|Hogwarts: The Great Wizards|

Объявление

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ НА 2016 ГОД

ВНИМАНИЕ: Дорогие друзья - игроки и гости, - если вы случайно забрели на этот форум в поисках старых друзей, то спешим вас порадовать. Не прошло и четырех (четырех же?) как мы решили воскреснуть. Ищите нас на новом адресе, с немного измененным сюжетом, но с теми же тремя поколениями - | Three Generations: I would rather die | - Мы будем рады всем, кто решит вновь присоединиться к нам! С уважением, все те же (фактически) АМС!


Старые и новые администраторы ждут вас на ТП:
Sirius BlackKate LovelyLily Evans

Важно
Мы продолжаем активный набор игроков, поэтому будем рады всем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив - Game out of game| » Послушай, может не надо?


Послушай, может не надо?

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Вдох. Выдох. Могильная тишина, нарушаемая сладкими стонами, слетающими с губ девушки. Пелена застилала глаза, лишая любой возможности видеть происходящее. Губы тянулись к изящной, гибкой шеи колокольчика, нежного и строптивого цветка, сгораемого страстью и желанием. Он сам горел не меньшим огнем. В глазах озорно плясали бесята, подгоняя его, подбивая на большую страсть... Изящные пальцы Сириуса продолжали дразняще скользить по гладкой коже, лаская подушечками, возбуждая ее и себя. Каждая секунда была наполнена желанием, время истощало огонь страсти. Искра промелькнувшая в гостиной слабеньким огоньком разгорелась за какие-то несколько минут, обратив время в пожар. Сириус выдохнул, издав тихий стон наслаждения, вновь и вновь касаясь губами шеи, и так же медленно, дразняще спускаясь поцелуями ниже. Кожа девушки пылала от каждого прикосновения губ, зубов и языка. Отстранившись от стены, увлекая за собой девушку, которая надежно обхватила руками его шею, Блэк отошел к постели, очень медленно, словно растягивая время, опуская Нарциссу на роскошные, дорогие покрывала. Уперев ладони в безупречный шелк, Бродяга сверкнул глазами, обозревая идеальное тело той, которая сводила его с ума одним только взглядом и движением. Он ловил каждый вдох-выдох ее сбившегося дыхания. Склонившись, он мягко, словно боясь испортить, разбить, коснулся губами губ девушки, нежных лепестков колокольчика. Нежный, сладкий вкус ее губ сводил с ума и Сириус не отрываясь от них, стянул с себя растегнутую сорочку, небрежно отбрасывая ее в сторону. Держа уверенно равновесие, Блэк скользнул руками по телу Цисс, пробегаясь пальцами от шеи до бедер, не пропуская ни одного миллиметра по дороге. Тело девушки выгибалось навстречу, меж тем как губы Сириуса дразнили ее поцелуями, лаская ее губы. Это были даже не поцелуи, а лишь легкие касания, слабые, мягкие покусывания. Ее губы аж покраснели от его прикосновний, а он все продолжал дразнить ее, и не только губами. Пальцы, изящные и шаловливые, уже аккуратно стянули тот кусочек шелка, что так скромно и робко прикрывал желаемую часть тела. Стянув этот ненужный лоскуток ткани, Сириус нежно скользнул пальцами, лаская, а склонившись, коснулся и губами, и неспешно стал покрывать кожу нежными, дразнящими поцелуями, растягивая удовольствия. Краем сознание он понимал, что все это неправильно, что этого не должно быть, что это лишь сон. Прекрасный сладкий сон. Но реальность была настолько близка, что дико дышала в затылок. Пальцы аккуратно растянули губы, и в дело пошел язык, аккуратными и требовательными движениями лаская плоть. На губах появился соловатый привкус, что лишь еще больше разожгло желание, и губы вновь скользнули вверх по животу, останавливаясь на груди. Зубы бережно сомкнулись на левом соске, слабо, и опять же требовательно покусывая его, и лизнув, переходили на другой. Блэк легко растегнул ремень, и холодный, почти ледяной металл пряжки коснулся самого нижа живота Циссы. Отстранившись, он уперся коленями в матрас, оказываясь между коленей девушки, и скользнул по обнаженной коже пальцами, вновь и вновь лаская прикосновениями. Казалось, он с упоением любовался телом возлюбленной, глаза серебрились от желания, но он специально тянул, чтобы наслаждение длилось дольше. Его пальцы опять скользнули в сокровищницу, лаская бархат. Его глаза продолжали скользить по телу, запоминая каждый миллиметр. Склонившись, Блэк вновь коснулся губами плоского живота девушки, вдыхая ее нежный аромат и прикрывая глаза от удовольствие, но при этом не переставая покрывать кожу нежными, но одновременно требовательными поцелуями.

0

22

Исступление. Прерывистое дыхание, разрываемое на кусочки откровенными стонами, разбивает тишину, расставляет все по местам. Горячие тела, сплетенные вместе во внезапном порыве, холодный камень стены, холодный воздух из раскрытого окна - кокон из нитей, вытянутых из ледяного покрывала, сотканного ветром и водой. Вокруг них бесится, бушует стихия, заливая все холодным дождем, льющимся с неба. Небо было бы сапфирово-синим, если бы его не затянули плотной сетью тяжелые тучи, из которых льется вода на эту землю, оставляя их по ту сторону от всех. Их огораживает завеса, вытканная из плотных капель. Плотный кокон - замкнутый плен из их собственного возбуждения. В этот кокон из разбитых стекол надежды и душевных ран не проходят тьма или свет. Тени хороводом вьются вокруг них, пытаясь прорваться внутрь, найти осколок, что неплотно прилегает к остальным. Напротив них зеркало - открыв глаза, Нарцисса встречается со взглядом своего двойника. И сложно понять, где настоящая она, а где ее отражение. Зеркало, покрытое тонкой пленочкой из капель дождя, бликует, мерцает, рассеивая по комнате растерянный лунный свет. Вспышки света в волосах ее отражения кажутся почти реальными. Вокруг нее - растопленная нереальность, густой лавой текущая изнутри кокона. Его пальцы, так жадно ласкающие ее, его губы, изучающие, казалось бы, каждый сантиметр ее тела - все это казалось подчеркнуто нереальным. И от этого подчеркивания внутри появлялось болезненное ощущение действительности, определенности всего происходящего. Они - в Зазеркалье. Руки ее зазеркального принца подхватывают ее, стеклянный Колокольчик обвивает его шею, пытаясь спрятаться от ужасов за их коконом. Порыв неясной нежности в руках своего любовника, неразумная попытка спрятаться от своего возбуждения. Это так сладко, это так жестоко - ощутить вечность в момент паденья. Она сходила с ума от его прикосновений, таяла, как снег на цветах, освещенный лучами теплого весеннего солнца. Его поцелуи легкими касаниями опускались на ее губы, подобно снежинкам, что в Рождество падают вниз. Ей хотелось большего, более глубокого, чем эти невесомые поцелуи, дразнящие ее. И даже его пальцы, ласкающие ее, поглаживающие влажные складочки, лишь пробуждали желание, не давая возможности его удовлетворить. Когда его губы, очертив мягкую дорожку из поцелуев, проведенную вниз, от груди до живота, и дальше, еще ниже, когда его губы коснулись ее там, а язык начал требовательно ласкать ее, серебряному колокольчику стало казаться, что это всего лишь сон, безумно сладкий и томительный, от которого ей совсем не хочется пробуждаться. Все слабее она понимала ту реальность, которую он ей дарил своими прикосновениями, своими поцелуями... Изгибаясь подобно сонной кошке, что тянет расслабленные мышцы, Нарцисса выгибалась вперед под его ласками. Он отстранился, вызвав у нее разочарованный стон, холодный металл ремня скользнул по горячей коже живота, и вот его пальцы, такие же горячие, как и она сама, вновь ласкали ее, проникая внутрь. И Нарцисса поддавалась, изгибалась, ловила его пальцы в себя. Она хотела почувствовать его в себе, хотела позволить ему вновь обладать собой, лишь ради того неземного удовольствия, что один он мог ей подарить.

Отредактировано Narcissa Dr. Black (2009-04-05 08:48:21)

+1

23

Сон. Сладкий, мучительный сон. Океан страсти вперемешку с безумной нежностью. Желание - столь откровенно плескавшееся в глазах. Огонь страсти и мучительной, болезненной любви... Переплетение и соприкосновение тел. Плавное, дразнящее проникновение в лоно и масса удовольствия. Фейерверк эмоций вспыхнул в сознании, мешая обзору. Мутная пелена кокетливо прикрыла вид на прекрасное тело, которое так горячо отдавалось каждому движению. Она, как бутон в лучах солнца: неспешно раскрывалась, требуя большего и тревожа тишину стонами наслаждения. Ее ногти слабо скользили по его плечам и рукам, но тело требовала максимум всего, что он мог ей дать. Сбившиеся дыхание Сириуса, учащенное сердцебиение и невероятное наслаждение. Только с ней он растворялся в любви. Он желал ее не смотря на ее яростные, но такие слабые сопротивления. Он любил ее вопреки запретам, зная и чувствуя взаимность. Он обладал ею, получая отзыв ее тела, видя, как она тянется к нему, желая его не меньше. Хрупкий, нежный цветок. Ласковый, хрустальный колокольчик в чутких, заботливых руках. В их жизни было все: от любви до ненависти и наоборот. Но не смотря на пустые, мнимые преграды, их притягивало друг к другу невидимым магнитом. Их чувство, на первый взгляд такое хрупкое, было помещено в надежный кокон, спасающий их любовь от добра и зла. Она страдала по нему, он тосковал без нее. Она запиралась, он приходил. Она пряталась, он находил. И так бесконечно... Они падали в пропасть вечности, теряясь во времени, стирая хрупкие границы реальности... Они любили друг друга каждый раз, как последний. Их тела переплетались, увеличивая огонь страсти... Каждое движения встречалось стоном, каждое прикосновение заставляло тело изогнуться немыслимой дугой. Бархат кожи скользил под чуткими пальцами ненасытного аристократа, чья жизнь была схожа с адом, не считая того мимолетного счастья, что приносила дружба. И любовь. Чувство, которое придавало его жизни смысл и желание к дальнейшему существованию.
Дождь нещадно заливал Лондон, топя его в бесконечной прохладе и влажности. Капли так настойчиво барабанили в окна, двери, по крыше... Но сейчас все перестало существовать для парня. В этот вечер реальность треснула, осыпаясь острыми осколками, уступая место сладкому забвению любви...
Казалось, даже время замерло, наблюдая за этими двумя, боясь пошевелить стрелками, дабы не спугнуть в кои веки воцарившийся мир на двоих. Их любовь была запретной и неправильной, но разве можно было сопротивляться чувству, которая когтями скребло душу изнутри?..
Огонь горел в его стальных глазах. Касаясь кожи губами, он обжигал ее горячим дыханием, нежные покусывания вызывали блаженные изгибы. Хотелось большего - и они оба получали максимум того, что можно взять. Склонившись к ее губам, он провел по ним кончиком языка, дразня и заводя ее еще больше, а после накрыл рот поцелуем, жадным, ненасытным и страстным. Можно ли желать большего, когда есть все в эти бесценные минуты?.. Когда весь мир у их ног, когда они им правят в стране забвения, когда явь так забавно и в то же время хрупко переплелась с нереальностью...
Сириус забыл обо всем на свете, просто отдаваясь женщине, которую любил и получая в ответ невероятно сильную взаимность, которая прожигала насквозь...

+2


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив - Game out of game| » Послушай, может не надо?