала свои чувства, а иногда необоснованно срывалась на Реге, но всегда её мысли были наполнены именно им. Почувствовав опору под землёй, Фелиситас уже отвечала на нежный поцелуй парня, растворяясь в нём и притягивая практиканта к себе.
Думаю, я уже нагулялась.
Зарываясь носом в плечо Сириуса, девушка ощутимо вздохнула и прикрыла глаза, желая прямо сейчас оказаться где-нибудь в тепле, подальше от мерзкого ветра, колющего щёки и заставляющего зябко спускать рукава, грея ладони. Чувствуя, что её тепла уже становится недостаточно, Уизли притянула к себе Блэка, неизвестно зачем проводя почти ледяными пальцами по шее.
Где мы будем ночевать?..

+1

4

Время переведено - 31 октября, 1977 год.

0

5

Как прекрасно рассуждать о том, с чем знаком, о том, к чему стремился и чего достиг. Почему-то только первые моменты доставляют тебе удовольствие и удовлетворение самолюбия, немного позже, тебя уже не радует осведомленность и прочее, все становится таким обыденным. Также и с людьми. пока не знаешь человека- он интересен, ты заинтригован, пытаешься "копнуть" в глубь его души, узнать характер, повадки, стать поближе, а когда узнаешь- то интерес испаряется, запал исчезает, кажется, что ты прочитал эту книгу и открывать больше эти страницы нет желания, будь то ветхие страницы, либо белоснежно новые. Все зависит лишь от времени. О, время. Прекрасное слово, говорят - время лечит, не очень то это правдаподобно. Прошло уже достаточно времени со смерти матери, но рана в груди, зияющая так и не заросла, она лишь покрыла себя и свою обладательницу коркой холодности и неприступности. С одной стороны Оливия ворковала с окружением вокруг нее, с другой стороны, она лгала, надевала "маску", ее неприступность была скрыта от посторонних глаз. Она не открывалась никому по-настоящему, она была не такая, но все принимали ее лживый и лицемерный облик. Она могла безупречно лгать, делать больно кому-то, при том имея многочисленную толпу зрителей, и даже капля совести ее не мучила после. Отец и мачеха, которые не нуждались в принципе то друг в друге, ходя налево, были зависимы от светской жизни, не удостаивали дочь должным вниманием, она была с малых лет предоставлена сама себе. Выработав самозащиту, Фосетт могла держаться на плаву среди гнилых людей. Да, кругом были прогнившие люди, как и она сама, только ее черствая душа и закаленный характер, не вдавались ни в какое сравнение с мелочными душонками других идиотов. Молодая особа шла вперед, ее аккуратные, обутые в каблучки ножки ступали по мягкой траве, благо она шла не на шпильках, поэтому каблуки не особо проваливались в мягкую землю, хотя от холода она немного затвердела. На девушке было юбка слегка касающаяся коленей из твердой ткани, темно-синего цвета с разрезом в половину от длинны. Белая блузка, со светло-голубыми завязочками ближе к груди, обтягивал мягкий тряпичный корсет с толстыми лямками, такого же цвета, как и юбка. Сверху синее, не яркое пальто длинной до колен, оно было мягким и словно бы сделано из шелка, но было довольно толстоватым. Блондинистые, завитые кудри, туго свернуты были в пучок на затылке, а сверху красовалась очаровательная темно-синяя шляпка в тон в юбке и корсету. Пальто было расстегнуто,был виден ее дорогой наряд, и сапожки по колено, черного цвета, на толстых невысоких каблуках. Оливия никогда не ходила в одежде, которая выходила из моды, она чаще заказывала у модельеров эксклюзив, чтобы только у нее одной были такие вещи. Или шла на пошив в ателье. Мягко ступая по траве она вдыхала приятный запах прохлады, внутри все сжималось от радости. Она не знала почему, но сейчас она была рада, именно в этот момент. Распахнув в стороны руки она покружилась и засмеялась, она сошла на аллею и продолжила свой путь по точно и красиво выложенным камням. Оливия не боялась оступиться, она шла настолько грациозно, что многие даже смотрели ей под ноги, проверить -не летает ли эта особа. Оли нравилось такое внимание, она видела как от взгляда ее голубых глаз парни краснеют, как у них открываются рты от изумления и ее красоты, она подхихикивала и шла дальше. Ей нравилось гулять одной, она могла подумать о своих поступках, о прошедших днях, она могла здраво взвесить все "за" и "против" какой-нибудь ситуации. Но каждый раз одиночество угнетало ее, не сразу, а потом, словно оставив всю боль на десерт. Прогнившая душа и пульсирующая старая рана в груди начинали болеть тогда, когда она осознавала всю свою лицемерность и ничтожность, с которой она ничего не могла поделать. Сейчас произошло тоже самое, она шла и радовалась, улыбаясь прохожим, очаровывая их своим обаянием, но внезапно на нее налетела буря гнета. Она прижала руки к груди, словно бы сейчас рассыпется, но не замедлила шаг, наоборот ускорив его. Она понимала, сколько боли она делает другим, сколько боли причиняют ей, но она это заслужила. Хотя и не хотела таковое признавать. А сколько только боли ей доставил этот садист Розье. Вспомнить только ванную старост, где он пытался ее изнасиловать. Как Оливия металась по комнате, пытаясь убежать, но он ловил ее, она падала разбивая колени в кровь, он хватал ее за волосы, вырывая чуть ли не клоками, он швырял ее о кафель, кровь, которая растекалась по помещению меньше всего волновала Фосетт. Она боялась за свою внешность, боялась потерять былую красоту, она ненавидела Эвана и боялась. Он был ее кошмаром, он был ее страшным преследователем. Девушка не понимала, чего он добивается, но все равно не дала бы ему этого никогда, даже если бы догадалась. Точнее несколько мотивов было вполне ясно, но это было так противно даже в мыслях держать, что она плевала ему в лицо этим, она презирала его за это, он был никчемен, но приводил ее в дрожь от ужаса одним своим взглядом.
Фосетт вздрогнула при воспоминании о Розье и внезапно ее шаги замедлились, в дали был он, она четко уловила его стан, черты, лицо, он был совсем рядом. В раздумьях она не заметила, как приблизилась к нему. А он вот уже всего метрах в двадцати от нее. Он смотрел ей в глаза, она поняла, что бежать не получится, что он нагонит ее. А может все-таки нет? Глубоко вдохнув от ужаса, она не смотря на риск рванула между деревьев, в гущу леса. Ее дыхание сбивалось, потому что увидев этого парня, она настолько перепугалась, что легкие отказались работать. Глотая и жадно ловя ртом воздух, она шумно дышала и бежала не оглядываясь, из-за каблуков бежать было трудно, внезапно Оли услышала треск. Сначала подумала наступила на ветку, но это ее юбка, которая от ширины шага треснула и разрез стал еще больше и выше, оголяя ее идеальное бедро, кожей оливкового цвета.

+1

6

Париж. Было в этом слове что-то странное, непонятное, но однозначно красивое. Да, красивое. Даже Розье это понимал, неспешно гуляя по городу. Хотя, нет. Он не гулял. Он просто шел, минуя улицы, площади и дома. Все казалось ему необычно красивым, но радости от этого он не испытывал. Он видел множество влюбленных парочек. Влюбленные. Они любили друг друга. Любовь. Что это?.. Розье, лишенный этого чувства в детстве, так и не смог осознать сути. Возможно, то, что он испытывал к Фоссет, можно было назвать любовью. А возможно и нет. Но почему-то Эван хотел верить, что это любовь. Правда, он  проявлял ее немного неправильно, наверное. Раньше он никогда не любил. И его никто не любил, чтобы показать как это надо правильно делать...
Вся эта путанница во времени дала Эвану уникальную возможность пообщаться с Темным Лордом, определить для себя, что важнее и что нужнее, переговорить с более старшими и опытными коллегами, которые не особо охотно, но все же поделились информацией необходимой Эвану. Так же Розье, как ни странно, узнал один необходимый ему адрес, который хотел проверить. Но один идти туда не решался. Именно поэтому он решил найти Фоссет, которая была бы неплохой компанией за неимением более близких людей. Друзей у Розье не было по умолчанию. Он не доверял людям, отлично понимая, что никто не идеален, а значит все продажны и нет человека, который бы не соблазнился на крупную сумму денег за небольшое дельце. Ведь что стоит сдать лучшего друга если тебе предлагают полмира?.. С такими деньгами можно будет обрести еще тысячу друзей. Розье дернул плечми, сворачивая на Елисейские Поля. Подкупать людей и получать от них информацию стало обычным делом. Ученики много не брали и легко выкладывало все что знали. Именно поэтому Розье с легкостью нашел Оливию, которая была прекрасна. Она была прекрасна всегда и везде. В любом виде. И в спокойном состоянии и в гневе... Но она постоянно совершала непростительные ошибки. И вот она снова убегает от него, пытается спрятаться... А ведь она еще даже не догадывается, какой сюрприз ее ждет. Розье обвел взглядом Аллеи, но особо внимательных зрителей не обнаружил и трансгрессировал, материализуясь перед Фоссет, которая не успев остановиться, влетела прямо в объятия молодого человека.
- Фоссет... Ты зря убегаешь. - совершенно спокойно заметил Розье, в чьих холодных глазах не было ни намека на тепло. Его пальцы сжали запястья девушки, ставя ее на ноги, но не выпуская. - Ты пойдешь со мной. - коротко объявил Эван, не утруждая себя объяснениями, считая, что они совершенно не нужны. Зачем?.. Тонкий слой льда так красиво окутавший голубизну глаз, ярко сверкнул в свете вечернего солнца, отражая испуганные, полные ненависти глаза Оливии, которая наивно расчитывала сбежать, вырваться из цепких лап аристократа. Кто бы мог подумать, что это прекрасное, белокурое существо попадет в сети хладнокровного убийцы. Ведь Эван был способен на все. Поставленная цель была для него практически святым. Если так можно выразиться в его случае. Но факт оставался фактом, а именно Розье готов был убить родного дядю, но получить желаемое. И никакие капризы и выходки Оливии не могли ему помещать осуществить задуманое. Ведь все самое главное было уже решено, к счастью, обошлось без Оливии. Ее присутствие было не так важно, зато Эван получил желаемый ответ от мистера Фоссета и теперь мог в назначенный день жениться на Оливии. С ее согласием или без. Выбора у нее не было. Ей было слишком дорого положение в обществе, чтобы опозориться, сбежав от новоиспеченного жениха. Светская жизнь будет скучна, но зато отвлечет ее от гнилых мыслей, которыми набита столь прекрасная белокурая головка.
Розье заглянул в глаза девушки, обдавая ее порцией холода, равнодушие и стараясь вложить в свой взгляд хоть что-то отдаленно напоминающее какое-то теплое чувство, но бесполезно. Слишком уж молодой человек привык все брать силой и положительные чувства и эмоции были не для него. Даже под угрозой смерти, он бы не смог растопить тот слой льда, который хранился в его каменном сердце. Возможно, будь его родители живы, он был вырос немного другим. Но чем он отличается от того же Гарри Поттера, чьих родителей убил Темный Лорд. Но он ведь вырос вполне добрым мальчиком, попал на благородеый факультет Годрика Гриффиндора, стал любимцем директора, неоднократко спасал Хогвартс от краха, обзавелся верными друзьями... И это с тем учетом, что он никогда не знал своих родителей, жил у ужасных родственников и практически не воспитывался. Возможно, вся вина в генах, которыми снабдили Эвана его родители. Все-таки, наследственность порой могла навредить намного больше, нежели воспитание или его отсутствие.

0

7

Бежать было тяжело, девушка ощущала, что он все равно настигнет ее, пусть не здесь и не сейчас, но нагонит и обязательно Оли поплатится за столь грубую ошибку. Она не желала даже видеть его, не то, чтобы говорить или пересекаться на прогулке. Он был страшным маньяком, убийцей, садистом, кем угодно и от него нужно было бежать без оглядки, что в принципе и делала сейчас Фосетт, в ее голове пронеслась куча мыслей, начиная от заклинания Круцио и заканчивая самоубийством. Она не хотела, чтобы Розье находился рядом, прикасался к ней, говорил, все в нем было для нее воплощением отвращения и неприязни. Девушка понимала, что начинает задыхаться, тут внезапно перед ней появился Розье, она даже затормозить не успела, и врезалась в парня, словно в бетонную стену. Ее шляпка слетела тут же с головы, как ее пошатнуло от столкновения с Розье. Тугой пучок уже немного распался и из идеальной прически выпали белые пряди, которые она зачесала за ухо, чтобы они не мешались. Глаза Оливии расширились от ужаса, ее рот застыл в немом крике, когда он так резко появился перед ней, ее напугало его резкое вторжение. Внутри все колотилось от ужаса, она понимала, что сейчас начнутся пытки, мучения, от этого уже не сбежать, придется только защищаться. Оли сглотнула, но в горле встал сухой ком, не давая молодой особе даже и звука ни одного выдавить, она слышала, как пульсирует ее кровь, струящаяся в венах и отдается в висках с болью. К лицу хлынула кровь и ее оливковые щеки налились едва заметным румянцем. Сердце колотилось о ребра, словно груша боксера. Фосетт замерла, словно перед ней был хищник, и одно резкое движение и он вгрызется в твою глотку. Возможно так и было, с ним нужно было быть осторожной и внимательной, но почему-то присутствие Розье выводило Оливию из себя, она не могла держать себя в руках как это подобало аристократке с чистой родословной кровью.Увидев холодный и дикий взгляд Эвана, она снова задохнулась от ужаса, холодящего кровь. Ее тело, словно наливалось свинцом, она просто стояла и смотрела, как он произнес ее фамилию. Его хотя и красивое лицо, но вызывало у Оли омерзение, она поморщилась, словно от дурного запаха, тут он схватил ее за запястья с такой силой, что ей показалось, даже кровь перестала поступать к кистям. Он не знал пощады, он не понимал даже порой, что делает, но Оли всегда была тоже хороша. Ее кожа на запястьях тут  же покраснела от силы парня и Фосетт сжала зубы, словно бы ей рубят кисти. Боль была терпима, поэтому она превращалась в злость и агрессию, что так была свойственна этой милой леди в малом кругу знакомых.
-Пусти меня! Я никуда с тобой не пойду Розье!!!-она дернулась, пытаясь вырвать руки, но это было бесполезно, словно бы на нее одели наручники.
Но Оливия сдаваться не собиралась, выплевывая буквально эти слова, она еще раз безуспешно попыталась выбраться из его цепких рук, и снова потерпела неудачу. Фосетт быстро мельком посмотрела на разрез своей юбки, если бы та при беге не порвалась, то девушка не смогла бы поднять ногу, а сейчас. С силой, которая была у нее, она вскинула ногу и словно отталкиваясь от стены, ударила Розье в ногу, слегка выше колена, она хотела высвободиться и схватить палочку, что была так рядом, тогда они будут почти наравне. Но что уж там, она собиралась просто трансгрессировать и сбежать куда-нибудь. Не важно куда, лишь бы подальше и чтобы не видеть этого ублюдка. его холодные глаза словно окатывали душем с ледяной водой, девушка даже вздрагивала, но этот "душ" не шел ни в какое со сравнением с тем ужасом, что она испытывала при мысли, что если сейчас он разозлится и ей не удастся сбежать. Что с ней будет? Насколько в этот раз можно будет оценить ее увечья? Сколько она будет залечивать раны и синяки?
"Черт бы тебя побрал.."
Внутри клокотало подобие ярости, но ее давил страх. Она боялась Эвана Розье больше, чем потерять близкого человека! А разве такие были? Не знаю. Может быть. Но дело было не в этом, она боялась не то, что он сделает, она боялась его как такового, сам факт его существования навевал на нее ужас, она много раз молилась и желала ему скорейшей кончины, желательно мучительной и болезненной, чтобы он оставил в покое ее, немедленно, словно прошедшая гадкая болезнь.

Отредактировано Olivia Fawcett (2010-01-24 19:41:25)

+1

8

Наверное, стоило утопить эту девчонку еще тогда, в ванной старост, когда она была выужена из воды, поймана, загнана в угол. Но Оливия тогда смогла провести Розье сказками о своей невинности. Хотя, на самом деле, как выяснилось позднее, она уже успела побывать в чьих-то объятиях. И явно не в одних. Эван ухватил Оливию покрепче, сильнее сжимая ее запястья.
- Я сказал, ты пойдешь со мной. - едва ли не прошипел Розье, резко дергая Фосетт. Однако, их перепалки привлекла к себе ненужное внимание. Эван ослабил хватку, которой и воспользовалась Оливия, вырвавшись. Зло зашипев Розье поспешил за девушкой. Елисейские Поля не бесконечны и даже там найдется укромное местечко. Резкий взмах палочки и Оливия практически подброшенная в воздух, падает на траву. Розье спрятал артефакт, вздергивая девушку на ноги и оттаскивая ее в сторону густой листвы деревьев. Вечер настал очень кстати, что несомненно было на руку молодому человеку, который особо не церемонясь резко прислонил Фосетт к дереву, не заботясь, что девушка может пораниться или удариться. К счастью, прохожие гуляли исключительно по аллеям и по кустам не шастали. Розье сжал руку на шее Оли, перекрывая ей доступ к кислороду на какое-то время. Точнее, частично его лишая. - Послушай меня внимательно. Твой отец дал согласие на наш брак. И тебе никуда от меня не сбежать. - прошипел Розье. Тонкий слой льдя был покрыт хрупкой пеленой тумана, не предвещая ничего хорошего. Кончик древка палочки коснулся губ Оливия и хватка на шее была чуть ослаблена. - Запомни, Фосетт, ты моя. И если ты не хочешь боли, ты пойдешь со мной.
Это была уже не просьба. Это был приказ в чистом виде. Холодные глаза, покрытые слоем непробиваемого льда. Туман растворился, оставляя лишь голубизну чистого небосвода. Губы изогнулись в непонятной то ли улыбке, то ли усмешке, которая явно не предвещала ничего утешительного, не говоря уже о хорошем. Однако, бросив взгляд на часы, Эван понял, что его планы начинают рушиться. Время поджимало, а надо было спешить на Бал. А ведь еще даже костюм не был подобран. Бросив взгляд на Оливию, которая с растрепанными волосами выглядела еще более сексуально, Розье понял, что в первую очередь им надо навестить местный бутик и прикупить красивые наряды для Маскарада. Недалеко от Елисейских полей как раз можно было узреть дорогие магазины. Эван недолго думая, схватил Оли за руку, легко увлекая ее за собой. Опаздывать туда, где предположительно должны были явиться молодые родители Оливии, было неразумно.
- Послушай. - Эван привлек к себе девушку, заключая ее в объятия. - Мы в прошлом. Здесь жива твоя мама. Как и мои родители. И Бал - наша возможность увидеть их. Ты знала свою мать, а я своих родителей не помню. Практически, никогда не помнил. - прошептал Эванс. В глазах мелькнула грусть и толика обиды на жизнь, столь несправедливо поступившую с ним.
Магазины оказались огромными, глаза разбегались от роскоши, которая повсюду привлекала внимание. Но Эвана это нисколько не трогало. Он терпеливо ждал пока девушка выберет то, что ей нравится. Денег он явно не собирался жалеть. Наконец, Оливия выбрала платье и облачилась в него. Кажется, идея увидеть мать живьем немного подняла ей настроение. Впрочем, эта самая идея радовала не только девушку. Мысль о том, что он сможет хоть краем глаза увидеть родителей, несказано грела сердце Эвана. Возможно, он сможет с ними поговорить, исправить положение, предупредить отца...
Когда с одеждой было покончено, Эван привлек Оливию к себе и прижав ее к себе, трансгрессировал прямиком на Бал, ибо время в магазинах пролетело достаточно быстро.
|Версаль|

0


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив закрытых квестов| » ● |Елисейские Поля |Halloween in Paris|