|Hogwarts: The Great Wizards|

Объявление

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ НА 2016 ГОД

ВНИМАНИЕ: Дорогие друзья - игроки и гости, - если вы случайно забрели на этот форум в поисках старых друзей, то спешим вас порадовать. Не прошло и четырех (четырех же?) как мы решили воскреснуть. Ищите нас на новом адресе, с немного измененным сюжетом, но с теми же тремя поколениями - | Three Generations: I would rather die | - Мы будем рады всем, кто решит вновь присоединиться к нам! С уважением, все те же (фактически) АМС!


Старые и новые администраторы ждут вас на ТП:
Sirius BlackKate LovelyLily Evans

Важно
Мы продолжаем активный набор игроков, поэтому будем рады всем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив закрытых квестов| » ● Общая гостиная | France


● Общая гостиная | France

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Как известно, Шармбатон, помимо всего прочего, является приличным заведением, где раньше учились только одни девушки, но со временем в Школу начали принимать студентов мужского пола, и студенческое крыло пришлось разделить на две части - мужскую и женскую. Спальни девушек располагаются по одну сторону длинного широкого коридора. Вход один. Дверь ведет в просторное помещение, имеющее множество дверей, ведущих в спальни. В этом пустом помещении расположены диваны, кресла, зеркала. Здесь девушки перед началом занятия собираются и небольшими компаниями отправляются вниз.
Спальни парней находятся по правую часть коридора, с аналогичным помещением посередине. Однако их комнаты в более мрачных тонах, скромно сообщая о присутствии в этой части парней.
Общая гостиная находится в конце коридора и представляет собой достаточно просторное помещение с большим количеством мягкой мебели, дабы была возможность сесть и даже прилечь. Несколько длинных журнальных столиков, на которых при огромном желании можно было писать. Четыре камина запросто протапливали это помещение, высокие окна открывали вид в сад. Именно здесь студенты женского и мужского факультетов могли запросто пообщаться вне занятий.

0

2

---- Лестницы.

Очередная дверь, с тяжелым скрипом, вновь раскрывается перед лицом немного усталой и замученной девушки. Но то, что открылось юной особе за этой дверью, тут же заставило ее позабыть об усталости и ноющей боли в ногах. Позабыть о долгом подъеме по не движущимся лестницам Шармбатона, о вечно открывающихся дверях, скрывающих за собой не то, что ищешь. Ведь именно за этой «последней каплей» находился «священный Грааль».
Перед взором Гермионы наконец предстало огромное помещение, по одному виду которого можно было догадаться, что сия комната и являет собой место проживания студентов. Не отвлекаясь на две противоположные двери, явно скрывающие за собой спальни девушек и парней, мисс Грейнджер сразу же прошествовала в глубь длинного коридора. Благо с собой у гриффиндорки не было тяжеленных сумок, лишь небольшой рюкзачок на плечах, иначе история лучшей ученицы Хогвартса, а возможно в скором и Шармбатона окончилась бы прямо на пол пути к намеченной цели.
Но вот, показался свет «в конце туннеля». Общая гостиная учащихся. Надо отметить ее вид несколько расстроил девушку. Не потому что помещение было плохим, безвкусным или слишком помпезным, напротив, гостиная поражала своим удобством и шиком, но не броской вычурностью. Сразу было видно, что изначально комната оформлялась специально для студенток, но не как не для студентов. Преобладали постельные или же успокаивающие тона. Обилие мягких диванов, кресел и журнальных столиков еще раз напоминало о том, как важен комфорт слабому полу. Но все это напомнило Гермионе их маленькую, уютную гриффиндорскую гостиную. С единственным камином, диванчиком, на котором «золотая троица» так любила сидеть, парочкой кресел и мягким, пушистым ковром под ногами. Непрошеная светлая слеза аккуратно скатилось по розовой щечке волшебницы, но она почти тут же стерла ее тыльной стороной ладони, а на губак воцарилась добрая, немного грустная, даже скорее настольгическая улыбка.
Не желая распускать нюни и вообще проявлять в данный момент хоть какие-то чувства, Грейнджер слегка сжала руки в кулачки, коротко вздохнула и прошествовала в самый центр комнаты. Под ногами тут же дал о себе знать красивый, но холодный пол, выложенный из белого камня. Слегка осмотревшись, Гермиона поняла, что, несмотря на обстоятельства, огромное помещение было полностью пустым. Все ученики словно пропали без вести. Или же дали девушке побыть наедине со своими мыслями.
Недолго думая, гриффиндорка заприметила небольшой, но довольно просторный белый диван в центре комнаты у одного из каминов, и с наслаждением «плюхнулась» в его объятия. Услужливо растопленный огонь приятно согревал тело, а из окна, расположенного несколько выше камина дул еще по-летнему теплый ветерок, приятно охлаждая лицо. Из того же окна можно было увидеть верхушку какого-то дерева, не смотря на осень, еще покрытого зелеными листочками. Вот что значит – Франция!
-Идиллия…. Жаль, что это помещение придется делить со Слизеринцами. Хотя это будет даже забавно…спать в одной спальне с девушками из других факультетов. Да и на француженок посмотреть любопытно, - чуть расслабившись думала Гермиона. Собственно это и была последняя мысль юной Грейнджер. Поддавшись красоте момента и спокойной обстановке, девушка сбросила с плеч маленький рюкзачок, положив его рядом с собой. Закинула руки за спинку дивана, и слегка задрав голову, тем самым, обнажив шею, закрыла глаза. Наконец-то, после долгих и утомительных приключений можно было хоть на минуту забыться и ни о чем не думать.

0

3

ОФФ: на мой взгляд пост дурацкий, Гермиона, прости) и еще: курсивом в кавычках выделены воспоминания.

Семьдесят пять…семьдесят шесть… Шаги по скользким мраморным плитам гулким эхом уносились вдаль по коридорам, поднимались к высоким каменным сводам и монотонным ритмом преследовали повсюду, словно наваждение. Восемьдесят один… восемьдесят два… Ступени все продолжались и продолжались, легкомысленно соприкасаясь с бесконечностью. Это почему-то до странного радовало. Глупо все же: надеяться на бесконечность, когда знаешь, что конец где-то совсем рядом. Чертовы лестницы…Восемьдесят пять или семь? Ладно, плевать… Мысли то ускользали, то появлялись вновь, словно играя в прятки по своим правилам. На пальцах вытянутой вперед правой руки была намотана золотая цепочка, свисая вниз под тяжестью небольшого кулона, который Малфой впервые за долгое время снял. Цепочка вертелась, закручивалась и качалась в такт мерным шагам, благородный металл резал кожу, сверкая и искрясь в огоньках свечей, зеленый дракончик, покачиваясь, холодно и строго глядел на парня. Это был подарок на седьмой день рождения, и с тех пор, казалось, прошло куда больше, чем просто девять лет. А цепочка все крутилась и покачивалась, тихонько позвякивая и вспыхивая желтыми бликами. Вспышка, вспышка, вспышка…
"По вечернему прохладный ветер радостно врывался в окно, осколки которого разноцветной мозаикой теперь валялись у него под заметно дрожащими ладонями, на которые он с трудом опирался. Бордово-красное солнце медленно таяло и растекалось по горизонту, точно как кровь, обагряющая его рубашку и тонкими струйками стекающая по рукам к самым кончикам пальцев. На замок опускались сумерки.
- Я не понимаю, - выдохнул Драко, после небольшой паузы. Соберись… - назойливо крутилось у него в голове. Парень сжал дрожащие бледные пальцы в кулак и поднял голову, все еще тяжело дыша.
Фехтовальный зал был довольно большим помещением, отведенным именно для тренировок: мебели фактически не было, если не считать небольшие шкафы, отведенные для хранения шпаг, на стенах висели, как и везде, картины их многочисленных предков, на полу – мягкий ковер с затейливым рисунком. Справа от входа – большие окна-витражи, свечение которых придавало всей картине некоторую нереальность. Отец стоял к нему спиной, лениво крутя в руках волшебную палочку и с излишним интересом разглядывая сцену охоты на одном из больших полотнищ. Все случилось неожиданно, он сам того не хотел, наверное, и тонкие длинные пальцы теперь немного подрагивали, но это было единственным, что выдавало его волнение.
- Правда? – тихо поинтересовался он, сглатывая комок в горле. – Мне интересно знать, Драко… с каких пор ты поступаешь лишь так, как хочешь?
Люциус медленно обернулся и внимательно уставился на сына, отчего тот замер, едва поднявшись и упрямо выпрямившись. Глаза в глаза, не отрываясь. Но тут же взгляд отца скользнул вниз, к рукам, и он торопливо отвернулся к окну.
- Нет, - Драко выдавил усмешку. – Я не понимаю, с каких пор ТЫ стал таким. Раньше все было иначе.
Тонкие губы отца скривились в полу улыбке, однако светло серые глаза ожесточились.
- Раньше? Когда? Я делаю все ради вашего же блага… - протянул Люциус, начиная размеренно вышагивать по залу, старательно не глядя на сына, а парень все не отрывал взгляда от крутящейся палочки у него в руках. – И ты чем-то недоволен? – холодная усмешка, и вновь непроницаемая маска вместо лица. – Это называется воспитание, Драко. Дисциплина. Истребление всего лишнего и неверного, дабы это не распространялось дальше, как грязь, порок или болезнь. У червивого яблока отрезают все несъедобное. В противном же случае, если это не подействует… Его выбрасывают. И забывают. Насовсем."

Вспышка, вспышка, вспышка… Парень очнулся уже на верхней лестничной площадке. Выброси это из головы, черт! Малфой потянулся руками к шее и слегка поморщился – тугие бинты неприятно стягивали руки повыше кистей – неглубокие и легкие порезы на первый взгляд не вылечивались магически, как ни странно. И довольно сильно кровоточили поначалу… Такое редко бывало. Точнее, совсем не бывало: отец никогда не применял прежде таких заклятий к собственному сыну. Но в этот раз эмоции ему не подчинились: он ворвался как ураган, последовала яркая вспышка, треск оконного стекла и боль в руках. Все произошло очень быстро, но Драко удалось заметить легкое удивление в светлых глазах отца. На какое-то мгновенье… показалось? Да, Люциус сам не ожидал от себя такого… но, во всяком случае, виду не подал и держал себя в руках до конца, как подобает истинному Малфою, черт возьми... Словно не было необдуманного поступка, не было бесконтрольной вспышки гнева - все так и спланировал.
Тихонько щелкнул маленький замочек на шее, медальон занял свое законное место. Стало как-то даже легче на душе… Гулкое эхо шагов все преследовало, накрывало волной и уносилось далеко вперед. Все-таки забавная штука интуиция. И привычка. К замкам вроде Шармбатона, к примеру – дорога к общей гостиной отыскалась как-то сама собой. Раздраженно сдув назойливую отросшую челку, беспрестанно лезшую в глаза, Драко толкнул дверь. Пусто. Ну и отлично… - подумал было парень, проходя на середину комнаты и осматриваясь. Но тут же ошеломленно замер, уставившись на девушку, расположившуюся на диванчике, откинув голову. Мерлин, Грейнджер, ты вездесуща! Так, стоп... Здесь НЕТ разделения в гостиных?! Злость и раздражение захватили с головой, Драко тихо ругнулся и опять глянул на гриффиндорку. Мерлин раздери: она, Уизли и все семейство Поттеров! (А с последними, скорее всего, еще и в одной комнате жить!) Вот это да… Парень сквозь зубы ругнулся еще пуще прежнего: если судьба решила испортить тебе жизнь – будь уверен, она получит за это диплом с отличием. Интересно, спит или нет? – вдруг ни с того, ни с сего подумал Малфой, подходя ближе и в упор разглядывая лицо девушки, скрестив руки на груди и слегка сощурившись. Не то, что было очень уж интересно, но и заняться больше было нечем: они здесь были одни. Просто глазеть на девушку было довольно скучно, да и не так уж крепко она спала, если уж на то пошло. А потому Драко довольно громко протянул, уверенный в том, что она его услышит:
- Грейнджер, для того, чтобы спать, отведены отдельные комнаты. Или у маглов это не принято? - протянул он с усмешкой, лениво разваливаясь на диванчике напротив.

Отредактировано Draco Malfoy (2009-06-08 12:26:22)

+2

4

Гермиона и сама не заметила, как частично погрузилась в сладкое небытие. Хотя сном, то состояние, в котором прибывала девушка, было назвать сложно. Да, Грейнджер снились яркие и красочные сны, но при этом, она словно видела, что происходит в данный момент в гостиной Шармбатона.
Легкий ветерок, приносящий запах цветов и листвы из окна, гладкий шелк дивана, ласкающий кожу, уютное потрескивание дров в камине, разве все это не могло создать основу прекрасным видениям, проносившимся сейчас в голове гриффиндорки? А снился Гермионе, как это сейчас не странно – Хогвартс. Те самые теплые и счастливые деньки пятого курса, которые девушке удалось пережить в прошлом году. Спасающая тень любимого дуба, где золотая троица коротала время за выполнением домашних заданий или просто бездельничали. Все те запахи, ощущения, чувства и шутки что ребята тогда произносили. Хижина Хагрида, его теплый чай и черствое печенье. Даже занятия ОД вписались в ракурс приятных воспоминаний.
А после, после последовали сны, которые хоть и согревали душу, но своим появлением одновременно и ранили ее. Девушке снились те моменты, которые могли произойти в этом году, если бы Грейнджер не пошла из любопытства в эту чертову подсобку на платформе с порталом. Вот их дружная компания в лице гриффиндорки, Гарри и Джинни встречают Рона. Вот Гермиона отчитывает друга, в то же время, скрывая под злостью нечто большее, чем раздражение. И вот, они все вместе ни куда не сворачивают, а садятся в не такой уж и безлошадный экипаж, как оказалось. Доезжают до школы и садятся на свои любимые места за огромным алым столом гриффиндора. Распределение, богатый ужин, встреча с друзьями, а вот и назойливые слизеринцы, во главе с Драко Малфоем, которые и в этом году видимо, не успокоятся. Но даже они – часть большого антуража, составляющего общую картину их родного дома. И как ни крути, мисс Грейнджер не за что бы не променяла их на каких-нибудь других паршивцев – ведь эти слизеринцы свои, родные. И даже их постоянные ужасные грубости сейчас вызывали лишь улыбку и смесь чувств теплоты и ностальгии.
Внезапно, к месту, где сидела компания, прямо посреди церемонии подошел Малфой. Как всегда в своем амплуа. Легкая саркастическая усмешка на губах, коварный вид и как всегда одетый с иголочки. Но при всем удивлении, в этот раз его колкости от чего то были направлены не в сторону Поттера, а совершенно наоборот, в сторону Гермионы, что не мало поразило девушку. Ведь по уже сложившийся традиции первая встреча не могла обойтись без взаимных выпадов этих двоих.
- Грейнджер, для того, чтобы спать, отведены отдельные комнаты. Или у маглов это не принято? , - настолько реалистично сказал парень, что девушка уже усомнилась в том, что спит. Хотя все равно, сознание Грейнджер было настолько твердым, что гриффиндорка прекрасно знала, что в данный момент находится в родной школе, просто не может, так что и решила отвечать слизеринцу не в свойственной ей манере.
-Малфой, разуй глаза! Ты что ли не видишь? Я ем! - немного резковато ответила Гермиона словно пробуя сказанные слова на вкус. Распробовала,…понравились. Даже захотелось сменить свое чистенькое амплуа в жизни, на нечто подобное, правда поняв, что это не возможно, тут же передумала.
Девушка хотела напоследок сказать, что-нибудь еще этакое не приятное, но внезапно начала осознавать, что границы зала начали расползаться, и силуэты друзей тоже. Неизменным оставался лишь образ Малфоя и его извечная ухмылка. Грейнджер попыталась остановить исчезание столь прекрасного момента, или хотя бы заставить Драко тоже начать расплываться, но ни там, ни там, ничего не вышло. Пришлось ждать, когда же вся картинка расклеится, и терпеть не уходящее лицо парня….
- Грейнджер, для того, чтобы спать, отведены отдельные комнаты. Или у маглов это не принято? , - приятная темнота, повествующая о том, что сознание гриффиндорки наконец вернулась из странствий по стране Морфея в суровую реальность, тут же рассеялась. От неожиданности услышать ту же самую фразу, что и во сне, девушка резко открыла глаза, и увидев перед собой…да, да, именно того самого Малфоя, именно с той же самой ухмылочкой, что и несколько минут назад, моментально, и даже несколько нервно сменила свою расслабленную позу, на ровную спину и собранный, строгий вид. 
Несколько минут Грейнджер просто не знала что сказать. Она лишь изучала надменное лицо парня и словно невзначай проверяла, слишком ли сильно потрепался внешний вид гриффиндорки. А что вы хотели от человека, который только что проснулся?
-Что ты здесь делаешь? И какая тебе разница сплю я или нет. Ты что следишь за мной? - все еще сонным, и несколько не уверенным голосом для Гермионы, сказала девушка. Это было всем, что смогла выдавить сейчас из себя Грейнджер. Хотя странно, что последнюю фразу гриффиндорка произнесла в точности, что и несколько недель назад, на лестницах Хогвартса. Но сейчас о той ситуации, о которой Гермиона столько думала, девушка просто не могла вспомнить, по причине не окончательного пробуждения. Но она вспомнит ее, обязательно вспомнит, чуть позже. А пока, пока Грейнджер пыталась понять, говорила ли она во сне, или все-таки ей повезло.
-Все-таки я была не права. Если бы Малфоев не было, я бы не огорчилась, - все же почему-то с улыбкой подумала гриффиндорка.

Отредактировано Hermione Granger (2009-06-29 13:05:54)

+1

5

"Малфой, ты ублюдок!", "Отвали, Малфой!" - вполне оправданно парень ждал именно подобной реакции. И, конечно же, заранее знал, что ответить. Итак, губы девушки приоткрылись, чтобы...
-Малфой, разуй глаза! Ты что ли не видишь? Я ем! - голос раздраженной Грейнджер прозвучал странно громко и гулко в абсолютно пустой гостиной.
Драко так и замер, уже открыв рот, чтобы высказаться в ответ, но слов так и не последовало. Она что, шутит? Но девушка произнесла это так серьезно и уверенно, что... Это он чего-то не понимает?
Малфой едва подавил смешок, быстро сообразив, что к чему.
- Ну что ж, приятно отравиться, Грейнджер, - серьезно проговорил слизеринец, с любопытством наблюдая за интересными метаморфозами: карие глаза, нисколько не сонные, широко распахнулись в удивлении, но растерянность была заметна лишь на короткое мгновение. Грейнджер мигом напряглась и села более скованно. Парень лишь фыркнул, глядя на то, как грязнокровка тщетно пыталась поправить прическу. Будто это что-то изменит в тебе, Грейнджер... Даже смешно, право.
-Что ты здесь делаешь? И какая тебе разница сплю я или нет. Ты что следишь за мной? - наконец, выдавила гриффиндорка.
Малфой уже мысленно проклинал себя на чем свет стоит. Какой черт его потянул на разговор? Что он вообще тут забыл? Компания в лице Грейнджер приносила весьма сомнительное удовольствие. Но погода на улице - откровенное дерьмо, а блуждать по довольно обширному замку вовсе не улыбалось... Так что Драко решительно уселся на диванчик напротив, откинулся на мягкую спинку и устало прикрыл глаза.
- У тебя слишком завышенная самооценка, Грейнджер, - хмыкнул он, приподнимая руку и убирая с лица навязчивую челку, лезшую на глаза. Рукав черной мантии немного задрался, частично обнажив тугие повязки, но парень этого не видел. - То, что тебя считают библиотекой в миниатюре, еще не повод для зазнайства, знаешь ли...
Слизеринец проговорил это так и не открывая глаз, всем видом показывая, что Грейнджер была подобна назойливой мухе. Может, подействует, и он останется тут в одиночестве? К тому же, диван был до неприличия удобным, так что вставать абсолютно не было желания...

ПыСы: Сорри за долгий игнор и короткий пост) я исправлюсь, честно.

Отредактировано Draco Malfoy (2009-07-18 16:04:38)

0

6

ООС: Вот я и вернулась!
Только приехала и сразу пост. Все что смогло выдать мое еще неосознавшее себя дома воображение.

Немного проснувшись и взяв полусонное сознание полностью под свой контроль, Гермиона слегка сжала руки в кулаки, дабы не выпалить чего-нибудь лишнего в адрес напротив сидящего субъекта. Взгляд сам по себе пополз в сторону Малфоя-младшего. Ну а чем собственно должна была заняться молодая девушка, в условиях полнейшей скуки? Идти никуда не хотелось, погода на улице и в правду немного подпортилась, а вставать и переходить куда-то с насиженного места гриффиндорка не собиралась. В конце-концов она пришла сюда первой, и слизеринца не трогала, так почему сейчас именно ей следовало оставаться крайней? Вовремя проснулось то самое легендарное упрямство лучшей ученицы Хогвартса, на том и порешив, «ходячая библиотека» так и осталась на месте, на зло некоторым личностям, и продолжила детальный осмотр расслабленного слизеринского-принца.
Медленно оглядев парня с ног до головы, Грейнджер на мгновение остановилась на серых глазах Драко. Да, они как всегда были холодны и надменны, с легкой искоркой самодовольства и безразличия, но все же что-то в них изменилось. Появилась тайна, грусть.
-Не верится, что этот человек спас мне жизнь на лестницах…или это все-таки был не он? Хотя, пожалуй, он мог бы так поступить из одного принципа…. Потом жалел бы, что ни сам прибил! - Гермиона тут же поставив наивысшую оценку своим мыслям, улыбнулась им в такт.  Правда насладиться одним позитивным размышлением так и не удалось, а все из-за того же Малфоя как раз в этот момент начавшего что-то говорить.
-О…«друг» мой! Тебе никак скучно? Неужели я возвысилась до такого уровня, что теперь являю собой предмет антидепрессивного состояния нашего слизеринского-принца? – от неожиданного прозрения брови девушки неконтролируемо поползли вверх вместе с уголками розовых губ, еще немного и с уст Грейнджер вылетел бы веселый смешок, но гриффиндорка вовремя взяла себя в руки.
-Если у тебя сегодня по расписанию запланирован вечер раскрытие черт характера посторонних личностей, думаю, в него я никак не впишусь. Знаешь ли, сложно поверить в то, что тебе захотелось поговорить со мной по душам, - съязвила Гермиона, стараясь сразу свести разговор на нет. Пикировать с Драко сегодня не было никакого настроения.
Уже было собираясь полностью забыть о существовании Малфоя, девушка точно так же как и Драко облокотилась об сиденье своего дивана, как вдруг глазам Грейнджер пристал довольно интересный и интригующий факт. Тугие бинты на запястьях Драко. Будучи умницей Хогвартса да и собственно Шармбатона, гриффиндорка сразу могла сказать, что повязки скрывали не обычные порезы. Ведь в мире магов ссадины и царапины можно залечить одним движением палочки, а наложение таких неудобств могло быть вызвано лишь мощным заклинанием…возможно запретным?
-Откуда они? – спросила Гермиона, сама не замечая, как инстинктивно тянется рукой к бинтам слизеринца. А когда поняла, что делает, отступать было поздно. Осторожно посмотрев в глаза Малфоя, и не увидев там, на первый взгляд, агрессии, девушка осторожно провела кончиками длинных, прохладных, нежных пальчиков по повязкам парня.

0

7

Дождь то переставал, то вновь набирал обороты. На душе было откровенно дерьмово, но впрочем, погода здесь была ни при чем. Недавняя вспышка ярости Люциуса, нападения Пожирателей, смешения поколений... Пожалуй, странным для Драко не казались лишь нападения - зачастую он знал или подозревал о них заранее. Что касается поколений... забавно было бы посмотреть на юного отца. Что бы Драко сделал, случись им встретиться? Хватило бы духу высказать юному Люциусу все то, что парень не мог сказать взрослому мужчине? Что касается собственных детей - Драко предпочитал об этом не задумываться. Да и вообще не проявлял никакого интереса к своему будущему - может, боялся, а может, просто было плевать. И это решение казалось правильным, ведь, как говорится, меньше знаешь - крепче спишь.
Грейнджер что-то съязвила в ответ на слова слизеринца, но парень уже не слушал. До тех пор, пока его не вернул обратно на землю странный вопрос:
-Откуда они?
О чем она? Даже с закрытыми глазами Малфой буквально почувствовал, как его начали разглядывать несколько пристальней прежнего. Парень открыл глаза и едва удержался, чтобы не высказать своего удивления. Просто смотрел и ждал. А ее ладошка тем временем потянулась к его руке и буквально нескольких сантиметрах от него. В карих глазах гриффиндорки - не то страх, не то удивление, словно она сама не до конца понимала, что делает. Малфой, словно загипнотизированный, наблюдал за всем этим, не силах пошевелиться. Грейнджер, ты что де... И вот, тонкие пальчики коснулись его руки... как раз в том месте, где были бинты.
Оцепенение словно рукой сняло. Один миг - и Драко уже перехватил руку девушки за запястье и больно сжал ее, резко притягивая девушку ближе.
- Не смей, Грейнджер, - едва слышно прошипел парень прямо ей в лицо. - Никогда. Больше. Не прикасайся. Ко мне.
Он оттолкнул Гермиону и, поднявшись на ноги, стремительно покинул комнату.

+1

8

Сказать  что Поттер от всего устал, нечего не сказать. Ему просто все это надоело.  Надоело то, что каждый раз с ним или с его близкими, что то случается…. Особенно если эти близкие его друзья.
Он уже несколько дней  не видел Гермиону. Рона он тоже кстати не видел, но он "нашелся" то ли вчера... то ли позавчера... Поттер потерял счет времени...   
Он не знал, что с ними с тех пор как  Хогвартс превратился в руины.   Потеряв из виду друзей, Поттер  долго маялся, искал их.… Но, увы, больше он их не видел. От неизвестности в голову лезли самые  жуткие мысли, какие только могут быть.  Вначале в голову шло, что нужно посетить больницу св. Мунго, потом  то что друзья погибли… потом что они попали к Лорду. В общем  Поттер, что только не передумал.   По большей части он боялся смерти… друзей. Если их не будет…. Не будет  рассудительной Гермионы, которая всегда поможет советом и не оставит в беде,  и веселого Рона, который не даст скучать. То… Какой Поттер без золотой троицы?  Да вообще-то никакой, это будет лишь Гарри… просто Гарри,  мальчик без прошлого и вряд ли с будущим…
Гарри  встал рано утром, когда солнце еще не собиралось вставать и таилось где-то далеко.  Спускаться вниз совершенно не хотелось и  Поттер лежат в своей кровати, и смотрел в потолок, думая, где же его друзья….
Пролежав так примерно около получаса,  Гарри же все-таки  соизволил  встать с кровати.  Ему просто напросто надоело это мирное сопение товарищей по комнате,  он очень волновался за друзей и спокойствие и тишина, царящая в этой комнате,  сводила Гарри с ума.
Спустившись вниз по лестнице Гарри, сразу же завидел  пышную копну волос, выглядывающую из-за дивана.  Невозможно было не узнать девушку,  пусть даже и со спины. Слишком хорошо Поттер знал ее, слишком долго прожил с ней под одной крышей школы.  Оцепенев от удивления,  Поттер стоял на месте не в силах, что-либо сказать.  Но вот кто то, как будто снял с него  заклинание «Оцепеней» и Гарри обрел способность двигаться и говорить.
- Гермиона? –удивленно произнес Поттер сделав пару шагов в сторону  дивана.  Девушка  чуть  вздрогнула от неожиданности  и  повернув голову в его сторону улыбнулась.   Сказать что Поттер был рад видеть Герми, нечего не сказать.  Он просто был счастлив ее видеть.  – Гермиона!
Закричал  гриффиндорец  и  прыжком сел на диван возле Герми.  На его лице был виден целый букет эмоций, от  удивления и злости, до  счастья и беспредельной радости.  В глазах горел странный огонек,   глаза блестели.  А сам Гарри перешел из состояния сонного и унылого в  гиперактивное. 
- Герми….  Как я рад тебя видеть.… Где ты была?  Я потерял тебя  из виду когда…. После того… как … Хогвартс … пал… - наконец выговорил Поттер, ему еще было сложно принять эту новость. Ведь  это же Хогвартс.   Непреступная крепость, самое надежное место в мире наряду с банком Грингорсс. А тут…
Поттер тяжело вздохнул, стараясь, вновь успокоится, нацепив на лицо маску улыбающегося мальчика, Гарри продолжил.
- Все же.… Как у тебя дела? Я долго тебя не видел….
ОФФ:(мда... я сегодня что то не в ударе да... )

Отредактировано Harry J. Potter (2009-08-30 11:18:50)

0

9

ООС: Пост бредовый, знаю, так что сильно не бить)

Странные существа…люди. Сами толком не знают, чего хотят. И вроде бы все им понятно, далеко в потаенном кармане сознания прячется уже заранее составленный план жизни. Да только все равно, что-то непостижимое так и тянет полностью изменить, поменять, перевернуть с ног на голову все свои планы и чаяния. И ладно бы еще, если какой-то определенный человек просто знает на перед, что с ним произойдет в будущем, а ведь все равно легкая искорка надежды на перемены в нашей жизни всегда тлеет в наших сердцах. Ведь мы даже не можем со сто процентной уверенностью сказать, что же нас ждет за следующим поворотом коридора! А та самая искорка все равно горит, поджидает, когда ей дадут разгореться в огромный костер и из-за угла выскочит принц на белом коне. Но когда тот самый человек ВИДИТ и ЗНАЕТ, что с ним станет,…почему тогда люди все равно пытаются что изменить? Поменять привычное, верное, вечное на новое, страстное, не постоянное?
Нельзя было сказать, что прикосновение слизеринского принца к запястью гриффиндорской умницы на этот раз было приятным и располагающим к себе. Совсем даже на оборот. Но испугало молодую девушку даже не это. А причиной послужили глаза Драко, меняющие себя фактически под каждую секунду его жизни. В один момент они могли быть добрыми и даже снисходительными по отношению к Гермионе, да и ко всем магам, в том числе и грязнокровкам. А в другой миг Малфой вновь превращался в того тщеславного ублюдка, которого, наверное, уже привык изображать. Но теперь Грейнджер знала – это не он. Всего лишь маска. А на самом деле за спиной у этого парня просто слишком много груза за плечами. Гнет обстоятельств, традиций, семьи не давали ему быть таким, каким он мог бы быть, каким возможно и являлся. Но сейчас глаза слизеринца резко изменившись, предстали перед девушкой именно в последнем случае, от чего его нельзя было ненавидеть. Только жалеть – слишком многое хранилось в сердце у этого мальчика, о чем никто не знал, и о чем он никому не мог рассказать.
Когда плечо гриффиндорки с силой ударилось об диванный косяк, а тело почувствовало прохладу каменного пола, нельзя было сказать, что Гермиона не могла стерпеть эту «нестерпимую» боль. Нет,…ей было обидно. Просто обидно, но так, как никогда в жизни. И даже не потому, что Малфой откинул от себя девушку как тряпичную куклу. Разгадка этой тайны хранилась в другом, в чем Грейнджер еще не до конца могла себе признаться. Не решаясь послать ответное заклинание на рукоприкладство и саднящее запястье вдогонку удаляющейся спине Драко, гриффиндорка лишь обиженно сидела на полу, и кусала губы, наблюдая, как слизеринец уходит из гостиной. Когда его след скрылся из виду, Гермиона, наконец, позволила себе минуту слабости и уперевшись лбом об обивку дивана еле заметно заплакала. Наверное,…сегодня был тяжелый день, и девушка просто устала. Все времена смешались, все шло против ее здравых суждений, друзья слились с врагами, и теперь даже нельзя было понять, кому верить, а кому нет. Точно так же смешались мысли и чувства Грейнджер. Ее разум и сердце. А это полностью выбивало гриффиндорку из колеи. К тому же Гермиона уже пару дней нормально не спала – разве можно назвать сном несколько часов дремоты в гостиной прерванной Драко? Все стало только хуже, когда доведенная собственной усталостью до ручки девушка встала с пола и мельком взглянула на часы. Как оказалось, время приближалось не только к вечеру, но и к рассвету! Что означало, что Грейнджер не только не приготовилась не официально, ни морально, ни просто физически к первому дню завтрашних занятий, но и к тому же опоздала на праздничный ужин – тоесть, осталась голодной. В подтверждении сего факта живот умницы Хогвартса ужасающе заурчал. Не в силах больше ни думать, ни бороться со своими нервами, Грейнджер обессилено вновь упала на диван и подобрала ноги под себя. Сидеть в таком положении и смотреть на мирно потрескивающий в камине огонь – вот лучшее успокоительное от всех передряг, тем более, когда нормально спать, уже бессмысленно.
Сколько времени пробыла в таком положении грифиндорка, она не знала, но уже скоро Гермиона почувствовала, как стресс начинает отпускать ее. Все возвращается на круги своя, а женский инстинкт – быть всегда аккуратной и опрятной, берет свое. Девушка даже сходила в ванную, дабы освежить свое лицо, волосы и одежду – стереть все улики неудачной ночи. Когда Грейнджер вернулась в зал, она вновь представляла из себя ту которой она собственно и является – самую умную, смелую и вездесущую студентку Хогвартса и Шармбатона.
Вновь вернувшись на свое любимое место, Гермиона открыла кем-то забытую на тумбочке книгу, а точнее учебник по теории магии. Углубившись в повторение и изучение магических основ, девушка даже по началу не услышала, не разобрала и не узнала тот голос, что ее позвал. Когда же Грейнджер повернула голову и увидела то лицо, которое уже так давно мечтала увидеть, все неприятности показались сущими пустяками, ведь они теперь снова вместе – она и ее лучший друг.
-Гарри! – просто истерически завопила гриффиндорка, и как только парень, примерно с таким же выражением радости и счастья на лице опустился на диван рядом с ней, Гермиона просто кинулась в объятия Поттера среднего.
-Боже Гарри! Как я переживала! Я просто места себе не находила. Я даже не знала, что и думать! Я боялась, что ты погиб…, - слезы счастья сами хлынули из темно-шоколадных глаз девушки, правда не устроив, маленький потом на плече у Гарри. А ведь, как иногда мало нужно человеку для счастья? Всего лишь чувствовать, что один из самых важных людей в твоей жизни рядом с тобой, чувствовать его голос, вдыхать запах его волос и просто знать, что с ним все в порядке.
-Со мной все в порядке. Когда пожиратели сломали защиту, на меня обрушилась колонна, и я попала в больницу Святого Мунго, я чудом осталась жива. Меня кто-то вовремя оттолкнул, правда, пока не знаю кто, но сейчас все отлично. Я искала тебя, с тобой все хорошо? А где Рон? – наконец смогла вымолвить Грейнджер через некоторое время, выпустив Поттера из объятий, убедившись, что друг со всем не сон, и не растает с утренним гулом учеников. Правда опасения за еще одного человека – рыжего создания из ее снов все еще не унимались и теперь стояли на первом месте.

0

10

Поттер улыбался.... Он улыбался? Парень который последние несколько дней ходил  угрюмый и не разу не улыбнулся, по крайней мере искренне... А теперь, лишь только увидев эту девушку которая знает в сто раз больше чем он. Грейнджер... Гермиона... Или просто Герми, как ласково называл Гарри девушку. Наверное больше Поттера нервничал Рон который уже места себе не находил, ведь Гермиона... пропала, и не вестей не чего от него слышно не было. И Поттер уже представлял как  Рон будет радоваться, когда он увидит девушку. Наверное  сделает тройное сальто и будет долго еще бегать по комнате с криками "Ура"... По крайней мере  эмоции будут очень сильными.
- Да... Да и сам я наверное извел себя если бы не увидел вначале хотя бы Рона, а уж тем более когда Гермиона с нами... Да я просто счастлив... Мда...  как же все таки легко найти друзей и как потом трудно будет с ними расстаться, я ведь и дня без них не проживу...Нет я даже думать об этом не хочу, они  есть, они живы и вполне счастливы... это все, что мне надо знать... Слышать о том, что их могут убить я не желаю.
Наверное, Поттер так бы и  остался витать в мыслях если бы не вопрос Гермионы о Роне, да и о нем самом кстати...
- Ну... Я в порядке как видишь, по крайней мере жив здоров, в здравом уме еще, это тоже кстати хорошо. Только вот  мысли неприятные приходили пока вас не было... А так я вполне здоров и счастлив, а сейчас тем более счастлив. А Рон... Эм... - Поттер взглянул на  лестницу ведущую в комнаты парней, и задумался. В комнате Рона он не увидел, по крайней мере  когда он проснулся Рона в комнате не было. Возможно он встал раньше и пошел прогуляться по замку? Или еще где? Хотя.... Кто его знает.... - Ну в комнате его нет, может быть гуляет по замку? Я точно не знаю.... Ну почему, почему у ми нет карты Шармбатона? Тогда бы сейчас раз, два, три и узнал где он. А так.... Хм... Герми может попробовать сотворить такую же карту "Мародеров"?
Спросил Поттер задумавшись. Он  смотрел на Гермиону и пытался  найти тему для разговора. Почему то сейчас было сложно  подобрать слова для этого самого разговора. Не то что бы у Гарри словарный запас был скуден, просто он не знал что сказать.
- А помнишь... Тот дуб возле Хогвартса? Как там было хорошо весной и осенью, сидишь бывало под ним. И пишешь что то... А ветер нежно теребит твои волосы. Если осень то желтая  листва которая все еще на деревьях  осталась смотрится так красиво... что  хотелось бы  нарисовать из этого картину маслом и повесить у себя в гостиной. А если весна... То приятно видеть как все просыпается после зимнего сна, который казалось бы не закончится. Ручейки стекают вниз по склону, на деревьях почки... Скоро появится зеленая и сочная листва.  Распустятся цветы... И так хочется унести от туда кусочек этой жизни к себе и никогда не забыть... Просто потому что не хочешь, да это и невозможно.   А бывает сидишь на подоконнике и смотришь как за окном падает снег, зимний вечер... Белые хлопья падают на землю так красиво... Почему то  мне вспоминается Рождество... Надеваю очки, мир приобретает более ясные черты и  я вижу кучу подарков, ровными столбиками расставлены коробки, возле кровати. И какая это была радость  снять  эту праздничную обертку и открыть коробку и видишь там  красный свитер  с  золотым львом заботливо связанный миссис Уизли... В следующей коробке  подарок от Рона,  куча коробочек с шоколадными лягушками.  На лице сразу  появляется улыбка, потому как у меня уже будет штук сто этих карточек и  может попадется та которой  у меня так не хватало...  Дальше подарок от  близнецов, очередные их приколы и штуки которые могут пригодится.  Следующий подарок от тебя, как  бы это банально не звучало, но это вновь книжка. В принципе она мне тогда очень понравилась. Мой личный "Квиддич сквозь века".
Поттер вновь улыбнулся представляя все это в ярких красках. Он вспомнил Хогвартс, вспомнил жизнь там... Сказать по правде... Поттер ужасно скучает по той жизни. Просто потому что он "влюблен" в этот прекрасный замок,  а когда он превратился в руины, в Гарри просто что-то оборвалось.  Частичка его все же принадлежала этому замку....
ОФФ. Прошу прощение за то, что заставил ждать.

Отредактировано Harry J. Potter (2009-08-30 12:23:10)

0

11

ООС: Ребят, извините, пожалуйста, что так долго не было поста. Сами понимаете – начало учебного года. Такой завал. Сейчас тоже вас не порадую большим и вкусным постом, но в скорее постараюсь исправиться, как дела немного разгребу.

Едва лишь услышав в полнее радостные нотки в голосе Гарри говорившем о своем лучшем друге, сердце Гермионы стремительно подскочило на сто пунктов в высь, а потом еще быстрее рухнуло в недры собственного сознания. Рон жив! Жив! И Поттер, относительно старший, уже видел его, целого и невредимого. Что еще нужно знать для счастья? С рыжиком все в порядке. Он не ранен и не в опасности, а то, что девушке до сих пор не удалось увидеть Уизли, услышать его веселый голос, понаблюдать за постоянно появляющимся румянцем и счастливой озорной улыбкой, так это пол беды. Теперь она готова ждать сколько угодно, главное – гриффиндорец жив, и вскоре они встретятся.
-Слава Мерлину Гарри! Рон и ты целы, иной награды мне и не нужно. Я так счастлива! Ты не представляешь, как много для меня значит знать, что вы оба живы, здоровы и невредимы, - говоря эти слова, Грейнджер ни на секунду не могла отвести взгляда от такого родного и любимого лица друга. Гриффиндорка боялась, что если она отвернется, или не дай бог как-то не так моргнет, Поттер исчезнет, и все окажется лишь слишком прекрасным и чудесным сном. Но, похоже, все происходящее было правдой. Дабы окончательно убедится в своей правоте, Гермиона протянула руку на встречу лицу Гарри и коснулась холодными кончиками пальцев его чуть горячей щеки. Немного задержалась, и, перевернув ладонь тыльной стороной, снова провела по гладкой коже лица юноши нежными пальчиками, после чуть спустившись к шее, и, наконец, совсем одернув руку. Все это время по щекам девушки бежали слезы, которые просто никак не хотели останавливаться. Плечи чуть подрагивали, но не в истерическом биении, а полном безграничного счастья порыве. Вот такой нежный жест доверия, дружбы и заботы. А может быть чего-то большего? Об этом девушка никогда не задумывалась. Она, Рон и Гарри – семья, и если хоть что-нибудь случится с каждым членом этой семьи, ей точно не жить. Здесь нет личных предпочтений и голоса разума – просто жестокая констатация факта. Они – одно целое. Как одна душа. Если одна ее часть умирает, то и две другие уходят в небытие.
Немного успокоившись и внутренне убедив себя, что теперь все будет относительно так же, как прежде, Грейнджер, наконец, смогла полноценно включиться в разговор. Идея сотворения карты Шармбатона показалась ей интересной и довольно захватывающей. Тем более что гриффиндорке всегда было интересно, какими же магическими заклинаниями и махинациями была сделана известная, не раз ее выручавшая карта Мародеров. Умница Хогвартса давно прорывалась ее изучить, да как-то имидж не позволял, да и время не подходящее для новых открытий.
-Ведь это так интересно, правила нарушать…, - в который раз за это смутное время подумалось Гермионе.
-Ты знаешь, мне это интересно. Да-да-да. И я хотела бы этим заняться. Можем приступить уже даже сегодня после занятий. Но как ты думаешь, будет лучше создать новую карту по своей технологии, или спросим у мародеров, как же они добились такого эффекта? В кое то веки у нас есть возможность узнать тайну из рук ее собственных владельцев.
Уже было полностью забыв о печали, грусти, об отсутствии пищи в желудке и бессонной ночи, найдя в себе силы развеселиться и начав строить в своей голове планы по новому совершенно не слыханному проекту, Гермионе в тот же миг снова пришлось впасть в отчаяние и уныние. Гарри, так же как и она, несколько часов назад, поддался ностальгии. Его слова и воспоминания о Хогвартсе вновь начали рисовать слишком живую и солнечную картинку их родного дома, которого больше нет, от чего на сердце становилось только тяжелее и больнее. Вспомнился даже недавний сон, в еще более живых и ярких красках, из-за которого девушке пришлось общаться и ругаться с Малфоем. Вспомнились даже не самые счастливые дни в Хогвартсе. Дни борьбы со злом, погонь, тайн и загадок. Но все они, все эти действия происходили именно в недрах их родной школы. И каждый день теперь воспринимался как праздник – дар свыше.
-Хватит!!! – вдруг внезапно крикнула Грейнджер. В этот момент стоило видеть ее лицо. Гневное, чуть вспыльчивое и решительное. Сознание до сих пор терзали сладкие воспоминания об одном из вечеров в гриффиндорской гостиной в прошлом году, а разум уже знал, что в последствии нужно предпринять. Но для начала, воспоминание…
Пред рождественский вечер, в гостиной не души, лишь только камин заботливо потрескивает дровами прямо у твоих ног. Золотая тройка готовится к отъезду в Нору, где должен собраться весь состав Ордена Феникса, включая Сириуса и Люпина. Только что закончились занятия в ОД и Гарри в первые поцеловался с Чжоу Чанг. И вот они обсуждают эту новость. На лице Поттера до неприличия счастливая улыбка, Рон слегка подтрунивает над ним, а Гермиона пытается растолковать друзьям о правилах этикета, попутно высказываясь о том, что эмоциональный диапазон Рона как у чайной ложки. В последствии все дружно и весело смеются. Они потом очень много раз вспомнят тот самый вечер и минуту. И таких воспоминаний у них теперь будет еще огромное количество. Сейчас в этом девушка была абсолютно уверена…
-Гарри, хватит! Хватит горевать по Хогвартсу. Его больше нет! Да, это больно, даже слишком, но теперь - это наш дом, и мы должны принять и полюбить его как свой собственный…., - Грейнджер говорила настойчиво, но при этом мягко и спокойно, словно пыталась донести до лучшего друга простую и понятную истину, которую они уже давным-давно должны были осознать.
-Французы, такие же ученики, как и мы. И Шармбатон для них, точно такой же родной дом, как и для нас Хогвартс. Со своими тайнами, приключениями и воспоминаниями. Эта гостиная, эти коридоры и переходы для них такие же родные, как и для нас в нашем родном доме. Но, к сожалению, с нашим приходом сюда этот дом стал настолько же не защищен, как и Хогвартс. Это наш рок – нести за собой беду. Но другие ученики не виноваты в наших проблемах, и мы не можем позволить им точно так же как и нам потерять свою любимую школу. Мы должны защитить эти стены, а не сидеть, сложа руки и ждать, когда в очередной раз за нами явятся Пожиратели Смерти. Мы должны защитить Шармбатон, хотя бы из любви и воспоминаний к нашей школе, - в гостиной наступила тишина, длившаяся несколько мгновений, пока по щеке гриффиндорки катилась последняя слезинка на этот счет, почти сразу же смахнутая рукой.
-Я собираюсь немедленно отправится к Мадам Максим и предложить ей свои услуги по защите школы. Уже не слишком рано для нежданного визита, а с нашим опытом мы могли бы и пригодится. Ты со мной? – девушка резко и решительно встала и направилась к выходу из гостиной, напоследок обернувшись, ожидая решения друга.

0

12

Карин любила такие утра. Когда ярко светит солнце, большое и желтое. Когда на улице тепло, и это чувствуется кожей. Когда хочется улыбаться и никак иначе. Девушка неотрывно смотрела в окно, любуясь хорошо освещенным садом. Она пыталась найти вдохновение для своих дизайнов, ту музу, которая исчезла уже давно, никого не предупредив и даже не оставив записки. В мамином магазинчике, так любимом Карин, давно не было новых букетов, и поэтому юная волшебница, поджав под себя ноги, сидела на мягком диване с эскизами в руках. Лилии, ирисы, фиалки, астры - все это так надоело! Хотелось чего-то нового, свежего, оригинального. Того, что еще никогда не появлялось. Тем более, совсем недавно у магазина появился конкурент, причем довольно сильный. Нельзя было расслабляться. Миллан шумно выдохнула набранный в легкие воздух и закусила губу. Она часто так делала. Да и не только она. Идей не было никаких. Совсем. Рядом с диваном, на кофейном столике, лежали наборы простых карандашей, альбомные листы и скомканные "идеи". Сделав несколько эскизов, волшебница осталась недовольна. Большинство из них она либо уже где-то видела, либо рисовала сама, либо они просто ей не нравились. Не сдавайся! Что-нибудь обязательно получится. Да... Только вот что? Девушка потянулась за чистым листом и, не сумев сохранить равновесие, соскользнула с кожанного сиденья. Больно ударившись локтем об угол столика, Карин не удержалась от вскрика. На глаза накатились слезы. Волшебница мотнула головой, сгоняя их, отчего собранные в высокий хвост волосы попали по глазам. Да что ж такое-то! Резко вскочив, Миллан одернула рубашку, поправила юбку и, сердито вытащив карандаш из упаковки, принялась делать новые наброски. Соберись! Ты же не тряпка! Расквасилась тут...

0

13

О да, мир начинается с утра, мир начинается и днем, а конец придет, когда все вместе мы споем… Парень, тебе не кажется, что ты сходишь с ума? Нет? Или все же твоя высокая душевная струна натянулась на столько, что не выдержала нагрузки и лопнула с тонким писком? Кристофер бодро вышагивал по коридорам, наконец, оторвал взгляд от своих ботинок. Если он будет слишком много смотреть по сторонам, жизнь сильно может усложниться… Но, не стоит слишком трепетно разбирать подобные пустяки. Он привык быть всегда таким, каким чувствует себя и меняться не собирался… В последнее время он совершенно потерял терпение, его раздражало всё и вся. Заметить это было не сложно, если знать всю мимику лица Вэйна, в прочем, самая обычная, как у всех обычных людей. При легком раздражении парень щурился, взъерошивая черные волосы на макушке. Когда же ему что-то досаждало, ноздри раздувались, а на лбу появлялись пара морщин. Ну, в частности, через дикий крик можно было разобрать, что это самый пик – все, вы нарвались по полной. Крис конечно же старался не доводить все до отпускной точки, так что, конфликты, как таковые, возникали редко…
Гриффиндорец осветил своим присутствием общую гостиную. У входа он немного помедлил, взгляд задержался на скомканных бумажках, рисунки, карандаши, ручки, девушка… Кристофер улыбнулся, а вот юной мисс похоже было не до улыбок. Напряжена, она собиралась с силами, похоже, что-то не получалось. Видел бы кто еще ее упорство. Как прекрасна в этом трудовом порыве. В общем, мальчик невольно залюбовался сей особой. Шармботонской ученицей. Подталкиваемый интересом (а что это она там делает?), Вэйн практически подкрался к ней ближе.
- Хм, привет, - слова потерялись где-то в стенах помещения. Юноша продолжал сомневаться в своей дееспособности и украдкой восхищаться девушкой. Он вдруг забеспокоился – вдруг его глупые слова, так резко вошедшие в этот мир, спугнут всю красноречивость красок. Вэйн не раз уже видел ее, но такой видел впервые… наверно. А может, просто не замечал? Или, не хотел видеть, как и все остальное, что происходит вокруг?.. Да ты еще и трус. Прошептало сознание. Как нам чужды наши ошибки, нам просто больно создавать, улыбок яркие шаблоны, и не совсем себя играть.

0

14

Ностальжи… Ностальжи.… Как ты терзаешь душу, которая и так уже избита и потрепанна судьбой. Зачем? За что? За какие такие заслуги я должен терпеть все это?   Как объяснить твою  таинственную  прелесть и боль?  Все это ужасно сложно. Так же сложно, как и жить.   Мне сложно осознавать то, что прошлого уже нет. Нет тех светлых дней,  которыми можно было упиваться снова и снова,  большими глотками выпивая счастье… Счастье жить и радоваться жизни. 
Почему Гермиона не понимает? Не понимает, как мне плохо… Большая часть меня осталась там в хогвартсе.… А теперь его нет и как будто нет части меня.  Как будто из памяти вырвали огромную часть  рассказа о моей жизни. 

- Моим первым и единственным домом был и остается Хогвартс. – тихо прошептал Гарри, смотря в одну точку на стене. Он не хотел  встречаться глазами с Гермионой, потому что знал. Она прочтет в них слишком много. Там было слишком много эмоций, которые он едва понимал. А вот девушка точно «утонет» в них.  – Я никогда не смогу забыть его, не смогу не вспоминать о нем … Пускай хотя бы раз в неделю или месяц… слишком много с ним связано... Слишком…
Все еще шептал Гарри, не отводя взгляда от стены. Гермиона же его, наверное, не совсем понимала, да и навряд ли кто нибудь его поймет. Поймет, что же он потерял.…  Вот опять… она говорит о Шармбатоне, о французах …. Но… вот  то что она говорила про рок, про его рок, который он нес вместе с друзьями… Поттер  наконец  посмотрел на Гермиону всматриваясь в ее лицо.
Не смея перебить  девушку Гарри, приходилось про себя добавлять некоторые комментарии к ее словам, типа «Да ты права, мы беда. Точнее не мы,  а я… Я вас сюда втянул, а не мы втянулись.… Но это не суть важного, ага…» или «Да мы защитим… Обязательно, только потому, что мы не должны позволить разрушить эту школу, так же как и нашу... Нет… вот этого, я это уже не позволю»
Но вот  Гермиона  решилась пойти к директору  данной школы и предложить услуги «охраны».  Но Поттер то знал, что их пошлют далеко и надолго, ведь  «что могут сделать маленькие дети против взрослых дяденек»  как думал Гарри, ответит мадам Максим.  И он знал, что же сказать в ответ на это.  Эти самые дети  на протяжении шести лет защищали волшебный мир от сил зла, и уж точно знают, что делать с «этими взрослыми дяденьками»
- Да, конечно Герми. Я всегда с тобой. Ты же знаешь… - один за всех и все за одного, блин.раз уж вы за меня идете то и я за вас тоже пойду. 
Проговорил Гарри вставая с кресла и  догоняя решительную Гермиону….
ОФФ. Сорри, что так долго не было)) Постораюсь чаще писать... *прикормил вдохновение* хД

0

15

Карин усердно пыталась придумать хоть что-нибудь новое. Но все ее попытки были тщетны. Девушка недовольно застонала. Ганхильда из Гонсмура... Странно звучит, не правда ли? На самом деле волшебнице просто надоело после очередной неудачи восклицать: "О, Мерлин!" Поэтому она, со своим великолепным знанием истории стала вспоминать одноглазую горбатую ведьму, прославившейся изобретением лекарства от драконьей оспы. Почему именно ее? Карин и сама не знала. Миллан посмотрела в окно. На горизонте появились небольшие тучки. Ну вот... Будет дождь. Девушка не очень любила дождь. Он нагонял на нее тоску и какую-то неопределенную грусть. А грустить было не в ее правилах. Карин расстроенно смотрела на лист с эскизом. Ладно, сначала окончу, а потом уже выкину. Нанеся очередной штрих, Миллан услышала над ухом мужской голос:
- Хм, привет.
Вздрогнув от неожиданности, девушка уронила карандаш. Тот соскользнул с дивана и закатился под стол. Ну что такое? Карин отложила свое творчество в сторону и обернулась. Перед ней стоял незнакомый парень. Это еще кто? Я его не помню. Он не из Шармбатона. Значит, из Хогвартса. И внешность необычная. Испанец, наверное. Волшебница улыбнулась:
- Привет! Мы знакомы? Я Карин.
Девушка протянула руку незнакомцу. Общение - вот, что ей сейчас было нужно. Хорошенько отвлечься и набраться положительной энергии. А с этим парнем будет интересно. Карин была уверена. Она редко ошибалась в том, что касается людей. Мы поладим. Я надеюсь. Про цветы Миллан успешно забыла.

0

16

Это было заранее спланированное нападение. Темный Лорд, как и всегда, знал, чем бить. Не все студенты ожидают атаки. По крайней мере, почти все готовы к новому нападению Пожирателей.
В коридоре повеяло холодом, стекла замерзли, стеща. Все кругом погрузилось в странную, неприятную тишину, а накатившая тоска и полная апатия, поглотила всех. Именно в этот момент в гостиную просочились огромные существа в капюшонах. Разумеется, для золотой троицы дементоры стали привычным делом, но Темный Лорд немного усилил их защиту, поэтому одним мощным Патронусом их не взять. Появление врагов произошло достаточно внезапно и было расчитано на то, чтобы застать молодых людей врасплох. Впрочем, так оно и произошло. Дементоры заполонили помещение своей аурой уныния, тоски, безнадеги и прочих негативных эмоций. Они надвигались неспешно, но достаточно уверена. Двое оказались позади Карин, и когда девушки обернулась вскрикнув, нависли, потянувшись к ее губам, желая выпить ее душу. Еще пятеро направились на троицу неразлучных друзей и Кристофера, жаждя расправиться и с ними. Слишком много сочных душ на свободе, их необходимо было выпить, уничтожая тем самым ребят. Приказ Лорда - убить Гарри Поттера, но когда помимо мальчишки здесь еще есть живые люди, соблазн велик для таких примитивных существ, как стража Азкабана.

0


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив закрытых квестов| » ● Общая гостиная | France