|Hogwarts: The Great Wizards|

Объявление

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ НА 2016 ГОД

ВНИМАНИЕ: Дорогие друзья - игроки и гости, - если вы случайно забрели на этот форум в поисках старых друзей, то спешим вас порадовать. Не прошло и четырех (четырех же?) как мы решили воскреснуть. Ищите нас на новом адресе, с немного измененным сюжетом, но с теми же тремя поколениями - | Three Generations: I would rather die | - Мы будем рады всем, кто решит вновь присоединиться к нам! С уважением, все те же (фактически) АМС!


Старые и новые администраторы ждут вас на ТП:
Sirius BlackKate LovelyLily Evans

Важно
Мы продолжаем активный набор игроков, поэтому будем рады всем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив закрытых квестов| » ● |Главная улица|France|


● |Главная улица|France|

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Главная улица представляет из себя достаточно большую площадь, способную вместить в себя приличное количество студентов, которые очень любят большими компаниями гулять по выходным по деревне. Оглядываясь по сторонам, можно узреть множество небольших магазинчиков - как сувенирных, так и обычных. Здесь можно присмотреть кое-какую одежду, обувь, канцелярские предметы, учебники и много-много другого полезного для Школы. Но покупать платье на выпускной все же лучше в сердце Парижа, на его роскошных улочках в дорогих магазинах. Улица тянулась до самого конца, до ворот, выходящих в сад, который с этой стороны был закрыт от студентов, дабы они не портили цветы своими прогулками и беготней. В деревню допускались студенты с третьего курса и выше. Самые младшие курсы в это время спокойно могли сидеть в своих комнатах и заниматься.

0

2

Лаванда, несмотря на позднее время, до сих пор не спешила возвращаться в замок. У неё ещё было немного времени в запасе, чтобы отдохнуть от той утомительной суеты, преследующей её на протяжении не одного года: причём во всех временах и пространствах. Казалось, что дни спокойствия безвозвратно канули в Лету… В Хогвартсе времени Мальчика-Который-Выжил мисс Браун была практически всегда с сёстрами Патил, которые хоть и были её подругами, но порой так долго трещали, что даже блондинке надоедало слушать их сплетни, поэтому она, ссылаясь на особо важные и секретные дела, иногда спешила скрыться от своих подруг. Близняшки обычно затаивали дыхание, стремясь выведать подробности, но обычно терпели поражение, отчего не особо расстраивались, так как и у них были свои тайны даже от лучшей подруги.
Гриффиндорке нравилась ночь: в это время девушка была предоставлена сама себе, и не было никакой необходимости притворяться той личностью, которой она на самом деле не являлась. Сознание мисс Браун захватило небо, на котором постепенно зажигались звёзды, дарящие тёмному времени суток свой непередаваемый оттенок. Оглянувшись по сторонам — скорее по привычке, чем действительно кого-то опасаясь, — светловолосая нашла лавочку и устало опустилась на неё. Ей уже порядком осточертели все эти перемещения, а уж наблюдать за разрушением Хогвартса вживую и не иметь возможности предотвратить эту трагедию — это удовольствие вообще относится к разряду явно ниже среднего. Раскинув руки в стороны и опустив их верхнюю перекладину позади себя, Лаванда откинула голову назад и положила ногу на ногу. Ей так хотелось оказаться сейчас подальше от этого мира, от всего того, что ей пришлось пережить. Мысли скомкались в голове, словно клубок, нечаянно облитый чем-то вязким и липким, отчего отдельные нити склеились, и имелось всего несколько шансов, чтобы добиться ясности и трезвости сознания, которое било тревогу, отчаянно умоляя о небольшом тайм-ауте в мозговой деятельности. Гриффиндорка и так понимала, что на неё очень много взвалилось, поэтому она просто наслаждалась тем, что сейчас её никто не дёргал и не приставал с дурацкими вопросами.

0

3

<<<<Лестницы

За один миг она разглядела в его глазах нечто большее и глубокое, нежели наглость и нахальство. За одну минуту она попыталась уйти от него, но волею судьбы (вернее, благодаря неуклюжести) оказалась с ним рядом, ближе, чем могла себе это когда-либо представить. За одну их встречу этот парень поражал, удивлял, злил и выводил из себя всегда спокойную и собранную Фриду, всегда уверенную в себе и своих намерениях. За один короткий поцелуй она готова была его возненавидеть за то, что поселил в ее душе сомнения и неизвестность.
Фрида не могла даже предугадать дальнейших действия парня. Она могла подумать, что тот, порезвившись вдоволь, отпустит ее, продолжая ухмыляться, всем своим расслабленным и собранным видом показывая, что он хозяин положения. Но он повел себя совершенно иначе. Девушка моргнуть не успела, как парень быстро, резко, но аккуратно усадил ее на ступени, оказавшись над ней. Фрида не чувствовала под собой ни впивающихся в поясницу краев степей, ни холода мрамора. Слишком велико было ее потрясение, вызванное быстрыми и, казалось, спонтанными действиями парня, по лицу которого создавалось впечатление, что он сам не отдавал себе отчета в том, что творил. Мгновение они смотрели друг другу в глаза: она непонимающе, он словно отчаянно. Секунда, и он резко склонил свою голову, чтобы мягко поцеловать ее в губы, а затем также резко отпрянуть. Быстрое, урывочное сердцебиение, сбивающее дыхание.. Когда Фрида открыла глаза, то увидела лишь спину гриффиндорца, который, сутулясь и глубоко засунув руки в карманы джинс, быстро спустился по лестнице и исчез за поворотом, оставив ее, смущенную и потрясенную, на холодных ступеньках. Тут Фрида поняла, что вместе с Джеймсом ушли и остальные, оставив ее одну на растерзание бушующих непонятных чувств. Все было слишком быстро, слишком неожиданно, слишком противоречиво обыденности. Да, Джеймс Сириус Поттер раздражал ее до безумия, к которому в конце концов эти двое и пришли. Безумие, точно. По-другому это и не назвать.
Фрида поняла, что если продолжит в том же духе терзать себя догадками и сомнениями, то просто психанет. Поэтому девушка поднялась и на дрожащих ногах  стала спускаться по лестнице туда, откуда только пришла. Сначала медленно, потом с каждой секундой ускоряя шаг, и вскоре когтевранка уже бегом пересекла холл и, толкнув входные двери, оказалась под дождем, жадно вдыхая свежий, чуть холодный влажный воздух. Фрида медленно пошла по улице, пытаясь вновь не обдумывать только что случившиеся события, а стараясь сосредоточиться и ощутить каждую каплю дождя, стекающую по ее лицу. Это успокаивало..
Фрида потеряла счет времени, но когда опомнилась, поняла, что дошла до главной улицы. Вокруг почти никого не было кроме одной виднеющейся темной фигуры. Фрида долю секунды колебалась: подойти или же нет, и все же выбрала первый вариант. Она готова была на многое, чтобы только не думать о том инциденте..
В темном силуэте когтевранка узнала одну из прибывших из прошлого студенток. Фрида мало кого из них успела хорошо узнать, но все же кого-то знала в лицо. С именами было хуже..
- Лаванда? – с еле различимым сомнением протянула Фрида, подходя ближе к девушке. Когтевранка сама не знала, зачем подошла. Поболтать? Погулять? Возможно.. Все, лишь бы не оставаться одной..

Отредактировано Frida Zabini (2009-05-24 23:47:49)

0

4

Лилиан абсолютно потерялась: день или ночь, солнце или дождь.. Она не понимала. Не чувствовала. Словно в тумане, девушка спускалась по лестнице, не замечая никого и ничего вокруг. Просто не могла сосредоточиться на этом. Казалось, она не думала ни о чем, просто шла. Да и это она ощущала с трудом. Лили чувствовала лишь пустоту где-то в глубине души. Давящую и затуманивающую сознание.. Девушка никогда раньше не могла бы подумать, что можно чувствовать что-то подобное.
Она очутилась на улице, и только когда капли холодного дождя упали на ее лицо, девушка вздрогнула, но не очнулась. Она, озираясь, пошла дальше по улице. Не думая. Не чувствуя. Не понимая. Инстинктивно вжав голову в плечи, как бы защищаясь от дождя и пустоты улицы, девушка наконец попала обратно в переулок, где еще недавно открытые и полные народа, шума и гама магазины были пустынны и тихи. В них уже не горел свет, отчего на улице было еще мрачнее. Странное и непонятное чувство, словно девушка что-то забыла, что-то очень важное, все не проходило, отчего на душе стало селиться беспокойство. Лили знала, что когда-нибудь оно попытается вырваться наружу, но не представляла, кому его доверить. Особенно сейчас, когда она была практически одна на улице. Зато девушка вновь вернулась в реальность и уже намного четче воспринимала все окружающее. Наконец, поплутав по переулкам, Лили увидела то ли магазин, то ли кафе, но полное народу, шума и света. Подойдя ближе, гриффиндорка поняла, это был паб, чем-то схожий на родным «Три Метлы».  Глубоко вздохнув, Лили толкнула дверь и чуть не попятилась назад: такой там был шум и гам, да еще и с иностранной речью. Полумрак, показавшийся на мрачной улице ярким светом, поначалу резал глаза, но постепенно девушка привыкла к коричневым тонам помещения, которое было всюду уставлено маленькими столиками. Быстро оглядев зал взглядом, Лили, поджав плечи, протиснулась к барной стойке и хотела было попросить добродушного на вид бармена принести ей сливочного пива, но вовремя поняла, что сама она не знает французского, а говорит ли бармен по-английски девушка тоже не имела понятия. Поэтому когда полный мужчина подошел к ней, Лили смущенно улыбнулась и отрицательно покачала головой, давая понять, что ничего заказывать не будет.
Неуютно. Девушке казалось, что все смотрят на нее и одновременно игнорируют. Она не любила внимания к себе, предпочитая тихое незаметное существование. Хотя почему-то всегда получалось наоборот, причем помимо ее воли. Конечно, выражалось это не столь лишь во взглядах, на которые можно было бы просто не обращать внимания, сколько в ответственности, которую на нее накладывают, видя, как успешно она справляется со многими вещами. Это никогда не пугало Лили, но она очень боялась подвести и не оправдать надежд.
Делать в пабе гриффиндорке было, очевидно, больше нечего. Никого из знакомых она не увидела, да и ее не заметили, иначе окликнули бы, ведь Эванс сложно не заметить. И отнюдь не из-за шикарной внешности, коей девушка не обладала, и прекрасно это понимала. А вот ее копна рыжих волос была замета издалека, словно яркое пятно.
Лилиан развернулась и вышла из бара на вновь холодную, но все же немноголюдную улицу. Хотелось остаться одной, свернуться у камина комочком и укрыться пледом. И забыться. Хотя, чувство, словно девушка забыла что-то, так и не покинуло ее, прочно засев в душе. А как стала болеть голова.. Непонятно откуда взявшаяся усталость навалилась на нее тяжелым грузом, хотя Лили не могла вспомнить ничего такого, чтобы могло ее столь сильно вымотать. Даже не физически, эмоционально. Что такого произошло? Где была она, когда разрушили Хогвартс? Почему не помнит этого? И ведь никого нет рядом, чтобы объяснить ей это. А у Лили еще столько вопросов…
Очутившись на улице, Эванс медленно побрела вдоль проулка, смотря под ноги, но не видя перед собой ничего. Мысли диким роем пчел носились у нее в голове, не задерживаясь ни на секунду и не давая возможности их обдумать. Никогда еще Лили не была так потеряна и растеряна. Что скрывать, это пугало девушку, а чувство незащищенности и уязвимости только усилились, когда Лили шлепнула ногой по луже, обрызгав штанину и промочив обувь. Неприятное ощущение сырости дополняло полный спектр негативных чувств гриффиндорки. Девушка остановилась и, запрокинув голову, зажмурилась и глубоко вздохнула.
Тшшшшшшшшш…..
Это всегда успокаивало Лили, какая бы буря эмоция ни бушевала у нее в душе. Девушка открыла глаза и увидела невдалеке смутно знакомый силуэт – эту девушку она уже видела где-то.. В Хогвартсе. Точно.
Лишь подойдя ближе, Лили узнала в силуэте Кейт Лавли, с которой они знакомы были довольно давно, но за все время перекинулись лишь парой слов. Эванс не знала, что это за человек, да и, собственно, никогда не интересовалась, ведь та была слизеринкой. Но гриффиндорка точно помнила, что Лавли из ее времени, отчего на душе стало как-то легче.
- Привет…Кейт, верно? – чуть с придыханием спросила Лилиан.
Вечер, когда они сидели с подругами в Трех Метлах до появления порталов, казался таким далеким и смутным. Лили помнила, как ей было весело и хорошо  подругами в своем времени. Вроде там были еще мародеры, но это Эванс помнила совсем смутно. Но как беззаботна была ее жизнь в сравнении с тем, что происходило сейчас.
- Что ты здесь делаешь?.. – спросила гриффиндорка, а потом поняла, какую глупость сморозила и смутилась. Перебирая пальчиками край майки, Лили все же продолжила: - Ты не видела кого-нибудь из наших ребят? Я имею ввиду хогвартстких.
Странно, но теперь родными стали уже не только ребята из ее времени, но и остальные ученики,  с которыми Лили успела за две недели пообщаться и даже сдружиться. Теперь деление больше склонялось на отметки француз или англичанин. Этого было пока достаточно. Но как же Лили хотела найти кого-нибудь из друзей, чтобы те хоть как-то ввели ее в курс дела! Эти непонятки грозились свести гриффиндорку с ума в скором времени, если это будет продолжаться в таком же духе. Она ненавидела неизвестность и готова была перерыть всю библиотеку, чтобы понять, в чем дело. Смутно Лили понимала, что что-то произошло. Да даже если она лишь ударилась головой, возможно, это имеет свои последствия, о которых девушке нужно знать. Хотя… Наверняка и библиотека здесь на французском языке. Может стоит показаться врачу?.. И как она объяснит, что с ней, если и сама не понимает?
- Ты говоришь по-французски? – ни к селу, ни к городу спросила Лили.

+1

5

| Таверна «Rêve» |

Проводив Блэка глазами и окинув всё помещение своим наблюдательным взором, Лавли перевела взгляд на стол и, увидев на нём новую порцию спиртного, любезно принесённую официанткой, задумчиво посмотрела на жидкость, которая была заключена в прозрачном стакане. С одной стороны, хотелось ещё немного выпить, посидеть где-нибудь в одиночестве, чтобы не было этих испепеляющих и прочих взглядов, от которых она внутренне отгородилась, не позволяя никому проникнуть к ней в голову, а, с другой стороны, слизеринка прекрасно знала, чем это может закончиться в первую очередь для неё, так как с собой у неё не было одного зелья, без которого она не могла спокойно пить алкогольные напитки, зная свою индивидуальную непереносимость при их употреблении. Позволив себе немного лишнего в конце шестого курса, Кейт на следующее утро не могла понять, чему так злобно ухмылялась Маргарет, но спустя некоторое время её осенило, что дело было в том, как беспокойно спала Лавли, забывшая наложить на свою кровать с пологом звуконепроницаемое заклятие. Мало кто мог знать и знал вообще, что брюнетка порой (а после выпитого больше обычного) мучилась жутким расстройством сна, самым безобидным проявлением которого было то, что девушка что-то бормотала, когда спала. Она не была лунатиком, но ей явно нельзя было пить без внутренней подстраховки. Позволить себе быть слабой хоть один раз на людях слизеринка не могла, поэтому, недолго думая, слегка подправила память своей соседке – мисс Крессвелл, с которой у неё были нелады почти с начала первого курса, возникшие не то чтобы беспочвенно, но казалось, что на пустом месте. По крайней мере, долго находиться с ней Кейт не могла, поэтому бежала из комнаты прочь: в пустой класс, где она днями и ночами совершенствовала свои навыки в зельеварении, либо просто бродила по коридорам, иногда задумываясь настолько, что натыкалась на Кровавого Барона, сама не замечая, как проходила сквозь него и только после внезапно чувствовала холод, пробирающий до дрожи каждую клеточку её тела, но лучше всего было отправиться в такие моменты в библиотеку, где под неодобрительным наблюдением мадам Пиннс девушка выискивала среди стеллажей нужный ей. В Запретную секцию она старалась не лезть без особой нужды, а потому спокойно бороздила все другие разделы великого собрания письменных сочинений на английском и прочих языках. Мало кто интересовался иностранной литературой, хотя насколько интереснее было читать сразу несколько источников, описывающих одно и то же событие, сравнивая, сопоставляя и выстраивая в голове целостную и объективную картину происходившего.
Понимая, что дальше оставаться в «Мечте» не имеет никакого смысла, мисс Лавли, выждав некоторое время, чтобы не столкнуться случайно с Блэком, быстро сбежала по лестнице на первый этаж, уверенным шагом проходя мимо сестер Каллаган, которые тоже куда-то начали собираться. Таверна теряла свою привлекательность, судя по всему, иначе чем можно объяснить столь массовый побег из этого заведения?.. Хотя причина была ясна всем и без лишних слов. Очередная интрига заплеталась вокруг двух извечных факультетов-соперников: девушки и молодые люди ещё не знали, чем всё закончится, но великолепно ощущали, что они уже успели во что-то ввязаться, откуда не было очевидного пути назад, поэтому всем волей-неволей пришлось бы пройти этот путь до конца, чтобы окончательно распутаться, расставив все точки над i. После того, как Сириус покинул пределы таверны, скрывшись в неизвестном направлении, Лавли чувствовала себя немного неуютно. Странно было сказать, но Блэк, которого все знали, был для неё больше чем другом. Одно дело – сидеть за одной партой с этим студентом Гриффиндора, а совсем другое, когда рамки общения становятся шире, открывая новые возможности. Теперь вопрос был в том, насколько далеко они могут зайти вдвоём и нужно ли им это. И если всё-таки нужно, то зачем? Ведь так просто оставить всё почти как есть?.. Правда, если после библиотеки всё именно так и можно было сделать, то после каждого поцелуя, любого прикосновения и нежных объятий становилось намного труднее повернуть назад… Холодный осенний ветер хлестал лицо косым дождём, попадая девушке за шиворот и заливая спины холодными каплями, которые быстро охлаждали девушку, ещё не успевшую остыть после объятий гриффиндорца. Струи дождя настойчиво били Кей, не позволяя ей забыться и побыть ей наедине с собой. Пытаясь избавиться от этого неприятного явления, девушка решила воспользоваться магией и окружить себя щитом. защищающим от внешних воздействий, но её мысли вернулись к тому, чем она была обязана магии: любовь Сириуса Блэка. Сжав указательными пальцами виски, Лавли попыталась прийти в себя, чувствуя, как изнутри её раздирают мысли, противоречащие друг другу, но ни к чему это не привело, ещё хуже усугубляя её положение. Понимая, что ещё немного – и надо будет паковать чемоданы, чтобы добровольно отправиться в французскую больницу, аналогичную той, что находилась в Англии, Кейт решительно сжала кулаки, до белых отметин сдавливая кожу на внутренней стороне ладони, и отправилась на поиски кое-кого, наверное, так же хорошо разбирающегося в зельях (если не лучше) и при этом являющегося близким другом так называемых Мародёров, чьё число после недавних событий сократилось до троих. Представив ещё раз, что в тот день количество лучших друзей могло уменьшиться до двух, Лавли внезапно поёжилась, переживая те минуты в библиотеке вновь. Удача в этот вечер улыбалась ей почти голливудской улыбкой, ослепляя… Нет, не белизной, а рыжей копной волос Эванс, которую слизеринка и искала. Не веря своим глазам, девушке пришлось признать, что сегодня явно её день. Ощущения были такие, словно она выпила не какой-то алкоголь, а ничто иное, как «Феликс Фелицис». Явно надо меньше сидеть над котлом, вдыхая клубящиеся над ним пары, иначе скоро везде зелья будут мерещиться.
Привет, Лили, — сделав небольшую паузу перед тем, как обратиться к рыжеволосой по имени, Кейт закусила изнутри губы, так как до этого очень редко общалась с гриффиндоркой вне класса зелий, даже после того, как профессор Слагхорн разрешил им пользоваться своей литературой. Их общение зачастую сводилось на нет, потому что Лавли имела до некоторых пор свои предрассудки по отношению к студентам, чьи родители никогда не были магами. А если подумать ещё лучше, то вовсе не в этом было дело: несмотря на то, что поговорить им было о чём, начиная с тех же зелий. Кей внимательно посмотрела на Эванс, которая вела себя более чем странно. Где та уверенная в себе девушка, которую имели возможность лицезреть в классах её однокурсники?.. Как-то не очень похоже это было на неё. В голову начали закрадываться сомнения, а не лучше ли проделать всё в одиночку, ведь так намного надёжнее, но так было бы, если она находилась в родном Хогвартсе, а на незнакомой территории всё не так просто… Пожевав ещё несколько мгновений нижнюю губу изнутри, Лавли смирилась с тем, что ей придётся нарушить свой принцип, один из тех, которыми она жила и чьё соблюдение никогда не вызывало у неё сомнений. Задвинув совесть подальше и не позволив ей даже начать её грызть, Кейт после каких-то странных вопросов Лили неожиданно резко схватила её за запястье и сделав шаг навстречу, выдохнула, не повышая голоса.
Слушай, Эванс, — перейдя на привычное обращение, Кейт стало намного легче, — я знаю, что мы с тобой не дружим, но дело касается одного твоего хорошего знакомого, как я полагаю. — Видя непонимание в глазах девушки, Лавли сделала над собой колоссальное усилие, чтобы сохранить тот же тембр голоса. — Помнишь, что профессор Слагхорн говорил нам, когда мы проходили любовные зелья?.. Самые опасные изготовляются именно во Франции, а потому только здесь можно найти противоядие от них. Сириус… — тут девушка на время запнулась, но всё-таки продолжила, — Блэк испытал на себе одно такое зелье, которое теперь затягивает его в такое болото, что у меня есть опасения полагать, что с каждой минутой его будет всё труднее излечить. По крайней мере, добровольно.
Выдохнув после такой речи, Кейт неторопливо стала перебирать в кармане пустую колбу, которая до сих пор была с ней. Видимо, это её успокаивало, хотя кто знает, что творилось у этой девушки в голове.

+1

6

/Холл/

Покидая стены замка, Патрик ничуть не жалел, что наконец-то на какое-то время вырвется из сомнительной опеки Лорда. Ему хотелось свободы и побольше запретного разврата. А где, как не в Париже, вести распутный образ жизни?.. Единственное, что иногда заставляло парня задуматься: когда и как они вернутся в свое время? И идиоту понятно, что Лорд не успокоится, пока не избавит мир от Гарри Поттера, мальчика, который в его будущем доставит ему массу проблем. Легче всего убить его родителей, что юный Поттер никогда не познал этот мир. Но Лорд неожиданно для всех решил развлечься, наблюдая, как некогда возлюбленные проходят мимо друг друга, не помня, как оба страдали и мечтали оказаться наедине. Эванс забыла как переживала за хулигана Джеймса, который виртуозно летая на метле, напару с Блэком часто выигрывал матч, рискуя упасть и свернуть себе шею. Да и сам Поттер подзабыл, как норовил постоянно подловить Эванс где-нибудь и поцеловать ее хоть разок. Все это видели все ученики Хогвартса, но все молчали, в кои веки давая ребятам возможность самим разобраться в своих непростых отношениях. Единственное что часто не давало покоя Адамсу: тайна Мародеров. Он кожей чувствовал, что что-то не то творится, но не мог понять. Однако, его мысли были внезапно прерваны внезапным появлением на горизонте двух хорошо ему знакомых особ. Одна их них была более чем знакома: Кейт Лавли. Та, которая пообещав убить Сириуса, мало того что не выполнила обещание, так еще и влюбила его в себя, о чем говорят уже все. Возможно, она рассчитывала, что Блэк умрет от любви. Но надеяться на это было глупо. Сириус Блэк, который обошел все женские спальни Хогвартса, вряд ли умрет от своей стихии. А рядом с Лавли обнаружилась и Эванс, та самая, ради которой когда-то Поттер втайне от нее, бил всем морду. В основном, под его раздачу попадал Северус. Бедняга Снейп всегда был мальчиком для битья. Но ведь никто не запрещал ему совершенствовать свои способности. Чем он и занимался. Но попадая под внимание Мародеров, терял способность здраво мыслить. Страх перед позором и унижением превышал все его качества. Да и потом он сам все испортил. Убил все самое хорошее, что испытывала к нему Лилиан. Патрик покачал головой, бесшумно подходя к девушкам.
- Приветствую, дамы. - Адамс чересчур мило улыбнулся. - Любовное зелье. Интересно, где же аккуратный и осторожный Сириус Блэк достал любовное зелье?.. Уж не помог ли ему кто-то в этом?..
Как ни странно, но Патрик никогда не имел видов на Эванс. Возможно, это была подсознательная осторожность и нежелание оказаться наедине с Поттером в темном лесу, а может она просто была не в его вкусе. Зато Лавли была. Очень даже.
- Я слышал, что Франция полна сюрпризов. Никогда не знаешь, что ждать от этих развратных французов. - Адамс хмыкнул, переводя взгляд на карман Кейт, словно чувствуя, что там что-то есть. Хотя, по движениям ее руки в кармане, было видно, что она что-то теребит. - В любом случае, я могу помочь. Если желаете. Как видите, от Уайт мы избавились. Она теперь на висит на Сириусе. - заметил парень, уже более приветливее улыбаясь Эванс, с которой он поддерживал ровные уважительные отношения. Устранение Джульетты было частью плана. Она всегда мешала и готова была убить любого, кто прикоснется к Блэку, а Лавли должна была его напоить ядом, но под надзором Уайт это было невозможно. Именно поэтому, Патрик взял на себя обязанность устранить девушку. Теперь же, пришла очередь Кейт. И он очень надеялся, что она выполнит обещание. Иначе вряд ли ей понравится месть слизеринцев.

0

7

Лаванда только дошла до той стадии наедине с собой, что готова была полностью расслабиться в своих уже давно не незатейливых мыслях: время шло довольно-таки быстро, а ошибки прошлого научили её многому, в частности, девушка, успела понять, что ей надоели отношения с малолетками, даже если они выглядели как настоящие мачо и старались вести себя подобающим образом. И вообще вся эта их наигранность сидела у неё в печёнках и заставляла Браун ночами ворошить пустые обёртки от шоколадных лягушек, есть волшебные леденцы и мечтать о несбыточном. А ведь уже не хотелось мечтать. Хотелось жить! Жить так, чтобы каждая бесценная песчинка времени не была одной из миллиарда… Она сейчас вела себя как капризный ребёнок, который очень любит начинать своё предложение со слова "хочу". И всё равно, к чему это приводит. Хочу – и финита. И попробуйте встать на пути. Фриде очень повезло, что она встретила именно гриффиндорку, которая мокла под дождём, подставляя своё лицо каплям и слизывая с губ влагу. Правда, она вовремя заметила приближение персоны мисс Забини и подняла голову, внимательно изучая выражение лица девушки, которая сейчас зачем-то к ней приближалась. Но Лаванде хватило лишь одного короткого взгляда, чтобы понять: во всём виновата любовь. А может, симпатия, но в этом явно был замешан парень. Девушка с намокшими и потемневшими от воды волосами смотрела на Фриду и видела в ней себя: такую же загнанную в тупик когда-то, из которого она выбралась нечеловеческими усилиями. Хотелось помочь этой студентке несмотря на то, что она её почти не знала. Времена смешались, позволяя студентам общаться со своими сверстниками, жившими и лишь будущими жить в разное время, но, как можно было легко заметить: поколения сменяют друг друга, а ошибки остаются теми же самыми, меняется лишь фабула. Лаванда прикрыла глаза, вспоминая, что среди студентов Нового поколения не нашла никого, кто мог бы быть похож на её ребёнка. И это её не то чтобы напрягло, но заставило задуматься: что же станет с ней?.. Казалось бы: что такого в этом?.. Ведь в Хогвартсе учится столько студентов, но все однокурсники мисс Браун даже успели пообщаться со своим потомством, а она не имела удовольствия узнать о том, есть ли у неё дети. Профессор МакГонагалл запретила сообщать такую информацию всем переместившимся в Новое поколение, а искать было глупо. Только счастливая случайность. Не так давно мимо неё прошёл молодой человек, очень похожий на Гарри Поттера, её однокурсника, а чуть позже она заметила Джинни, которая скрылась в той же двери, где и тот юноша. Чуть усмехнувшись, девушка всё поняла, но не стала ничего предпринимать. Это не её дело. Продолжая изучать лицо мисс Забини гриффиндорка в тон ей сказала чуть вопрошающим тоном:
Фрида?..
Головой указывая на место рядом с собой, Лаванда великодушно предложила когтевранке составить ей компанию, видя, что одиночество ту просто медленно убивает. Не являясь святой Марией Терезой, девушке всё-таки были не чужды чужие переживания. И сегодня ей не особо хотелось узнать, что же стряслось с этой девушкой, потому что почти всегда истории были стандартными, поэтому расспрашивать Фриду девушка не стала. Чуть повернув голову в сторону Забини, мисс Браун улыбнулась одной половиной рта и задумчиво проговорила: — Как ты находишь: сегодня замечательный вечер?..
Словно насмехаясь над ней, дождь полил с ещё большей силой, но сама лавка не намокала, заблаговременно заколдованная, чтобы не испортить мантию. По лицу девушки стекали водные дорожки, но дальше шиворота они не уходили, словно испаряясь. Это выглядело странным со стороны, но что только невозможно в мире, где магией дышат и могут колдовать даже без помощи волшебной палочки?..

+1

8

|Кабинет директора|

Покидая кабинет директора, где профессору Хэйсу поручили продолжить свое дело, то есть преподавать защиту английским студентам, молодой человек решил отыскать своих подопечных и предупредить их. Не обязательно всех. Но если сказать хотя бы двус-трем, остальные узнают наверняка. Такова природа человека. Скажешь одному и знают все. Каждый человек способен располтать чужие тайны, так сокровенно доверенные ему. Ведь это такой соблазн и каких усилий стоит удержать в себе такое сокровище. Поэтому, в первую очередь стоило найти девушек. Они чаще всего общаются, болтают и сплетничают. Родерик не отрицал тот факт, что мужчины тоже любят поболтать, но женским интригам и их словесному потоку могут позавидовать все предствители мужского пола.
Прогуливаясь по Главной Улице, Хэйс размышлял, как хорошо было бы встретить кого-нибудь нормального, желательно адекватного. Как ни странно, но молодой человек чувствовал себя развратником. В тридцать два года он понимал, что ему частенько приглядываются старшекурсницы, которые в свои шестнадцать-семнадцать выглядели не просто аппетитно, а очень даже вызывающе. При том вызывающе не просто, а вызывающие желание. Огромное, неутомимое желание. Но Родерик держался как мог. По крайней мере, в своем поколении он не позволял себе вольностей. Зато, темная сторона его сознания подталкивала его на сомнительную связь с поколениями мародеров и юного Гарри Поттера. Но Хэйс пока не нашел подходящую кандидатуру, которая смогла бы привлечь его внимание. А ведь ему еще предстояло проводить объединенные лекции. Интересно, в Шармбатоне найдется огромный кабинет или им надо будет идти на поле для квиддича?.. Ведь обучать целый Хогвартс... Благо, младшекурсники были отправлены по домам, а вот ребята постарше остались.
Бросая взгляды по сторонам, Родерик увидел сперва свою студенту, мисс Фриду Забини, которая хоть и являлась достаточно холодной и циничной особой, была отличной ученицей. А рядом с ней сидела девушка, явно не из этого поколения. Да и мира тоже. Ее моментами отрешенный взгляд полный адской смеси разнообразных чувств и эмоций завораживал, а ее легкие, немного странноватые движения вызывали улыбку.
- Добрый день, девушки. - Хэйс, не обращая внимание на дождь, который изрядно подпортил его волосы, торчащие до этого в разные стороны, приблизился к студенткам. - Мисс Забини, рад Вас видеть. А Вы, кажется, мисс Браун?.. Рад знакомству. - Хэйс тепло улыбнулся, и придав лицу более серьезное выражение, продолжил: - Я хотел сказать, что английским студентам Защиту по-прежнему буду преподавать я.
Весь Хогвартс очень любил этого преподавателя, который всегда знал, как найти подход к ученику. Всегда помогал и никогда не ругал. На его уроках царила полная идилия и тишина. Зато ученики могли с легкостью освоить новое заклинания, не боясь что его поругают или накажут.
- Думаю, вы будете непротив. - Рик снова улыбнулся, чуть взъерошивая мокрые волосы. Но улучшить их не удалось. Скорчив страдальческую гримасу, парень помотал головой.

0

9

Студенты, весело болтая, возвращались в замок, досадуя, что не могут задержаться подольше, но полночь была близка, а указ есть указ. Директор разрешала гулять по Деревни, даже выходить за ее предели, но в двенадцать все должны были быть на месте. Никто не возражал, так как обычно девочки с утра собирались в город за покупками и запросто успевали все до вечера, а потом сидели в Таверне и мило болтали, обсуждая обновки.
Но сегодняшняя ночь обещала стать запоминающейся. Земля вздрогнула. Студенты от неожиданности замерли, резко прекратив разговаривать. Все стихло и в воздухе повисла тишина, от которой спустя несколько секунд стало звенеть в ушах. Девушки побледнели, парни занервничали. Наконец, толчок повторился. Французы, которым раньше не приходилось сталкиваться с нечто подобным, с сомнением покосились на англичан, словно те были виновны во всем, что может произойти сейчас и в будущем. Неожиданно, главная улица пошла трещинами и из земли стали резко вырываться змееподобные отростки, которые мгновенно схватывали учеников, сжимая их не хуже тисков. Некоторые отростки просто отбрасывали ребят. Под раздачу попали трое англичан: Адамс был бесцеремонно откинут на ступени, ведущие в магазин одежды, а Эванс и Лавли были схвачены, но Кейт почти сразу была отброшена и упала прямо на Патрика, придавливая его. Растение же, которому имя было Дьявольские Силки, схватило Эванс, поднимая ее высоко вверх. Так же не повезло и двух другим Гриффиндоркам, сестрам Каллаган, которые вслед за Мародерами покинули Бар. Отростки ухватили их, вздергивая вверх. Крепко держа и сжимая в своих "объятиях", Силки не были настроены отпускать своих жертв. Лаванда Браун и Фрида Забини были вовремя оттащены профессором Хэйсом на безопасное расстояние, но все равно стоило покинуть деревню, так как Силки расползались по всей улице, проникая в домики и заведения. Слышались крики, вопли, визги, плач, но это не помогало. Силки растолкав и переловив учеников, замерли, сжимая их своими отростками.

● Разрешается применять заклинания против Силков.
● Студенты, которые были откинуты, могут либо остаться и помочь, либо покинуть Деревню.
● Студенты, которых поймали, должны высвободиться.

+1

10

Разговор по душам с однокурсницами внезапно резко отложился на задний план. То что произошло, не вписывалось ни в какие рамки дозволенного. Дьявольские Силки! Да какого черта они появились?! Но думать об этом почему-то не хотелось. Важнее было спасти свою шкуру от этого малоприятного растения. Но оказалось, что оно предпочитает гриффиндорок в собственном соку. Адамс был бесцеремонно отброшен в сторону, а поверх него упала Лавли.
- Какая встреча... - прошипел он ей на ухо. - Поверь, ты мне попадешься в более приятных условиях.
Сестры Каллаган были подвешаны вверх ногами, что несказано заинтересовало многих французов, которые спаслись от сомнительной чести висеть рядом. Проклиная все на свете, Патрик вскочил на ноги, вздергивая Лавли и схватив ее за запястье, притянул к себе.
- Запомни, Кэтти, ты все равно никуда не денешься. Ни в этом времени, ни в другом. А я мстительный мальчик. - не давая девушке возможность вырваться, как ни странно, благодаря заклинанию, Рик ухмыльнувшись, поцеловал ее, после отталкивая. Сейчас у него были несколько другие планы. Подойдя на опасное расстояние, он направил палочку в сторону блондинок, и поразмыслив произнес заклинание:
- Incendio! - вспышка ударила по отросткам, заставляя те ослабить хватку. Селеста упала на мягкие кольца растения, а Адамсу удалось поймать Андреа. Вскинув голову, Патрик понял, что аряд ли Силки будут церемониться и обогнув дом, поставил девушку на ноги, возвращаясь за второй блондинкой и помогая выбраться ей. Спрятавшись позади какого-то здания, Патрик облегченно выдохнул.
- Все целы? - поинтересовался он, зарываясь пальцами обеих рук себе в волосы. Сейчас было точно не до Блэка и Лавли. - Проклятая дрянь. Ей повезло. - возмущенно выдохнул Адамс, не обращая внимание на присутствие дам. Он был слишком зол на Лавли и на ситуацию в целом. Надо бы наложить на нее Империо и полюбоваться, как она сможет сопротивляться его далеко недетским и очень серьезным желаниям. Тогда бы Патрик посмотрел на Блэка, который после Адамса вряд ли прикоснется даже к вилке, не говоря уже о девушке. Смотря на сестер Каллаган, Адамс размышлял о своем. - Что же мне с ней сделать, чтобы она не мешала? Чтобы не путалась под ногами?.. - казалось бы он спрашивает совета у девушек, но на самом деле, это были мысли вслух. Однако, потом он сообразил, что перед ним самые заядлые интриганки и мастерицы всяких гадостей. И это гриффиндорки.
- Девушки, что вы скажете на то, чтобы помочь мне добраться до Лавли?.. Очень хочется ее... устранить. - насмешливо усмехнулся Патрик, криво улыбаясь краем рта. Устранить - да, и не только. Почему бы и нет? В конце концов, ведь она будет его пленницей, с которой он сможет делать все что угодно. Если она откажется подчиняться по доброй воле, значит придется применить Империо. Кто сказал, что запретные заклинания так уж и запрещены?.. Если они известны и доступны, значит их можно использовать. Правда, кажется вовремя сражения в Хогвартсе, Блэк хоть и с трудом, но пересилил действие заклинания, но это не значило, что более хрупкая и женственная Лавли справится.

+3

11

- Привет, Лили, - холодно произнесла Кейт, и  Эванс не смогла сдержать вздоха разочарования. Неужели она понадеялась на дружелюбность со стороны слизеринки?  Кажется, Лили слишком сильно ударилась головой.. 
- Послушай, Эванс, - рассеяла Лавли остатки надежды гриффиндорки на милую, непосредственную беседу. Кейт даже не потрудилась ответить на вопросы Лили, а только грубо схватила ее за руку, продолжая говорить. Лили обратила все свое внимание на слова слизеринки, пытаясь сосредоточиться и не пропустить ни слова.
- И чего ты хочешь от меня, Лавли? – после того, как Кейт замолчала, устало спросила Лили, отчетливо понимая, что просто так разбалтывать такую информацию слизеринка бы не стала. Не столь они дружны. Уважение как к знатоку зелий и вообще умному человеку не дало почвы для дружбы между этими девушками, а о доверии и речи быть не может. Слишком хорошо Лили знала отношение слизеринцев к маглорожденным, тем более гриффиндорцам, чтобы питать иллюзии. Но если та обратилась к ней..
- Ты не хуже меня разбираешься в зельях, - добавила Лили, высвобождая свое запястье из руки слизеринки. Эванс терпеть не могла грубость, а если уж хочешь получить чью-то помощь, определенно не стоит холодно разговаривать и хватать за руки. Это прибавит трагичности, а вот толку… Но Лили заметила, как Лавли задумчиво смотрела на нее, словно в ней что-то боролось. Полные сомнения глаза изучали лицо гриффиндорки, но лишь имя Сириуса заставило Лили отказаться от мысли послать слизеринку к мерлиновой бабушке. Если Блэку нужна помощь, она постарается сделать все, что в ее силах. Но что она может?.. – Поэтому должна понимать, что сами мы противоядие не сумеем приготовить. Сомневаюсь, что даже Слогхарну это будет под силу, а вот найти.. Ты знаешь, как это сделать? Если ты хочешь, чтобы я помогла тебе, придется рассказать мне все, что ты знаешь. О противоядии.
Лили прекрасно осознавала, что для того, чтобы найти зелье, придется сделать что-то незаконное. Сама по себе эта идея казалась Лили безумной, но гриффиндорка помнила, что с древней магией шутить не стоит. Слишком редко она встречалась и слишком сложно исправить ее последствия.
Глаза Лили сузились, когда к ним подошел Патрик Адамс. Эванс всматривалась в лицо слизеринца, пытаясь понять, почему этот парень вызывает у нее стойкую неприязнь. Они вроде никогда не пересекались и вряд ли обмолвились друг с другом хоть парой слов.. Лили никак не отреагировала на его слова, так как в следующую минуту осознала, какую глупость совершает. Сначала позволила себе растеряться, одна, в чужой стране. Теперь стоит посреди немноголюдной улицы одна с двумя слизеринцами, не питающими симпатий к маглорожденным, и, девушка была в этом уверена, в любой момент могли сделать с ней все что угодно. Он не была глупой, чтобы повестись на какую-либо провокацию, а вот против двух магов с палочками устоять вряд ли бы смогла. Ее состояние было слишком непонятным даже для нее самой, но все же стоило собраться.
Лилиан направила свою волшебную палочку на свой мокрый ботинок, который тут же стал вновь сухим и теплым. Так-то лучше, заодно и слизеринцам показала, что палочка при ней, и она все еще помнит, как ей пользоваться.. Глупо, конечно, но Лили так стало спокойнее. Она не собиралась сейчас заниматься самокопанием, успокаивая себя и уговаривая сосредоточиться. Все, чего она хотела, это оказаться подальше от этого слизеринца, нагло и через чур мило улыбающегося девушкам. Лили не хотела с ним разговаривать, а потому просто игнорировала. Хотя понимала, что это тоже не лучшая идея, но ничего с собой поделать не могла. Тех, кто ей не нравился, она всегда  игнорировала, считая, что это мого лучше словесных перепалок, ссор и ругани. Но ей просто не терпелось оказаться подальше от Патрика.
- Лавли, - достаточно громко и более уверенно, с нажимом произнесла Лили, привлекая внимание слизеринки вновь к себе. – Думаю, пора идти.
Эванс выразительно перевела взгляд на Адамса, потом вновь на Кейт, надеясь, что та поймет нежелание гриффиндорки идти с Патриком. Если Лавли решит взять с собой слизеринца, Лили никуда не пойдет. Она может придумать и другой способ помочь Сириусу, только его сначала нужно найти..
Только Эванс хотела озвучить свои мысли, как слова застряли в горле. Девушка почувствовала сильный толчок из-под земли, отчего сердце в панике екнуло, а потом, казалось, и вовсе остановилось, когда прямо на глазах огромные отростки стали появляться из глубоких темных трещин в земле. Лили в шоке замерла, по инерции крепко сжимая палочку, и, как оказалось, правильно делая. Один из отростков обхватил ее поперек талии и груди, сильно и больно сдавливая, и потянул вверх, легко отрывая гриффиндорку от земли. Дыхание перехватило, вместо крика из горла вырвался лишь хрип, видимо, слишком сильно была сдавлена грудь девушки. С каждой секундой Лили казалось, что отросток сжимает ее все сильнее и сильнее, вот-вот грозясь переломить ее кости. Невольно, мысли о смерти стали закрадываться в голову девушки, но тут же пришло осознание того, что умирать вот так она не хочет. Только не так.
Лили тщетно пыталась руками оттянуть от себя силки, царапала их, но они продолжали сжимать ее, а на землю Лили и вовсе старалась не смотреть, так как жутко боялась высоты. Дышать уже становилось тяжело, из горла вырывался хриплый кашель, а тело, казалось, уже онемело..  И тогда Лили вспомнила о палочке. Лили, ты с ума сошла? Ты волшебница или нет?!
- Incendio! – прохрипела Лили, но из палочки вылетел лишь сном искр, тогда дышать уже становилось практически невозможно, а голова начинала кружиться… Но все же она попыталась сосредоточиться.
- Incendio! – уже невербально попыталась Лили, и на этот раз все получилось. Силки ослабили свою хватку, и девушка, набрав в грудь побольше кислорода, выкрикнула еще раз заклинание, после чего силки резко отпустили ее. Благо, что она висела не так высоко, но все же падать было достаточно больно. Лили свалилась  на жесткую землю, тяжело дыша и кашляя. Все тело дрожало, голова сильно кружилась. Лили поднялась на руках и увидела, что силки схватили не только ее, их было много. Девушка с ужасом поняла, что при падении выронила палочку, а ведь ее могут схватить еще раз. Лили стала панически оглядываться, ища глазами свою палочку, пока наконец не заметила ее всего в двух метрах от себя. Девушка быстро поползла к ней, не находя в себе сил подняться на ноги. Схватив палочку, Лили быстро ретировалась к рядом находящемуся бару, села на ступени, пытаясь отдышаться и готовясь отразить любое новое нападение.

Отредактировано Lilian Evans (2009-07-28 19:27:00)

+1

12

>Начало игры<

Ты шла по улице, весело звеня каблуками, и пыталась усмирить вредное животное, так не вовремя решившее устроить себе променад по окрестностям, которых он, можно подумать, давно не видел. Он – это твой кот, не в меру наглое и волосатое создание. С грустью обозрев любимую кофточку, констатировала, что дымчатая шерсть как нельзя более «выгодно» выделяется на алой ткани. Вот и заводи после этого всяких дармоедов… К тому же, негодник был не дурак покушать и потому сейчас его в конце концов сдавшаяся на волю победителя тушка представляла серьезные проблемы в плане веса. Так и хотелось избавиться от ноши, отправив-таки усатого гуляку на все четыре стороны, но ты слышала, что в деревне что-то произошло.. Что именно? Это-то как раз и собиралась выяснить, в любом случае, непослушный зверь был слишком дорог тебе, чтобы вот так рисковать его жизнью. Нет-нет, пока не убедишься, что тут безопасно, никаких прогулок. Свернулся мягким комочком на руках и заснул, а ты мысленно окончательно попрощалась с кофтой. Наконец отвлекшись от созерцания любимца, посмотрела на улицу. Картина, мягко говоря, не порадовала: дьявольские силки, жарко что-то обсуждающая группка англичан, лежащие на земле студенты…и тут ты с котом. Цирк, да и только. Отошла к ступенькам магазина, на автомате применила манящие чары, доставившие по воздуху мантию, укрывшую часть довольно широкой ступеньки на которую ты впоследствии села, пристроив рядом, на мантию же, Томаша, ты ведь не собиралась украсить эксклюзивной шерстью еще и брюки? Вообще-то, по-хорошему, следовало уйти из опасной зоны, но продолжала зачем-то сидеть, - можно только представить, как глупо это выглядело со стороны. Ничего подобного не случалось в школе за все те годы, которые ты в ней провела, а стоило приехать магам из Хогвартса… Точно помнила книгу в которой читала про дьявольские силки, номер страницы, иллюстрации, но вот заклинание куда-то выветрилось, да в нем, судя по всему, уже никто и не нуждался. Это не был испуг, это было удивление, граничащее с шоком: то, что писали в газетах, то, что говорил отец и его коллеги, разом вдруг обрело вполне себе реальные и не самые приятные очертания. Казавшееся чьей-то шуткой, поводом для споров вдруг стало живым и настоящим. Задумывалась ли ты о смерти? Никогда. Надежный Шармбаттон никак не вязался с подобными мыслями, теперь же приходилось признать, что угроза существует, что это правда. Поежившись, оторвала взгляд, прикованный к силкам. Люди вставали и отряхивались, кто-то вполне разумно покидал опасное место, кто-то отходил к краю улицы, - поближе к лавкам с магической ерундой. Однокурсников  не было видно: ну конечно, в такое время посещение деревни запрещено, так что неудивительно, что участниками происшествия стали только гости школы, судя по всему, у них в Хогвартсе нет никакого порядка и правил. Ах, ну да, еще ты.. Хотя, вообще-то кот – самая что ни на есть уважительная причина, мадам Максим бы тебя поняла, тем более он такой пушистый. Стоп! Какая чушь! Нет, все-таки эта штука произвела на тебя сильное впечатление, раз ты так резко «откатилась» в развитии. Над учениками нависла серьезная опасность, а ты сидишь и идиотничаешь, как малый ребенок, честное слово. Нужно рассказать кому-нибудь из учителей, а лучше – директору, это самое разумное, что можно сделать в данной ситуации. Вот чем вы так сильно отличались: студенты Хогвартса, независимо от факультета, обладали потрясающим даром влипать в неприятности, чем были обязаны своей привычкой обходиться без взрослых, учащиеся Шармбаттона же, напротив, прислушивались к наставникам и не считали зазорным попросить помощи, если таковая требовалась. Они понимали, что еще дети. Они понимали, что многого не знают. Да…и вот ты, вся такая понятливая, сидишь и молча созерцаешь происходящее. Молодец, ничего не скажешь. Предаваться размышлениям в том же духе помешал Томаш, решивший, что пора  бы хозяйке побегать. Он спрыгнул со ступеньки, ловко приземлившись на землю, и устремился вниз по улице. Оставалось только последовать за ним, надеясь, что, по дороге, ему не придет в голову ломануться в самую гущу событий.

+1

13

Тупик.. Вот как могла назвать сложившуюся в ее душе картинку чувств Фрида. Неужели она будет, словно воробей, пытаться выбраться из этой непонятной клетки? А зачем оно мне надо?
Спокойствие правит миром, это Фрида усвоила на зубок. Девушка кивнула Лаванде, устраиваясь рядом с ней на лавочке и поднимая лицо навстречу холодным каплям, закрыв глаза, успокаиваясь. Она просто забудет все, словно ничего не было.
Как она любила свою черту характера – непостоянство. Когда легко можешь переключиться с одного ощущения на другое, легко забыть неприятные уколы обиды, когда в один момент тебе нужно с кем-то поговорить, пусть даже этот кто-то тебе не очень рад. И когда ты находишь этого человека, желание разговаривать пропадает. Тебе хватает лишь присутствия кого-то рядом. Вроде бы ты сама вполне довольна и не напрягаешь другого.
Именно так и сидела Фрида, полностью успокаиваясь и вновь чувствуя внутреннюю свободу. Она была довольна тем, что Лаванда не стала ничего спрашивать, она бы ничего и не рассказала.
- Замечательный? Более чем. Люблю дождь, он всю грязь смывает, - простая улыбка, тихий смешок. Приятно было поговорить о ничего не значащих вещах, никто из них не собирался затевать душещипательных разговоров. В конце концов, каждый сам разберется со своими проблемами, озвучивание которых никак не поможет их решению. А жалость Фрида терпеть не могла, считая это чувство низким и бессмысленным.
Дождь, наконец, перестал, и Фрида открыла глаза, осматривая пространство. Все так же немноголюдно и тихо. Тишина не была удручающей и, казалось, обе девушки получали от нее удовольствие.
Невдалеке показалась темная фигура.  Высокий мужчина уверенно приближался к ним, и в итоге Фрида узнала их преподавателя Защиты от Темных искусств. Девушка хмыкнула, вспоминая, что многие из ее сокурсников полюбили этот предмет исключительно из-за обаятельного и вполне хорошего преподавателя. Фрида всегда уважала людей, которым нравилось то, чем он занимаются. В том числе их работа. Нужно уметь получать от нее удовольствие, а не только деньги.
Защита не была ее самым любимым предметом, но давался он Фриде хорошо. Потому она была на хорошем счету у профессора Хэйса. А может просто потому, что не строила ему глазки весь урок напролет, проливая на юбку чернила или отправляя своего партнера в нокаут.
- Добрый вечер, профессор Хэйс, - повседневно улыбнулась Фрида. – Вы шутите? Мы вам только рады.
Конечно, «мы» включало в себя лишь ее поколение, хотя, остальные наверняка не сильно отличаются. От всех этих порталов у Фриды голова шла кругом.. Она так и не встретила своих родителей, да и не очень-то хотела: ей вполне хватало их взрослых версий.
Девушка становилось скучно. Хотелось пройтись по совершенно незнакомым местам, найти что-то интересное, да и нога затекла. Но как только Фрида поднялась с лавочки, раздался сильный толчок, отчего девушка пошатнулась и устояла на ногах лишь благодаря тому, что схватилась за руку профессора.
- Какого черта? – Фрида в шоке наблюдала за тем, как в земле образовываются огромные трещины, продолжая сотрясать землю. Землетрясение? Мысль, конечно, безумная, но учитывая открывшуюся глазам девушки панораму…
В следующую секунду Фрида поняла, что землетрясение – еще ничего, по сравнению с гигантскими  отростками, которые, извиваясь, появлялись из трещин и расползались по земле. Сердце сделало такое сальто, что, казалось, остановилось от перенапряга. Девушка тут же вытащила свою палочку, перебирая в голове возможно подходящие заклинания, но почувствовала, как сильная рука куда-то тянет ее. От криков и начавшегося хаоса по коже побежали мурашки. Фрида заметила один отросток, приближавшийся к ноге Лаванды, и тут  же шибанула его заклинанием.
Оказавшись на безопасном расстоянии, Фрида, тяжело дыша, с негодованием посмотрела на профессора.
- А вдруг кому-то нужна помощь? Мы что, так и будем отсиживаться тут?! – девушка поверить не могла, что преподаватель ЗоТи не сделает ничего, чтобы помочь остальным. От мысли о том, что кто-то из ее друзей может пострадать, у Фриды сводило желудок. Она понимала, что вернуться туда было безумно опасно, но бездействие еще больше угнетало девушку. Она сразу узнала дьявольские силки, вспомнила, что те любят сырость и влажность, коих тут было предостаточно. А что хуже, они убивают, причем, чем сильнее ты будешь сопротивляться им, тем быстрее это произойдет.

Отредактировано Frida Zabini (2009-07-28 19:43:02)

+1

14

<<< Бар «Vent sauvage»

Когда блондинка расстроена, ей нужно предложить вкусный тортик со сливками. Когда счастлива, то ее нужно унести в кровать и там оставить, дабы она протрезвела. А уж если блондинка злится, то объекту раздражения лучше сбежать и спрятаться до первой попойки. Остальные могут остаться и понаблюдать за представлением.
- Руку не посмею, - важно произнесла Андреа. - Мне ее жалко. Но у меня еще есть ноги!
На самом деле, блондинка еще не решила, как будет мстить второй блондинке. Можно ее придушить. Или засунуть головой в унитаз. Или... оставить в живых?!
Второй раз за вечер [или даже за всю жизнь?..] сестренка сказала что-то важное и полезное. Если их гриффиндорец уходит, то почему бы не пойти за ним? Андреа одарила Сел понимающим взглядом. Да-а, ночка горячей будет и без вмешательства Блэка. Хотя, в ночных планах он косвенно присутствовал. Блондинка с умным видом подняла вверх указательный палец и чуть задрала подбородок, собираясь произнести умную речь.
- За... - и ее прервали. Ведь Андреа столько хотела сказать. Сначала она планировала поломаться, сказав, что следить за людьми плохо. Привела бы несколько фактов, а потом, обиженно вздохнув, согласилась пойти за Мародерами. И все это был бы монолог, который сейчас свелся всего-лишь к одному слову. Имени сестры, - Сел!
Игра "Блондинка на буксире" продолжается.

>>> Главная улица

Покой блондинкам только снится. Они всегда везде нужны, без блондинок не обходится ни одно знаменательное событие. При условии, конечно, что там есть хороший выбор напитков и парней. Хотя, первое не обязательно - наши дамочки текилу могут принести собой или вытребовать бутылочку у кого-то из парней. Ведь приличные молодые люди не ходят на мероприятия, где предлагаются только печенюшки и пунш, без своего запаса. Иначе бы Сел и Андри тоже туда не ходили.
Сейчас очаровательные девушки собирались одарить своим бесценным вниманием трех однокурсников. Текилы или даже вина не предполагалось, но Каллаган были готовы этим пожертвовать (!). Блондинистый дуэт выставил себе целью проследить за Мародерами. К счастью, Андреа и Сел благоразумностью не отличались,  иначе бы в их милые светловолосые головки даже мысли не закралось о том, что можно ночью, полупьяными, отправиться в незнакомую местность искать однокурсников, заранее зная об оборотнях и вообще о всех опасностях, которые могут грозить блондинкам по ночам. Однако, их блестящая затея оказывается провальной в самом начале. Возникает проблема - а куда именно пошли Блэк и Ко?
- Чтобы он был похож на корову? - Андреа скептически подняла бровь, услышав предложение сестры. Поиски это бы существенно упростило, да только Каллаган совсем не улыбалась мысль о том, как Блэк будет выглядеть с колокольчиком.
Надув губы и сложив руки на груди, Андреа разочарованно обводила взглядом главную улицу. В голову снова закрались мысли об убийстве сестры. Блондинка, возможно, осуществила бы свой план. Но кто бы мог подумать, что этому помешают растения?
На легкую качку Андреа, как блондинка обыкновенная, внимания не обратила. После полбутылки текилы и не такое бывает. Трещина тоже девушку не испугала. Такое бывает с сухой кожей из-за недостатка влаги. Андреа с удовольствием сходила бы за бутылкой и полила землю коньяком, виски, мартини, даже вином. Она девушка щедрая. Временами. Впрочем, ее "услуги" не понадобились. Сухая земля оказалась плодородной: на поверхность полезли странные щупальца. Как ни удивительно, но это было растение, показались листочки и вообще все признаки растительности. Блондинка и дальше бы наблюдала со стороны, да растению они с сестричкой, видно, понравились. Стебли обвили ноги, резко вздергивая вверх. Андреа неудачно стукнулась головой о ступеньки, что повлекло за собой грубое ругательство из уст милой вейлы.
Лоза крепко обхватила Каллаган, не позволяя ей упасть, что неизбежно, когда висишь, по-блондински выражаясь, волосами вниз. Однако, Андри не волновалась о том, что за растение ее держало. Ее заботила короткая юбка, которая грозила сползти до талии, как бы странно это не прозвучало.
- ТЕНТАКЛИ! - завопила она. Ну, а что еще могла подумать наша блондинка? Травологию она прогуливала, а подобную пакость изучают именно там. Беспомощно дрыгая ногами, девушка пыталась хоть как-то удержать на месте юбку. У нее ведь была репутация!
Которую только что подмочила Сел, просветив всех, кто был в радиусе слышимости, о расцветке трусиков Андреа. Блондинка бы обязательно врезала сестричке за эти слова, а еще и за поцелуй, который достанется неизвестно кому. Ее мыслям мог позавидовать любой маньяк, возможно, он бы даже почерпнул что-то новое из методов жестокого убийства. Но, как всегда, Андри вырвали из мира грез. И это оказалось все то же растение, точнее, второй стебель, петлей обвивший девушку за талию, сковав движения рук. Сдавленные ребра заставили Андри по-другому взглянуть на предложение Селесты.
- Мы теряем восьмое чудо света! - почему блондинки даже во время катастроф остаются блондинками? - Алле! Это не сон! Мы меня теряем!
Если блондинок не станет, то кто же будет главным достоянием школы? Кто будет гулять по ночам, таскать халявную выпивку и радовать окружающих своим присутствием? Не-ет, потери блондинок этот мир не переживет, что уж говорить о школе.
Вдруг кто-то до ужаса добрый и еще более бескорыстный произнес заветное заклинание. Хватка лозы ослабла, выпуская Андреа из своих смертельных объятий. Да только Андри уже не так сильно желала освобождения - даже блондинка понимала, что ей грозит при падении с высоты нескольких метров. Она начала цепляться за стебель, который продолжал выскальзывать из ее рук. Через несколько секунд девушке удалось испытать чувство, называемое свободным падением.
- А-а! Я же падаю-у... - так, блондинка падает, все бросаются ее спасать! Что значит, нет желающих? Придется собрать принудительно-добровольную команду спасателей.
Нет, она уже не нужна. Спаситель нашелся сам: Андреа приземлилась в объятия Патрика Адамса. Своего ужасно доброго и бескорыстного спасителя, который, по милости Селесты, теперь еще и заслужил поцелуй. Хотя за то, что ее вытащили из хватки тентаклей, поймали, а потом еще и покатали, отнеся за дом, один "чмок" она Адамсу обеспечит.
Как непривычно вновь стоять на ногах. То висишь в объятиях растения, то падаешь, то тебя несут на руках. Впрочем, от последнего способа передвижения Андри бы не отказалась, скромная блондинка всегда считала себя достойной такого обращения. Вскоре к ней присоединилась Сел, спасенная от тентаклей, ну и сам Рик, конечно.
- Нет, я повредила ногу! - Андри ткнула пальцем на ссадины, оставшиеся от каблуков сестры. Это не результат деятельности растения, но раз уж спросили...
Лавли. Кто сказал "Лавли"? Эта фамилия вызывала у Каллаган только дикое недовольство. Нет, сама Кейт могла бы прекрасно жить, если бы только подальше от Сириуса. Устранить? Да, это блондинка бы сделала с удовольствием. В голове пронеслось все то, что ранее предназначалось Сел, однако на этот раз с Кейт в главной роли. Губы Андреа расплылись в недоброй ухмылке.
- Есть много способов, сладкий. Яд, который заставит ее вырубиться на несколько часов, заклинание... - Рик, если можно так сказать, затронул больную тему. Мозг блондинки заработал в ускоренном режиме, готовый выдать сотню идей за несколько секунд. Но пока ей надо было справиться с одной-единственной проблемой.
Она подошла к Патрику, взяла его лицо обеими руками и придирчиво покрутила из стороны в сторону. Она сжала губы, размышляя, а затем легко чмокнула его в щеку.
- За спасение восьмого чуда света, - Андреа довольно улыбнулась, считая свой долг выполненным и радуясь, что ее с сестрой не спас какой-нибудь Снейп.

+1

15

Это точно! Блондинки ваше достояние, ребятки. Никакое интересное событие не обойдется без наших знаменитых сестричек. А если и обойдется, то значит оно не достойно внимания Каллаган.
Но тут похоже блондинок без их согласия вписали в эту картину, больше всего напоминающую какое-то порно с извращенным сюжетом. И, что неудивительно, мысли Андри и Сел движутся в одном направлении. От крика сестрички «Тентакли!», Селеста не могла не разразиться громким смехом. Да, похоже многие французы решили, что девушки не в своем уме. Ну, с ними можно согласиться – мало ли кто в своем уме начал бы из заведомо опасной ситуации делать представление. А вот что-что, а это наши героини умеют. И еще как.
К примеру, визги Андри про восьмое чудо света. Ну, разве это не достойно умиления и желания спасти сестричек? Конечно! Селеста услышала заклинание, среди криков и прочего гама, который устроили люди. О, похоже, сестрички нашли своего принца?
Но вот Селеста мгновенно потеряла весь боевой настрой, после того как она, в отличие от сестрички упала на землю, кишащую «дьявольскими силками». А на что принцу две руки?! Что бы он словил двух, понимаете, двух (!) блондинок! А если силенок мало, то хотя бы мозги у него есть? Сел очень критично оценила все умственные возможности спасителя, сравнив его с табуреткой. Ну, вот скажите мне, кто спасает от силков, чтобы потом снова в них оказаться, причем у самого корня?
Блондинку, под ее весьма ритмичные выкрикивания ругательств, начали обвивать «дьявольские силки». Причем с огромной скоростью и силой, поэтому уже через миг был виден только превосходный бюст Каллаган, а все ниже уже сжималось плотными кольцами лозы.
- Твою мать! – она хотела начать перечислять все, что думала о спасителе, но вот немного подумав, решила повременить. Вдруг после ее нелестной оценки он вообще забудет об одной блондинке и уединиться с другой. Сестричка, ты же не позволишь умереть своей Сел, даже после всей сегодняшней подставы?
Каллаган очень надеялась, что нет. Ну, прямо-таки очень-очень. И, похоже, Селеста правильно решила отложить оскорбления, потому что парень вернулся за ней. Несколько заклинаний и Каллаган смогла нормально дышать, не хрипя оттого, что ребра сжимаются слишком сильно, игнорируя анатомию блондинки.
Селеста повисла на плече «принца», с удивлением узнав в нем Патрика Адамса, миловидного слизеринца, с которым блондинки нередко виделись. Ну что же, весьма неплохая кандидатура для принца, если посмотреть что за женоподобные французы окружали девушек вокруг.
- Спасибо что выручил, Патрик, - Сел улыбнулась и заговорила таким голосом, которым обычно благодарят, к примеру, за помощь в выборе десерта. Ну а на самом деле, зачем так заморачиваться, в особенности после того, как основная опасность миновала. Наша блондинка не была из тех, которые подолгу не могли отойти от потрясений. Конечно, если дело не касается какой-нибудь мерзости, как мыши или пауки! – Адри поблагодарит тебя от нас обоих.
Все-таки он не из костлявых ручонок Волан-де-Морта ее вырвал, поэтому два поцелуя от блондинок это будет слишком круто. Да и к тому же Селеста не забыла, что Адамс решил ловить Андреа. Так вот пусть она и отдувается.
Когда наш дуэт снова воссоединился, не без усилий Патрика, дотащившего Сел до сестрички, они все вместе спрятались за углом. Селеста хотела обнять блондинку, но воздержалась от этого, после ее представления «я больная и несчастная». Испепелив Андри взглядом, она покосилась на свои ноги. Даже на небольшом открыто участке были заметны синяки. Причем только половина из них была от безразмерных каблучков Андри. Сел чуть не взвизгнула от ужаса. Да вы хоть представляете, что если такие же синяки покрывают все ноги и ребра?! Да блондинку инфаркт хватит! Лучше снова нырнуть щучкой в «дьявольские силки», чем неделю носить паранджу! Селеста уже истерически начала дергать за молнию на груди, что бы снять комбинезон и осмотреть себя. И только возгласы Адамса заставили блондинку остановиться и не устраивать благотворительный стриптиз.
На его ругательства, брови Каллаган так высоко взметнулись, словно для них не существовало никаких границ. Надеюсь, он говорил не о блондинке, иначе она сама на него натравит «силки». А для начала сделает из него тост. Хорошо прожаренный. Для остроты впечатлений.
Вот так послушаешь сбрендивших слизеринцев, так и чувствуешь себя самой нормальной и адекватной в округе. Да парень явно не в себе! Селеста опасливо отпустила его руку, сделав несколько шагов назад, прижалась к Андреа. Только она хотела крикнуть «Бежим!», как ее остановила следующая реплика Патрика. А может быть он … СОВСЕМ В НЕАДЕКВАТЕ?!
Дернув руку Андреа, Сел приготовилась сваливать подальше от полоумного Адамса. Ну а какой нормальный человек, да даже так: какой нормальный слизеринец будет предлагать гриффиндоркам убить еще одну слизеринку?! Тьфу, да тут любой запутается! Начать хотя бы с того, что Патрик явно противник прелюдий. С таким успехом он мог подойти к кому угодно. А чем же именно блондинки ему приглянулись? В голове у Селесты был ужасный кавардак, что она даже встряхнула ей, надеясь, что все немного уляжется.
Покосившись на Андри, девушка с отчаянным вздохом заметила, что той понравилась эта идея. Очень. Да уж, все взгляды сестрички блондинка выучила наизусть, так как пользовалась таким же курсом. Каллаган попыталась построить логический ряд, который сейчас был в голове у Андри.
- Лавли, да кто это вообще? – Сел обладала поразительной способностью запоминать все услышанное. И таким же поразительным склерозом на имена, в особенности женские. Если быть откровенной, то она и некоторых сокурсниц вспоминает не с первого раза.
Но, похоже, эта Лавли должна быть сильной помехой блондинкам. А кто же мог так сильно мешать им, не считая моральных принципов? Оп, что-то щелкнуло у Сел в мозгу. Не удивительно, если Андри и Патрик бы это услышали. Лавли. Это та, которая Кейт. А Кейт Лавли, это новая возлюбленная Сириуса. Ну а дальше совсем не понадобилось времени, что бы Селеста в точности повторила выражение лица второй блондинки. Помните ребята, две кровожадные блондинки гораздо круче, чем одна. Арифметика – штука очень надежная и верная.
Пока Андреа раздавала поцелуйчики в порядке очереди, Селеста не на шутку задумалась над тем, как насолить Кейт. В таверне девушка, как, впрочем, и Блэк, бросали на Каллаган весьма однозначные взгляды. А ведь Сел любопытствовала, да и только. Думала же - нужно было сразу устроить магическую дуэль.
- Яды, одурманивающие травы, нераспространенные заклинания, проклятые предметы, мачете, в конце-концов, - пытки и прочие, слишком темные делишки даже для слизеринца, Сел решила оставить в тесном кругу блондинок. А наш зеленоглазый друг явно не вписывался в этот дуэт.
Именно поэтому нужна была проверка на «вшивость», потому что, опять же, не нормален был поступок Патрика: подойти и живенько попросить убрать Лавли. Даже для блондинок, а это о многом говорит.
- Но ты не торопись, милый, - когда сестричка отошла от Адамса, Селеста снова приняла недавнее положение, а именно схватила блондинку за руку и положила голову ей на плечо, - У нас достаточно причин для того, что бы невзлюбить Лавли. Начать хотя бы с того, что она брюнетка, - слово у сестричек было оскорбительным, поэтому Сел произнесла его с нужной интонацией, - Только вот мне не понятно чем она тебе не угодила. Нужен достаточно убедительный ответ, иначе сам будешь с ней разбираться, хотя, несомненно, мы с удовольствием понаблюдаем.
Конечно, Сел блефовала. Но делала она это превосходно, благодаря многолетней практике с сестричкой в покер. Сейчас же они обе были просто мастерами блефа, их никто не может раскусить, не считая друг друга. Так что, Патрик, у тебя просто нет выбора, милый.

+1

16

Мысли Патрика разбегались от количества слов, которые производили блондинки в минуту. Казалось, еще немного и он будет выть не хуже любого оборотня. Но к счастью, они наконец поняли, кто такая Кейт Лавли. Зато теперь Патрику приходилось лихорадочно соображать, что им ответить.
- Я предлагаю вам помочь мне устранить предательницу моего факультета. Она замешана в делах Мародеров. К тому же она намеренно влюбила в себя Блэка, чтобы выведывать у него гриффиндорские дела. Это касается и вас, если вы считаете себя гриффиндорками. - заметил Адамс. Он старался говорить спокойнее, хотя его отвлекали вопли французов, которые все еще боролись с растениями. - Я запросто могу справиться и сам. Мне ничего не стоит произнести Империо и поставить ее на колени. Но я предлагаю содружество факультетов. Вам ведь выгодно устранить Лавли от Блэка?.. - Адамс уже успел пронюхать про пари, которое заключили сестрички и готов был помочь им освободить Сириуса. Сейчас ему важнее было отомстить Лавли, которая мало того что не выполнила обещания, так еще открыто брезговала Патриком. - К тому же, она пойдет на все, чтобы узнать то, ради чего опоила Блэка. Уверен, эта выскочка даже прыгнет к нему в постель. Ей не в первой ТАК добывать информацию.
Будь на месте блондинок та же Уайт, она бы подняла панику и кинулась бы к Сириусу, спасать его физическое, моральное и психическое состояние от коварной Кейт. Но сестер Каллаган казалось нисколько не трогала нравственность Лавли, хотя, Адамс мог запросто подсказать им пару пикантных подробностей, чтобы они дошли до ушей Сириуса. И неважно, правда это или нет.
Кейт постоянно убегала от Патрика, зная, что он ее не отпустит просто так. Поэтому, когда в коридоре были еще ученики и шастали преподаватели, пользоваться палочкой было невозможно. А летом и подавно. А ведь Адамс умудрился несколько раз словить Лавли летом на каникулах, но все равно - безуспешно. Она умело скрывалась, один раз даже умудрившись натолкнуться на Блэка, который остановив мотоцикл у дороги, дожидался Поттера. Тогда Патрик скрипнул зубами, видя, что Кейт не стесняясь встает за спину Сириуса. А подошедший Джеймс не внушал надежды, что рискни Патрик применить магию или руки,  его оставят в живых или хотя бы целым. Бросив на Кейт взгляд, полный обещаний скорой и несладкой расправы, Адамс удалился, оставляя девушку в надежной компании Мародеров, видя в отражении ближайшего окна дома, что Сириус мягко приобнял ее за плечи, что-то спрашивая. Разумеется, Блэк всегда любил геройствовать и как ни странно у него это всегда получалось идеально...
Парень мотнул головой, отгоняя наваждение и вздохнув, пристально посмотрел на девушек. Он знал, что они могут отказаться, но в этом была выгода и для них. Ведь он брал все это на себя, всю вину если дело пойдет не так. И гриффиндорки в любом случае оставались непричастны, зато оказали бы помощь и ему, и себе. Правда, узнай Сириус, что они причастны, не поздоровилось бы всем троим.
- Кстати... А где же наш герой Блэк?.. И где Поттер и Люпин?.. - Адамс внезапно понял, что Сириус не кинулся спасать Лавли, а Поттер не прыгал рядом, пытаясь снять Эванс. Все это было более чем странно. Хотя, возможно, Мародеры отправились покорять Шармбатон, рыскать по замку в поисках приключений. Ведь никто не мог поручиться, как долго они все тут пробудут, а значит стоило все изучить. Это было в стиле этой троицы. Или по крайней мере неразлучной парочки Блэк-Поттер. Они казалось покидали друг друга только если надо было пойти на свидание или переспать с кем-то. Хотя, иногда, Сириус пропускал тренировки. Опять же по личным делам. Адамс мысленно отмахнулся, понимая, что нет смысла размышлять о них. Все равно это пустая трата времени. Тем более, что перед ним очаровательные блондинки, которым так бессовестно отказывал Сириус. Хотя, по правде говоря, самому Рику по душе больше приходились рыжие и брюнетки.
- Вы все хорошо обдумали?..

+1

17

| Бар «Vent sauvage» |

Кажется, у Джинни немного помешался рассудок, раз она порола такого откровенного рода чушь. Гриффиндорке вскружил голову тот факт, что «та самая рыжеволосая» (кто бы сомневался?..) юная мисс Уизли вдруг стала взрослее. Оказывается, было так приятно сидеть в баре, мерно крутить в руке бокал с кристально-прозрачного цвета жидкостью и смотреть на таких же расслабленных обитателей этого бара. Мама в детстве любила грозить суровым наказанием в виде работы в подобных заведениях. Но было ли это таким плохим, как говорила Молли?.. Со стороны выглядело вполне безобидно… Вообще каждый вправе выбирать себе занятие по душе, и никакие высказывания типа "Ты пойдёшь по нашим стопам" не смогут изменить решение, если таковое уже было принято. Нет, гриффиндорка не решила пойти в кабаре, просто Джиневра незаметно для себя задумалась о том, кем она хочет быть после Школы. Хоть она сейчас и на 5-ом курсе, впереди только СОВ, но уже от результатов по этим экзаменам будет зависеть её дальнейшая судьба. "А будет ли?.." — тяжёлый вздох, движение головой вниз и вновь лицо девушки скрыто от клиентов бара. Её тянуло обратно, домой, здесь было так страшно, холодно, пусто, одиноко… Быть одной в этом мире, даже не в своём времени… Всё время девушку мучили мысли о том, где сейчас её братья, волнуются ли о ней, чем заняты отец с матерью, не ссорятся ли они между собой. Ещё один очень тяжёлый вздох, игра света в бокале и отвлечённый взгляд, скользнувший по молодому человеку и задержавшийся на нём дольше нужного. Знакомые черты, тёмные непослушные волосы, весёлый смех. Но что Джинни никак не могла понять – так это то, что за предмет вертел парень в руках. С сигаретами гриффиндорка уже сталкивалась, а вот с зажигалками до сих пор как-то не доводилось. Видимо, её пристальное изучение маггловского предмета не прошло мимо. Её окликнули, но, видимо, Уизли действительно улетела куда-то далеко в Нору, раз она прослушала, что к ней уже повторно обращается тот юноша.
Согласна сначала, — девушка чуть смущённо улыбнулась, но тут же тряхнула волосами, наблюдая, как Поттер пускает дракончика из дыма. В глазах вдруг вспыхнул азарт, и девушка незаметно пошевелила палочкой под столом, отчего дым вдруг стал разноцветным, а сам Джеймс чуть не закашлялся им. Сдерживая ладонью смех, девушка всё-таки выдавила из себя: — Джинни, можно просто Джи-Джи. Настроение после этой выходки внезапно улучшилось, а ребята начали о чём-то оживлённо беседовать. Но всему хорошему почти всегда приходит конец… Вот и сейчас весь бар содрогнулся непонятно отчего: стены пошли трещинами, а с улицы в бар начали проникать странные растения, которые тянулись сразу же уничтожить всё освещение. Сразу смекнув, что к чему (и это несмотря на небольшое состояние приятного опьянения), мисс Уизли вместе со своим новым знакомым залезли на барную стойку, после чего спрыгнули на пол рядом с Адрасом, который уже подталкивал молодых людей к запасному выходу, до которого растение по счастливому стечению обстоятельств ещё не успело добраться. Выскочив на улицу и глотнув свежего воздуха, по-прежнему содержащего в себе испарения от недавно прошедшего дождя, девушка вдруг поняла, что выпитое даёт о себе знать, и медленно осела на пол.
Мне нельзя столько… Особенно сейчас…
Сев на землю, Уизли попыталась прийти в себя, помотав головой, но это мало что дало. Адрас, громко рявкнув, закинул Джинни на плечо и побежал подальше от дороги, избегая тех маленьких щупальцев, которые добрались теперь и до задней части дома. Оказавшись на небольшом пролеске совсем рядом с дорогой, но вдали от эпицентра событий, бармен сказал девушке:
Не смей даже шага без меня делать, а ты, — тут француз указал своим немного пухлым пальцем на юношу, — присмотри за ней. Развлеки её чем-нибудь, но не позволяй уснуть.
Сотворив из воздуха стакан воды, Адрас протянул его девушке и грозно взглянул на Поттера, чтобы тот помог ему.
Я скоро вернусь! Никуда не уходите без меня!
Исчезая в причудливых тенях ночи, владелец недолго шуршал травой, после чего стали слышны его крики уже вдали от того места, где сейчас находились Джинни и Джимбо. Действие зелья, успевшего "состарить" гриффиндорку, подходило к концу, и на её лице вновь стали проступать детские черты. Поттер присел на корточки и, поднеся палочку к лицу юной особы, кажется, начал о чём-то догадываться. Колдографий в доме знаменитого на всю Англию Гарри было немало, но несколько старых экземпляров, изобращающих свою мать, мальчик должен был видеть хоть раз, как минимум.

+1

18

Кейт была слишком взбудоражена предстоящими поисками противоядия от древнего любовного заклятия. Настолько, что даже во время пламенного повествования, с помощью которого хотела убедить Эванс помочь ей, теребила в руках колбу из-под противоядия с любовным эффектом и сама не заметила, как грубо схватила гриффиндорку за запястье и едва не встряхнула ту, лишь бы Лили скорее всё сообразила. Не то чтобы отличница и умница красно-золотистого факультета страдала отсутствием быстроты реакции и почти мгновенной сообразительностью, но Лавли была зачастую очень груба, поскольку у неё в голове стучала одна мысль: промедление смерти подобно. Сейчас ей нужно было средство от побочного действия спасения жизни Сириуса. Любовь Блэка была однозначно приятной, греющей сердце и душу. Казалось, с каждым взглядом девушка начинает медленно таять, но ей приходилось постоянно себя одёргивать: это всё ненастоящее, лишь туман, дымка, мираж… На самом деле, ничего нет… Или всё же есть?.. Иначе чем объяснить их поцелуи, ребячества и вечные дурачества?
…Никто и не думал, как порой весьма интересно проводят эти двое студентов время в школьной библиотеке. Обоих тянуло к знаниям, это их объединяло поначалу. Блэк был вовсе не глуп, хоть и любил устраивать в компании Поттера срывы уроков, за что потом и отрабатывал наказание. Как-то раз под раздачу попала Кейт, которая вскочила их разнимать, иначе бы парни перевернули котёл, от которых превращение в кошку (а-ля оборотное зелье с животным волосом) показалось бы детской забавой. Не то чтобы ей так хотелось остановить их: просто они уже надоели своим шумом. Не урок, а цирк какой-то. Стоило Кейт схватить Блэка за руку и потянуться за Поттером, который, хихикая, уже перебрался на пол, как в класс вошла МакГонагалл. Непонятно, что той нужно было на зельеварении, но факт остаётся фактом: когда профессор вошла в класс, перед её глазами открылась очень странная картина. Двое отличников с разных факультетов не сидели на положенных местах и при этом как бы держались за руки. Разбираться прямо здесь, почему студенты находились в таких странных позах, не хотелось, поэтому Минерва лишь поджала губы и, указав головой на дверь, сделала шаг назад, чтобы пропустить внутрь декана Слизерина и подождать обоих нарушителей порядка. Поттер же тем временем, сделав большие глаза, внутренне сотрясался от смеха. Одарив его по пути красноречивым взглядом, Кей гордо проследовала мимо и направилась за МакГонагалл. Наказание было более чем обидным: запрет на участие обоих игроков в предстоящем матче Гриффиндор–Слизерин. Их общий крик был заглушен лишь с помощью волшебной палочки. Выйдя за пределы кабинета декана Гриффиндора, Лавли чуть ли не с кулаками накинулась на Блэка.
Кто вас дёрнул залезть на парты! Мало вам ваших наказаний!.. — едва не зарычав, слизеринка продолжила громко возмущаться, чем вызвала очередное недовольство Минервы, которая, открыв дверь, добавила ещё несколько фраз, которыми окончательно убила желание пререкаться прямо сейчас. — Хорошо, квиддича я вас не лишу, но вечером вы составите компанию Филчу. И не пытайтесь сбежать сейчас к своим друзьям. И вообще отправляйтесь к нему прямо сейчас.
Кейт, не помня себя от ярости, едва не взорвалась снова, но, резко развернувшись на каблуках, направилась в сторону подсобки завхоза, внутренним чутьем ощущая присутствие Блэка за спиной. Он передвигался бесшумно, очень мягко, его было практически неслышно. Лавли, внезапно остановившись, только решила нарушить их молчание, которое длилось уже угнетающее девушку количество времени, как оказалась тут же достаточно сильно встряхнутой: Сириус явно не пожалел сил. Ей не был известен такой Блэк, она видела, как потемнели его глаза, и не в силах была оторвать взгляда от этих зрачков, мерцающих в полумраке тёмно-серых зрачков.
Сириус… Я не хотела кричать на тебя, — чуть слышно выдохнула слизеринка. Ей вдруг стала так стыдно за свою несдержанность, что она решительно попыталась отвернуть лицо от парня, но тот, почувствовав начало этой попытки, крепко сжал её подбородок одной рукой, не давая шанса отвести глаза. — Прости…

Воспоминания калейдоскопом проносились перед глазами, так что приходилось себя одёргивать и думать о том, что происходит именно сейчас. Предаться своим мыслям и размышлениям Кей ещё успеет, так что теперь на первое место выходило то, что слизеринке нужно найти способ убедить Эванс помочь Блэку именно совместно. Лавли приблизилась к девушке и, пробурчав слова извинения, тихо попросила:
Пожалуйста, Лили… Да-да! Ты не ослышалась: я назвала тебя по имени. Сейчас нет времени на объяснения. Все подробности изложу по пути к замку. Думаю, мадам Максим нам поможет… Даже если её не будет в кабинете.
Сделав самые честные глаза, которыми слизеринка славилась на весь факультет, Кейт молила Мерлина, чтобы Эванс не пыталась ещё брыкаться, тем самым вынуждая применить студентку всё своё красноречие…
Неожиданно ей помогло появление своего ненавистного однокурсника, который питал к девушке нездорового рода интерес, так что зачастую она буквально в последний момент успевала ускользнуть от его объятия, не позволяя приставать к себе, как он любил это делать со всеми остальными. Видимо, Адамса тянуло на таких неприступных дамочек: ведь так приятно потом гордиться, что ты уложил даже ту самую ***, которую никому, никогда и ни за что. А впрочем, Кейт было параллельно, кого он там что и сколько раз. Слизеринка придерживалась девиза «Вы не трогаете меня, а я не замечаю вас», так что удавалось долгое время скрываться по ночам по всему замку. Часто девушка запирала дверь в пустой класс, лишь бы не быть застигнутой врасплох: ведь очень часто она засыпала прямо на столе, сложив руки на его деревянной поверхности, так и не дойдя до кровати.
Из уст Патрика сочился первосортный яд, от которого девушку внутренне передёргивало. Неотрывно следя за его действиями и зная его подлую сущность, Лавли непроизвольно загородила собой Эванс, оттесняя ту на задний план, чтобы та не оказалась вмешанной в их разборки.
С любовными зельями разбирайся сам: мы же не виноваты, что без него на тебя не клюёт ни одна нормальная девушка, — Кейт злилась, не контролируя себя и особо не следя за потоком слов, который вырвался у неё. Ей надоело, что каждый пытался влезть в это дело. — Тебе-то какое дело вообще?.. Разве тебя кто-то опоил?.. О-о-о, я уже заранее сочувствую этой особе.
Сверкая глазами и намекая на то, что дальнейшее присутствие слизеринца здесь нежелательно, Кей сама не поняла, что её толкнуло вперёд, отбросив точно на парня. Тот же не упустил случая и успел-таки обездвижить девушку раньше, чем та пришла в себя после падения. Грязный поцелуй, от которого хотелось немедленно сделать два пальца в рот, был настолько неожидан, что слизеринка лишь бессильно вспыхнула, обретая способность двигаться только после того, как выслушала всё то, что ей пообещал устроить Адамс. “Скатертью дорога! Ещё неизвестно, кому больше не повезёт, столкнись мы в следующий раз. И силки покажутся тебе детской забавой…” Ища в толпе Эванс, Кейт обнаружила девушку сидящей на пороге бывшего бара.
Лил!.. Бежим! Скорее, пока силки не перенаправили сюда свои силы.
Ярким солнечным светом ослепляя несколько зарвавшихся щупальцев, Лавли нерешительно протянула Эванс руку и замерла, чуть заметно напрягаясь.

+2

19

Мачете? Боги, откуда в Сел столько кровожадности? К тому же, этот вид холодного оружия уже не в моде. Вот Андри бы выбрала бейсбольную биту. Или просто фотографию их с Селестой троюродного дяди в обнаженном виде. Но последнее было особо жестоким методом наказания, потому вслух упоминать о нем Каллаган не стала.
Блондинка поражалась второй блондинке. Такое количество связанных и разборчивых слов, трезвый голос и ни одной попытки ляпнуть глупость. Определенно, Патрик отрицательно влиял на блондинок. Может, хлопнуть его заодно с Кейт? За ее убийство Азкабан сестры уже заслужили, а если прибить буку-злюку Адамса, то хуже уже не будет. Зато он не будет плохо действовать на их ауру, чакры и вообще противоречить фен-шую, заставляя их трезветь и адекватно соображать в его присутствии. Так девушки спасут мир от угрозы вымирания блондинок, а заодно и почтят своим присутствием всемирно известную тюрьму Азкабан. А уж обжить и облондинить последнюю Сел и Андреа страстно желают еще с наивных детских лет. Вейла обязательно поделится своим гениальным планом с сестрой, сразу как только они окажутся вне зоны слышимости/видимости Патрика. Андри уже мысленно развенчала его от титула принца, так что эту потерю переживут.
Обменявшись понимающим взглядом с Селестой, Андреа в ускоренном ритме начала перерабатывать информацию. Лавли предала Блэка, коварно опоила свой родимый Слизерин. Нет, не так. Коварно предала Слизерин, опоила Сириуса, да и вообще как только ее земля держит. Плохая Кейт, добрый Патрик. Не-е, что-то неправдоподобно звучит. Хорошо, допустим, она действительно предала факультет. А какое до этого дело Андри? После седьмого стакана Каллаган и свою принадлежность забывала, что уж говорить о других. Адамс мог бы долго распинаться на эту тему. И все безуспешно. Вторая новость поинтереснее. Все та же великая и ужасная Лавли, переплюнувшая даже Волдеморта, споила Блэка. Именно споила, потому что это слово блондинке нравилось больше. Значит, она насильно влюбила его в себя. Противная Кейт, держись, Сириус, неадекватный блондинистый дуэт уже спешит на помощь! Или, по крайне мере, думает об этом (а зная блондинок, они еще и о плате за спасение подумают).
"Если вы считаете себя гриффиндорками..." Это еще что такое? Блондинок обижают, сомневаются в их гриффиндоронутости! Ну и что с того, что Андри в пьяном состоянии хоть к Дурмстрангу себя отнесет? Это же Андри, она блондинка, ей скидки за цвет волос. А тут противный отрезвляющий слизеринец изволит высказывать сомнения относительно их с Селестой факультета. Андреа бы обязательно применила первый попавшийся под руку предмет к голове Патрика, но ей помешала сестричка, крепко сжавшая ей кисть. Похоже, ее заинтересовали слова парня о зелье. Или она просто хотела убить его самостоятельно.
- Да-да, мы поняли, плохая корыстная Кейт, - Андри покачала головой. И все же в его словах был смысл.
Блондинка не понимала одного. Зачем этому вумному и всезнающему (и про зелье-то он знает, и про их пари) понадобилась помощь сестер Каллаган? Дружба факультетов, бла-бла. Какая еще дружба, когда все дружащиеся трезвы? Ну кто так делает?!
- Девочки согласны, - произнесла Андреа, хлопая глазками. - Тебе достается рука и сердце Лавли, печень с почками тоже забирай. Когда придумаешь, как получить все эти органы - дай нам знать!
В представлении блондинки, Патрик сделает всю основную работу, а им с сестренкой останется только пожинать плоды. И то при условии, что его план похищения сокурсницы удастся, во что Каллаган слабо верила. Всегда так: наобещают, а потом обломают.
Андреа посмотрела на Сел. Взгляд номер три из словаря "Разговоры блондинок". Дословная трактовка: "Так, светловолосое! Скажи что-нибудь умное, как если бы ты была шатенкой или хотя бы рыжей, и мы сваливаем отсюда. Нам нужно поговорить вдали от непосвященных!"
- Крутые мальчики спасают мир от оборотней, - отозвалась Андри, услышав знакомые фамилии. Ах да, чуть не забыли о главной цели своего ночного вояжа - отыскать и повеситься на Сириусе Блэке. Ей не терпелось скорее остаться наедине с сестрой и высказать все свои мысли и предположения. И похоже, что у Сел тоже найдется пара слов.
- Всегда готовы, зайка - очаровательно улыбнулась Каллаган, посылая Адамсу невинный детский взгляд. Кто тут строит коварные планы? Не эта же милая блондинка! Она ангел. Глубоко в душе. Где-то очень, очень глубоко. - Тебе Лавли, нам Блэк. А сейчас скромные леди вынуждены покинуть своего спасителя.
Ухватив Сел за запястье, Андреа потащила сестру в противоположную от силков сторону.
- Пошли, сестренка, будем искать любовь всей нашей жизни, - буркнула вейла на ходу. Завидев впереди густой лес, Андри только сильнее потянула Селесту. - А ты хочешь обеспечить мне норковую шубку.
Шепнув заклятие (да-да, она некоторые даже знает), Андреа палочкой осветила себе путь. В том, что они заблудятся лесной чащобе, Каллаган не сомневалась. Она думала о том, как бы превратить их дурной ночной поход в героический подвиг.

>>> Лес

+2

20

Ну что же. Наш противный принц официально лишается этого статуса. Более того, он даже и на место придворного шута не сойдет. Противный Патрик умудрился уничтожить все положительные блондинистые флюиды, летающие в воздухе вокруг сестер. Еще немного и они начнут темнеть. О небеса, только этого нам не хватало! Селеста начала переступать с ноги на ногу, крутить бедрами, поправлять свою великолепную шевелюру, облизывать губы, вообщем делать все возможные ритуалы, которые могли хоть как-то направить Адамса на путь истинный. Блондинистый, естественно.
Нет, явно этот слизеринец был какой-то неадекватный, причем отнюдь не в положительную сторону. Селесте не нравилось, когда ей указывали что делать и кого убивать. Ну, уж нет, мы девочки самостоятельные у нас самих есть Черный Блокнотик, в котором записаны имена всех злейших врагов.
Но, похоже, наш развенчанный все же умудрился угадать, что Лавли стоит первая в длинном черном списке. И предоставил интересную информацию. Теперь все объяснялось, почему Кейт смотрела на него глазами не доеной коровы, а Сириус в ответ махал перед ней хвостикой. Хей! На этом месте должна сидеть, по крайней мере, одна из блондинок! Ведь именно Сел придумала роевую игру, где она была в роли Хозяйки, а Сириус верным песиком. Что за несправедливость. Вот потом и верь в сказки. Больше никакого Диснея по утрам.
Ну, раз наша «плохая и корыстная» опоила Блэка, то тогда все прекрасно. Снять заклятье нашей блондинке не составит труда, а если что, можно будет повилять попой перед профессором. В любом случае эта не проблема для блондинок.
Ну, значит сейчас можно отшить Патрика, который не умеет себя вести с блондинками и плохо на них влияет и заняться Лавли. Даже и прикрытие теперь есть – свалить на Адамса все грешки, как два пальца. Но. Опять это чертовски надоедливое словечко «но». Подумаешь: две буквы, один слог, палочки, кружечек. Но нет. В нем столько дурного смысла, что Селесте хотелось визжать, едва только оно проскальзывает между словами. Увы, увы. Она была настолько потрясена, что даже визжать разучилась, из горла выскочил странный звук, будто Сел подавилась зубочисткой. Хотя, в принципе, и ощущение было у нее похожее.
Сестричка, какого черта ты делаешь?! – так и говорили все ее жесты и взгляды. С какого перепугу девочки согласны? Нет, они не только не согласны, так еще готовы показать наглядно всю свою «не согласность».  Где там, все-таки мачете?
Селеста попыталась успокоиться. Избивать сестричку не хорошо, избивать сестричку плохо и неправильно. А Каллаган умела поступать правильно. Поэтому она просто сжала предплечье одной рукой и ладонь другой. Правда неудивительно будет, если завтра у Андри появятся следы в стиле дешевого ужастика – хорошо заметные следы наманикюренных пальчиков Сел. 
Селеста посмотрела на Андреа, решительно посылая ей сигналы, что пора валить отсюда. Патрик ее раздражал и брюнетил, а с сестричкой нужно поговорить по душам и выяснить, весь ли мозг успел высосать ей Адамс, когда она его целовала. Определенно нужно уходить подальше. Тем более Сириус там уже заждался наших невинных, тьфу-тьфу, в смысле невиновных блондинок.
- Пока, котенок, - если бы не тон с которым проговорила Сел, можно было бы подумать, что она решила записать Адамса в свой гарем. Да конечно, не дождетесь. Максимум на что тянет слизеринец, так на хорошую сплетницу, которую можно послушать за чашечкой кофе с ромом (в соотношении один к десяти).
Помахав парню ручкой, еще кое-как считаясь с правилом хорошего тона, Каллаган поволоклась за Аднри. На этот раз она снова была ведущей. Сел едва за ней поспевала, поэтому пару раз чуть не упала, поскальзываясь на влажной земле. Мерзость какая! Лес напоминал блондинке самый ужасный кошмар. Склизкая, мягкая, неприятная под ногами земля так и норовила подскочить бугорком или ямой, что бы Селеста грохнулась в это месиво из грязи и сырых листьев. Комбинезон на ногах, сзади уже покрылся маленькими грязными капельками, отчего у Каллаган сердце кровью обливалось.
- Только ради мужчины моего сердца, - театрально подняв руку, проговорила Сел. Пафос наше все.
Схватившись покрепче за Андри, Селеста с видом Робин Гуда отправилась на поиски денег и уважения, которые воплощались в знаменитом мародере Сириусе Блэке.
И только законченная блондинка может думать, что это картина напоминает момент, когда Дороти вместе со своими друзьями идет по Желтой дороге. Только на ум Селесте приходит не классическая версия, а порно снятое по этой сказке. Сюжет был гораздо более захватывающий, чем в оригинале, уж поверьте. От этой мысли Каллаган хихикнула.

>>> Лес

0


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив закрытых квестов| » ● |Главная улица|France|