|Hogwarts: The Great Wizards|

Объявление

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ НА 2016 ГОД

ВНИМАНИЕ: Дорогие друзья - игроки и гости, - если вы случайно забрели на этот форум в поисках старых друзей, то спешим вас порадовать. Не прошло и четырех (четырех же?) как мы решили воскреснуть. Ищите нас на новом адресе, с немного измененным сюжетом, но с теми же тремя поколениями - | Three Generations: I would rather die | - Мы будем рады всем, кто решит вновь присоединиться к нам! С уважением, все те же (фактически) АМС!


Старые и новые администраторы ждут вас на ТП:
Sirius BlackKate LovelyLily Evans

Важно
Мы продолжаем активный набор игроков, поэтому будем рады всем!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив - Game out of game| » .|L'amour en français


.|L'amour en français

Сообщений 21 страница 40 из 46

21

Если брать в расчет всех женщин планеты, то как минимум три четверти максимально опаздывают на любую встречу, в любое место. Остальные очень стараются и опаздывают меньше и лишь единицы приходят вовремя. Как ни странно, Сириус даже не сомневался, что Лол опоздает, но все равно пришел чуть раньше, чтобы иметь возможность все продумать и обдумать. Визит в Хогсмид для младших курсов был чем-то необычным, долгожданным и приятным. Для более старших студентов эти визиты стали уже обычным делом. Если не каждые выходные, то в определенные дни они посещали деревню, заходили в "Три Метлы", сидели там, веселились, навещали различные магазинчики, бегали зимой по снегу в сторону Хижины и дальше.
Мародеры могли попасть в Хогсмид в любое время, как ни странно. Пользуясь тайными проходами с помощью Карты, они безопасно проникали в деревню и тем же путем возвращались.
Обычно, Филч караул парней везде где можно и будь его воля, он бы был во всех местах сразу, но, увы, сквибы были немного обделены магией и клонироваться никак не могли. А то завхоз запросто бы отловил четырех непосед. Чаще всего, из великой четверки только двое постоянно затевали серьезные шалости, рискуя быть исключенными, но фортуна вечно широко улыбалась парням, раздавая каждому максимальное количество удачи...
Лолита не заставила ждать себя чересчур долго. Она, как истинная француженка впорхнула в холл, подлетая к Сириусу и легонько коснулась губами его губ, получая в ответ довольную улыбку. Блэк не собирался в этот замечательный солнечный день грустить или тосковать. Ему вполне хватало обычной рутины, которая частично изматывала парня, выжимая все соки не хуже тренировок и занятий.
Середина октября давала о себе знать, но как ни странно, холодно не было. Блэк вообще игнорировал погоду с катастрофическим пренебрежением, насмехаясь над ней. Внутренний огонь, горячая, бурлящая подобно лаве кровь, не позволяла молодому человеку даже на мгновение почувствовать холод. Исключением были дни, когда Сириус был действительно в самых что ни на есть расстроенных чувствах. Но сегодня искра попала в кровь, разжигая ее и заставляя с отчаянной скоростью пронестись по венам.
Филч с некоторым подозрением покосился на юного Блэка, но промолчал, решив, наверное, не связываться с Мародером. Действительно, неужели ему охота потом наводить порядок в Замке?..
Усмехнувшись, Блэк предложил девушке руку и вместе с ней вышел на улицу, вдыхая свежий воздух и с некоторым любопытством осматривая местность. Вроде бы с последнего посещения ничего не изменилось, только народу прибавилось и все шумно летали по улицам, спеша занять очередь или столик в заведении. Для Сириуса, как для Мародера, любимчика и просто отличного парня, столик в Трех Метлах находился всегда. К слову сказать, место было отведено специально для Мародеров, но ни Джим, ни Люпин пока что не мелькали на горизонте, а значит можно было совершенно спокойно посидеть, пригубить излюбленного огневиски или сливочного пива, и просто насладиться обществом Лолиты. Взяв всего понемногу и захватив бокалы, дабы не пить из бутылки, Сириус вернулся за столик, легко опускаясь на стул и подмигнув товарищам, сидящим неподалеку, обратил все свое на француженку, которая была на вид настолько нежной, что Блэк в какой-то миг подумал, что прикоснись он к ней, она растает. Но личный опыт, не так давно приобретенный к слову, подсказывал, что таять она будет исключительно в его объятиях.
- Какие планы на Рождественские каникулы, cheri? - мягко, чуть лукаво улыбнулся Блэк, делая небольшой глоток из бокала. Огневиски приятно обожгло горло, продолжая жечь и проникать глубже. Облизнув губы, Сириус довольно зажмурился, после приоткрывая глаза и скрестив руки на столе, игриво сверкнул глазами. Лично Блэк собирался остаться в замке. Впрочем, как и всегда. Возвращаться в ненавистный дом он не хотел, а жить одному, когда на дворе праздники, снег и веселье - не хотелось. Он понимал, что не сможет две недели просидеть в маггловском мире. Тем более, когда Поттер так увлечен отношениями с Эванс, в Люпин отправляется-таки навестить родителей. Как ни странно, Сириус еще даже не знал, чем займет себя в отсутствие друзей. Хотя, ответ напрашивался сам собой - библиотека всегда была всегда открыта, особенно Блэку, который, будь его воля, поселился бы в ней. Но увы, мадам Пинс уже оккупировала помещение и никому не позволяла находиться там больше положенного срока. Правда, иногда она все же делала исключения. Особенно перед экзаменами или на каникулах. В конце концов, не все студенты были вредителями. А те кто были, книги могли потрогать только в присутствии самой библиотекарши.
Любуясь Лолитой, Сириус чуть склонил голову набок, приближая свое лицо к лицу девушки.
- Сегодня обещают похолодание под вечер... - доверительно поведал молодой человек француженке, дразняще касаясь губами ее губ, но не целуя, а лишь словно пробуя на вкус. - Но уверен, холод обойдет нас стороной... - добавил Блэк, лукаво щурясь. Серые глаза озорно поблескивали, выдавая хорошее настроение парня, который как и обещал самому себе, грустить не собирался и максимально расслабляясь в обществе девушки, отстранился, вновь пригубив огневиски.

+1

22

Взглянув на Сириуса, Лолита не смогла сдержать легкой веселой улыбки: он был похож на большого черного кота, перед мордой которого поставили большую миску сметаны и разрешили есть сколько угодно. ДеЛер не сказала бы, что ему позволено любое количество, но в том, что сегодня ему обломится немного лакомства, она была уверена. Впрочем, она так же не сомневалась в том, что и она не останется без вкусненького...
Как ни странно-никто не удивился, увидев их вдвоем. Насчет Сириуса она, естественно, никаких иллюзий не питала, а вот о своей репутации пора было, похоже, задуматься. Если ее через неделю увидят, например, с Поттером, никто ведь не удивится. Это же надо было так себя запустить!
Утренняя прохлада ураганом ворвалась в легкие Лолиты, заставляя кровь бежать быстрее и приливать к бледным щечкам. Синие глаза широко распахнулись, впитывая в себя всю яркость утреннего неба, и Лолита улыбнулась. Просто так...сама себе. Ее легкое, веселое настроение сегодня не под силу испортить никому. На прохладном утреннем ветру девушка чувствовала себя словно тонкая глазурованная статуэтка из папье-маше. Француженка остановилась, придержав Сириуса за руку, на которую опиралась, и запрокинула голову, впитывая серебристость утренней природы и улыбаясь лимонно-желтому диску в хрустально-голубом небе. Девушка вряд ли отдавала себе отчет в том, что юноша мог не понять ее лирического порыва. Просто почему-то сегодняшнее утро чем-то отличалось от других, а значит, и поход в Хогсмид будет необычным. Она верила в это, словно ребенок, верящий в Санта-Клауса. В конце концов, ей всего лишь семнадцать лет...
По волшебной деревне сновали ученики: молодняк стремился в Сладкое Королевство и Зонко, кто постарше или полюбознательнее забегали в книжную лавку или шагали по улицам в поисках достопримечательностей, парочки либо завороженно смотрели друг на друга, стоя на ветру, либо разбредались по полутемным уголкам кафе, шумные компании стремились наделать как можно больше шума...(что характерно.хД)
Сириус не стал тратить времени зря, сразу же ведя блондинку в Три Метлы. Народу там было столько, что, казалось, яблоку упасть некуда. Но Блэк, как всегда, оказался оригинален. Для него был то ли зарезервирован столик, то ли это был "его стол", Лолита в подробности не вдавалась..
Опустившись на стул, Ло стала наблюдать за тем, как Сириус делает заказ: если он решит все это выпить, то сегодня не он будет нести меня до замка на руках, а я его тащить левитацией. - Она еле сдержалась от смеха.
Наконец, принесли заказ. Придирчиво оглядев напитки, Ло взяла бокал с вермутом и сделала пару глотков-довольно густая сладкая жидкость словно бы заставила все углы в позе, жестах, фигуру Лолиты сгладиться, оставляя ее мягкой, нежной, податливой, но все еще по-французски хрупкой и чуть-чуть загадочной. Чаще всего Лолита пила вино. Луи приучил ее ценить стоящие напитки, поэтому теперь ее воротило всякий раз, когда она видела в бокале обыкновенное вино, вроде столового. Лучше уж пить мартини, чем пить это кислятину-мелькнуло в голове блондинки. Наверное, она стала слишком придирчивой.
Сириус же пил огневиски. Ох....начинаю волноваться.  - с легкой улыбкой подумалось девушке, когда она заметила, как алкоголь зажигает на дне глаз парня совершенно хулиганские, наглые и безумно обаятельные искры. Он придвинулся к Лолите, и та облокотилась ручкой об стол, кладя голову на кулак, и не сводя глаз с грифиндорца.
На каникулы я уеду домой, в Париж. - мысль об этом заставила ее сердце колотиться быстрее, а дыхание участиться. Домой, домой, к танцам, сумасбродствам, ночным прогулкам, свободе, ментоловым дорогим маггловским сигаретам и безбашенным вечеринкам с друзьями. Ее утомил скучный Лондон и его занудные аристократы со своей аквамариновой кровью и глупыми предрассудками.  - А ты никогда не бывал в Париже, ami? - Лола вспомнила, что никогда не видела его в Palais de Lys, а это было место, куда стекались аристократы со всеми мира, стоило им оказаться во Франции. Значит.....,либо Сириус проскочил у нее между глаз. Ох, а я так бы хотела посмотреть на тебя в этом обществе...Интересно, а ты смог бы вписаться, не потерявшись? Она уже не раз видела, как попадавшие в крепкие сети французского порока гибли, ломаясь, словно весенний лед. - Впрочем, тебе и тут не плохо...
Почувствовав на своих губах его дыхание, Лолита глубже вздохнула, игриво улыбаясь и пряча тонкую усмешку в уголках глаз. Поиграем в нежность, mon cherri? Хлопнув ресницами, Лолита зябко повела плечиками, слегка прикрытыми тонкой блузкой и не менее тонким кардиганом.
-Очень на это надеюсь....не хотелось бы на Рождество слечь в постель...-грустный вздох и такой взрыв смеха в искрящихся, словно новогоднее шампанское, глазах. Мда...знаю, как бы это откомментаровал Луи, но, надеюсь, у Сириуса больше такта..Впрочем, не особо-то уповаю на знаменитое английское воспитание.
Девушка забяко поежилась, подтягивая на плечи края кардигана. Ей не было холодно...ей было интересно. Сегодняшний день обещал быть насыщенным и очень теплым для них обоих. Но Лолита не собиралась сразу бросаться с места в карьер. Чем дольше игры, тем интереснее победы, а кто сегодня победит и так ясно: никто, но хотя бы получить удовольствием от самого процесса....
-А неужели ты на рождество останешься в замке? -грустно протянула девушка. - Бедный Сириус....- она погладила его по голове, словно маленького ребенка, упавшего и поранившего колено.
Надо будет послать ему подарок...- загорелась идеей девушка. - Но какой? И лучше анонимно...что-нибудь недорогое, но изящное и элегантное. Может, ...а, потом подумаю.
Идея, родившаяся в светлой головке, тут же там и устроилась, прочно заняв своем место. В конце концов, может же она позволить себе невинную шалость, которая она не сомневалась, доставит ему немного удовольствия в рождественское утро?

0

23

Париж... Что там говорил Поттер про этот чудный город?.. Видимо, ничего хорошего. Да и Сириус не всегда слушал друга до конца. Вечно у того что ни юмор, так пошлост. Честное слово, они переобщались друг с другом. А ведь каким милым ребенком был Джейми...
- Нет, не был. А если и был, то не помню. - усмехнулся Сириус, подразумевая не совсем приличные вещи, правда Лолите, как воспитанной девушке просто не полагалось ничего знать пошлого. Рождество. Оно совсем скоро. Скоро?.. Сейчас ведь только октябрь. А Рождество, как принято, бывает зимой, в декабре. Хотя, рождественских олень всегда найдется, особенно в гостиной Гриффиндора. Если очень постараться, то можно Люпина нарядить в Санту. Или же сам Блэк возьмет на себя эту обязанность. Надо же поуправлять другом хоть раз. Заставить покатать в санях. Из Люпина получится замечательный помощник-эльф... Правда, под конец Мародеров дружной толпой отправлят в Мунго в помещение с табличкой Лапландия. Такого счастья не надо было никому. Особенно Поттеру, который грешным делом надумал жениться на Эванс.
- Рождество в постели?.. Знаешь, в этом что-то есть. Звучит заманчиво. - заметил Блэк, опустошая свой бокал. К черту английское воспитание. Ведь разговор плавно зашел о Париже. А Франция страна разврата. Или по крайней мере определенная ее часть. - Я не бедный, поверь, я наконец-то смогу выспаться, отдохнуть от домогательств Поттера, закинуть метлу куда подальше и заниматься весь день тем, чем захочу. Согласись, Рождество будет лучшим. Хотя, без Поттера немного скучным. - глаза Сириуса озорно сверкнули.
Дверь заведения приоткрылась, пропуская небольшую компанию слизеринцев. Блэк скорчил гриммасу, означавшую, что он бы скорее порадовался троллям посреди урока Трансфигурации, нежели шестикурсникам. Хотя, доля приятного все же была. Регулус, опасливо озираясь по сторонам, приметил старшего брата и приветственно кивнул ему.
И тебе привет. Знаешь, гаденыш, что я не дам тебя в обиду... Вот и сразу лицо просветлело...
Сириус кивнул в ответ, наблюдая, как брат садится за стол, устраиваясь так, чтобы краем глаза наблюдать за Бродягой. Вдруг, Мародер надумает удалиться раньше времени. Сириус вернул внимание девушке. На брата он полюбуется в другое время. В конце концов, у него еще почти год на общение с Регулусом, а потом как жизнь сложится. Повертев пустой бокал в руке, Сириус сообразил, что он будет выглядеть симпатичнее полным и выполнил свою задумку. Полюбовавшись жидкостью, Блэк стал неспешно ее потягивать, намереваясь растянуть удовольствие. К счастью, пьянеть быстро Сириус не умел. Просто не получалось. Зато потом, уже утром, невозможно было поднять голову. Похмелье - страшная вещь. Особенно, если ты еще при этом все помнишь.
- Но до Рождества еще куча времени. Какие планы?.. - Сириус сама невинность, само очарование. Милая улыбка, озорной взгляд. Жаль снега нет. Снежки благое дело. Ведь провалявшись в снегу с полчаса, потом надо раздеваться, переодеваться... Долгий и приятный процесс. Ведь руки без перчаток замерзнуть и надо будет помогать... Тряхнув волосами, Блэк убрал их со лба, отбрасывая назад. Говорила же мама еще тогда, чтоб постригься. Так нет же. Вечно тянет делать все не так.
- Эй, Блэк! Опять охмуряешь слизеринок?.. Может хватит?.. Предыдуая-то на свидание собирается. Видимо, быстро забыла тебя. - товарищ Регулуса решил поглумиться... Сириус криво усмехнулся, склоняя голову набок.
- А ты все никак девственности не лишишься, Морган. Или в школе нет желающих?.. Хотя, ты прав. С тобой только в темноте встречаться. - отозвался Сириус лениво. Рег сдерживая улыбку, отвернулся, чтобы не получить подзатыльник. По залу прокатилась волна смеха, а слизеринец вспыхнув, сжал кулаки.
- Я натравлю на нее Адамса. - прошипел он, едва ли не краснея от злости. Конечно, не всегда приятно, когда какой-то там выскочка гриффиндорец знает, что все свидания длятся не больше пятнадцати минут.
- Не знал, что Адамс у тебя ручной маньяк. Хотя, чему удивляться... - Сириус отвернулся, возвращая свое внимание Лолите. Видимо, Моргану достанется и от Патрика, который вряд ли будет счастлив, что по нему проехались. - Задиры. - вздохнул Блэк, касаясь губами плеча Лолиты. Раз Лавли идет на свидание, значит все хорошо. Это ее личное дело. У Сириуса уже тоже свидание. С очаровательной француженкой. - Вечно нарываются. - Блэк придал своему лицу самое несчастное выражение, на которое был способен после количества выпитого. Устраивать потасовку в Трех Метлах на свидании, Сириус не собирался. К тому же максимум, на что у него сейчас хватит фантаии - это станцевать на стойке.Вряд ли женское население паба это переживет. А если переживут девушки, не переживет Сириус...

+2

24

Лолита прекрасно знала, какие сплетни в Англии ходили про Париж. Город Разврата, город распущенности, вседозволенности и порока. Все так, в чем-то они были правы, но не во всем. Главным образом они ошибались в своем восприятии этого города: они смотрели на него с точки зрения холодных статуй, живущих на острове и не имеющих почти никаких контактов с остальным миром, а вот франция...на них влияли все, они влияли на всех. Французы считали себя центром мироздания, и никто не смог бы переубедить их в этом. На улицах Парижа издревле перемешалось все: сумасшедшая страсть, болезненная ненависть, кровь, губной опиат, тяжелый звон католических храмов и мелодичный - протестантских. Это была страна интриг, убийств и настоящей любви. Их эмоции были настолько яркими, что от этого можно было сойти с ума, если ты стараешься отринуть этот Город, его душу....
Города же Англии Лолите казались бездушными, пустыми, холодными и безучастными. Оказавшись впервые в одиночестве в центре Лондона ночью двенадцатилетняя Лолита от испуга перед холодным безнадежным камнем вжалась в стену, просидев так всю ночь.
-Знаешь...это очень печально. В подобном городе стоит побывать...Хочешь со мной? - Лолита чуть наклонила голову набок и легко улыбнулась. Она не боялась...да, отступник, предатель рода и крови, но это только здесь, только в пропитанном предрассудками Лондоне, в Париже же, она легко сможет принять его в своем доме, не боясь за свою репутацию. Она ни в коем случае не хотела удержать его подле себя, ей просто хотелось понять его хоть чуть-чуть....
Неужели сомнительная возможность выспаться привлекает тебя гораздо больше, чем приключение? - По его глазам было видно, что он авантюрист. Авантюризм был в его крови, в нем бурлило желание увидеть, узнать, прочувствовать. Иначе бы он не был сейчас рядом с нею, это был не простой ловелас с одной мыслью-затащить ее в постель. По крайней мере, она на это надеялась...
Лолита ощутила порыв холодного ветра, обдавший ее неприятной волной озноба, и девушка снова потянула тонкую шерсть повыше. ДеЛер повернулась, встречаясь глазами с одним из парней факультета Слизерин. Свои. Змеи. Она улыбнулась, кивая головой, парни ответили ей тем же, переводя тяжелый взгляд на ее спутника - они были не в восторге. Блэка в Слизерине не любили, но прекрасно понимали, что на это француженке наплевать, о ее странных предпочтениях и отвратительном характере смешанном с натурой мечтательницы ходили легенды и анекдоты.
Сириус продолжил пить, и Лолита недоверчиво взглянула на бокал. Она не любила пьяных мужчин, не любила бессвязной речи, нетвердых рук, путанной походки и излишне- тяжелого дыхания с примесью алкогольных паров.  Однако она решила оставить это на совести парня, если ей что-то не понравится, за ней всегда останется возможность уйти.
До Рождества? Mon cherri, пока я с тобой, а там посмотрим...жизнь-река, и я не знаю, где утону, а где всплыву на поверхность.... - Увидев, как черная прядь скользнула ему на глаза, Лолита не удержалась и аккуратно убрала ее назад, легко касаясь пальчиками его лица. Его кожа показалась ей горячей, словно глинтвейн.
Слизеринцы все же не смогли отказать себе в удовольствии поддеть странную парочку. Самым рьяным оказался Морган. Сначала Лолита спокойно выслушала его, даже не подав виду, что заметила парня, но потом все же решила обернуться, когда Сириус ответил оппоненту. Глаза Моргана сверкали недобрым, злым и завистливым взглядом. Француженка прекрасно знала о том, сколько же девушек отказывают ему и как проходят их свидания. Однажды, когда Ло выпила немногим больше, чем могла себе позволить, он подкараулил ее возле двери их спальни и постарался добиться чего-то. Ох.... - девушка чуть не рассмеялась, когда вспомнила выражение его лица, когда он осознал, что ЭТА девушка способна за себя постоять даже в не очень адекватном состоянии...
Адамса? На ту девушку? Ло прекрасно знала Патрика и была более чем осведомлена о его пристрастиях и методах. Ей, конечно, по сути было глубоко наплевать, если даже слизеринец ее и изнасилует, как грозится Морган, но все же невольно испытала некое участие в ее судьбе. Впрочем, совсем даже не долгое. Она же, в конце концов, не сестра милосердия!
Так значит, ты меня охмуряешь? - она лукаво усмехнулась, глядя в серебристые глаза напротив. Это еще вопрос, мой дорогой, кто кого...- подумала Лолита, обернувшись на Моргана.
Я знаю...я же живу с ними бок о бок. - снова улыбнулась девушка, плюя на все правила и укладываясь головой Сириусу на колени. Ей было прохладно- ворвавшийся порыв ветра остудил и без того не особо теплокровную слизеринку. А у Сириуса на коленях было так тепло-вы бы только знали...Удобно устроившись, Лолита снова посомтрела на парня уже снизу вверх.
-Надеюсь, ты не против? - еще один лукавый взгляд. Если ты против, то ты либо не той ориентации, либо у тебя проблема с девушками, радость моя. Засмеялся внутренний голос.

Отредактировано Lorein DeJussak (2009-09-13 18:06:11)

+2

25

Предложение отправиться в Париж вместе с Лолитой прозвучало так заманчиво, но Блэк нашел в себе совесть отрицательно качнуть головой.
- В следующий раз, возможно. - отозвался Сириус, который не обнаружил в себе желания куда-либо ехать на каникулы. Когда настроения нет, то и портить его другим не стоит. Правда, демонстрировать отсутствия духа тоже не всегда выгодно. Мало ли какие проблемы у каждого. Особенно, у Сириуса. - Поверь, иногда сон тоже нужен. Хотя бы для того, чтобы набраться сил для новых приключений и не заснуть в процессе чего-нибудь интересного, - усмехнулся Блэк, мгновенно нарисовав себе яркую, красочную картину. Отсутствием воображения Бродяга никогда не страдал, зато страдали другие, когда мистер Блэк начинал фантазировать. Обернувшись для слизеринцев, которые продолжали активно обсуждать Блэка и Делер, Бродяга лишь качнул головой. Вечно этим змеям не сиделось в норке. Разве плохо было забиться в своей обители, полежать на коврике напротив камина, понежиться в объятиях друг друга. Можно даже несколько человек сразу. Особенно зимой, когда очень холодно.
Стоп, Блэк! Ты не о том думаешь...
Сириус в задумчивости полюбовался наполовину пустым бокалом. И, решив, что алкоголь не всегда важен и нужен, чуть отставил его, в очередной раз возвращая свое бесценное внимание спутнице.
- Тонуть не надо. Я инферналами не увлекаюсь. - честно признался Сириус. При том произнес это чутьгромче нужного и пара соседних столиков разазились хохотом, но смех быстро оборвался, когда Бродяга кисло обернулся. - Что, есть такие, которые увлекаются?.. - ему никто не ответил, из чего Блэк узнал много нового о своих одношкольниках. Например то, что никто некрофилией не страдал. Это уже было плюсом всему контингенту. Укоризненно покачав головой, Сириус скептически посмотрел на Лолиту. - Да, я заранее готовил речь, чтобы охмурить тебя. Без этого никак. Я же Сириус Блэк. И если я гуляю с девушкой, то значит я ее охмуряю по умолчанию. - насмешливо заметил вышеозначенный гриффиндорец, допивая виски и оборачиваясь на стол слизеринцев, которые все слышали и даже прикусили языки. Некоторые - не без помощи Сириуса. Магия все-таки вещь очень полезная и опасная. Но разве хотят представители змеиного факультета затевать потасовку с Бродягой?.. Ведь финал известен заранее. Почувствовав изменения, Блэк опустил глаза, обнаруживая голову Лолиты у себя на коленях. Нет, голова не была отдельно от тела, просто девушка решила немного подразнить своих однокурсников.
Опять потом устраивать ночные забеги по Хогвартсу... Как же Сириусу надоели эти слизеринцы, которые вечно пытались задеть другие факультеты. Правда, не у всех получалось.
- Конечно, не против. Ты так интригующе лежишь... - Сириус дернул бровями. Глаза вновь озорно блеснули, словно плохого настроения не было. Просто... Просто она было очень глубоко и сегодняний день очень попросил настроение не высовываться. Слизеринцы так отчетливо все разом скрипнули зубами, что Блэк, будь он более чувствительным, испугался бы за их зубы. Если они были конечно не вставными челюстями для гигантских прокусов. - Вижу, твои друзья готовы нас порвать на сувенирчики... - насмешливо произнес Блэк, перебирая пальцами волшебную палочку. Ее кончик угрожающе заискрился, что не предвещало ничего хорошего. Можно спросить у того же Адамса. Хотя, вряд ли он помнит ночь, когда палочка Блэка вспыхнула в его адрес. Частичное забвение еще никто не запоминал. Впрочем, как и полное. Свободная рука Сириуса опустилась ниже уровня стола, а пальцы пробежались по краю лица Лолиты, перебирая светлые прядки. Лукавый взгляд, озорная улыбка. Истинный Мародер Хогвартса, который не может прожить дня, чтобы не доставить Филчу лишних хлопот.
Почувствовав на себе чей-то взгляд, Блэк поднял голову, встречаясь глазами с братом. Тот подавал ему какие-то знаки. Спасибо, хоть не матерные. Бродяга чуть кивнул, вновь опуская глаза на Лолиту. Пальцы парня пробежались по ее лицу, аккуратно проводя по губам.
- Как думаешь, если мы покинем этот галюшник, конец света настанет?.. - заговорщетским шепотом осведомился Сириус, склоняясь и почти касаясь губами губ девушки. Разве кто-нибудь запрещал ему целоваться с красавицей француженкой.
- Эй, Блэк!..
Эти парни явно перегибали палку и однозначно соскучились по теплым койкам больничного крыла. Сириус недовольно вскинул глаза, не удосуживаясь поднять голову.
- А как же Лавли?..
Как чувствовал, что надо было сразу ставить палатку в Запретном Лесу, а не тащиться в общественное место.
- О да, а еще Уайт, Тернер, Каллаган... - Сириус сбился, припоминая, однако, память изменила ему. С тем учетом, что последний год он общался практически исключительно с Лавли. - Может уже займетесь своими делами?.. - голос Блэка дрогнул, не предвещая ничего хорошего. Умные слизеринцы, которые обнаружились за соседним столиком, мгновенно притихли. - Прошу прощения, - лицо Сириуса переменилось мгновенно, а губы вновь коснулись губ Лолиты, возобновляя прерванный поцелуй.

0

26

Лолита с ехидной улыбкой лежала у Сириуса на коленях, слушая его разговор со слизеринцами. Она прекрасно представляла как выглядит девушка, скрывшаяся под столиком где-то в районе колен парня, но ей было наплевать: вряд ли кто-то из здесь присутствующих осмелится что-то ей сказать, а Монкретьена здесь не было.
Более самоуверенного типа я давно не видела! - воскликнула Ло сквозь тихий смех. Девушка прекрасно понимала, что же сейчас думают ее дорогие однокурсники про Блэка, и какие способы мести придумывают. Это неправильно по их мнению: когда слизеринка, чистокровная, высокородная, позволяет дотрагиваться до себя грифиндорцу, пусть и чистокровному. Он был для них врагом и чужаком. Женщин же в чистокровных семьях было не так много, и каждая "воспроизводительница" (тоже мне, аристократы-дворяне...) была для них ценна и уникальна. Особенно такая, как Лолита. Они ревностно оберегали своих женщин, вот только вопрос-с чего они сочли ее своей? Непонятно...
Интригующе? - от его слов Лолита чуть не засмеялась. Вот уж такого определения она никак не ожидала, но решила сделать вид, что ничего не заметила и только хитро улыбнулась.
-Нет, Сириус, порвать они хотят тебя....я же девушка. - в ее глазах загорелись хулиганские огоньки, что-то вроде ее личных танцующих дьяволят, которым наплевать на то, что тут в любой момент может пролиться море крови....и обязательно чистокровной. Что тут сказать-француженка, чтоб ее...
Боюсь, конец света настанет, если мы его не покинем....- она легко ответила на его поцелуй, задумываясь о том, куда же может завести эта "милая" во всех отношениях беседа представителей двух факультетов. Для Змей честь была дороже всего на свете, особенно, если их честь задели подобные экземпляры, как Блэк. - Пойдем-ка мы лучше отсюда...-шепнула девушка, легко поднимаясь с его колен и тут же встречаясь глазами с обозлившимся Морганом. Он, видимо, был удивлен, что Лолита так быстро появилась обратно... Тут же последовал его следующий выпад. Мда, моя дорогая, еще через пару дней в конце списка будет гордо значится: ДеЛер. И тебе не противно? Ну....как сказать. Пока приятно, а там....будет бахвалиться-голову сверну. С какой-то кровожадной улыбкой повернулась к юноше Лолита, с некой ядовитой хищностью отвечая на его поцелуй. Не так легко, как еще пару минут назад, а угрожающе, предостерегающе и довольно опасно. Оторвавшись от его губ, Лолита открыла глаза и потянула парня за руку
-Пойдем....я не хочу, чтобы в разговоре перешли на личности...мне это неприятно.
Это и правда было противно: еще чуть-чуть и они затронут ее персону, а это было бы просто неприлично! А устраивать потасовку на свидании-это и вообще моветон.
Француженка окинула слизеринскую компанию взглядом умной мамы, которой просто жаль своих детей, и направилась к двери, опираясь на руку Сириуса. Неожиданно почти прямо перед ними дверь распахнулась, и пред светлые очи ДеЛер предстал Людовик. Аристократично-небрежно выпустив дым от сигареты, он улыбнулся Лолите и коснулся губами ее щеки.
-Bonjour, mon ange. Здравствуй, Сириус...Смотрю, ты очаровываешь эту юную прелестницу? Смотри, будь осторожнее, как бы она не упорхнула ненароком. У нее это всегда искусно получается. - и весело улыбнувшись обоим, он проследовал дальше, оставляя Лолиту беспомощно вдыхать воздух, еще хранивший запах его одеколона: дорогое вино, ментол, чернила и безумие. Она не боялась Луи и не впадала от него в зависимость, просто его появление всегда ошарашивало ее. Приводило в некий трепет, вызывая в памяти нестираемые образы прошлого: горящий камин, музыка стучащего сердца, прерывистое дыхание и болезненная жестокость на грани нежности.
- Монкретьен всегда мастерски вставляет свои пять копеек, засмеялась девушка, выходя на улицу и ближе прижимаясь к Сириусу.
Ну что, куда пойдем дальше? Идеи есть? - блондинка взглянула в льдистые глаза Блэка и постаралась потеплее улыбнуться. На улице итак было слишком холодно, чтобы добавлять еще хоть немного мороза.

+1

27

Сириус криво улыбнулся, слушая еще какие-то комментарии слизеринцев. Однако, стоило ему подняться на ноги вместе с девушкой, как противники решили пойти ва-банк.
- Блэк... Ты ведь нам потом все расскажешь?.. - поинтересовался уже другой слизеринец, входящий в состав команды по квиддичу. Сириус очень медленно повернул голову в его сторону, как-то совсем нехорошо щуря глаза. Вопрос был задан так, словно Бродяга днями и ночами сплетничал с этими ублюдками, рассказывая им о своих девушках. И именно тон заставил Блэка оскалиться. И неожиданно самая милая улыбка появилась на губах гриффиндорца. Идеи ураганом носились по сознанию представителя древнейшего рода, и все были на редкость кровожадными и малоэстетичными. - Добрый день, Луи. - отозвался Сириус, краем губ улыбаясь в ответ на замечание однокурсника. Очаровать Лолиту?.. Зачем?.. Неужели так сложно понять, что они просто гуляют. Или у Сириуса Блэка на лбу большими буквами написано, что каждая его спутница будет очарована и затащена в постель?.. - Я никого не держу, так что она может упорхнуть в любой момент. - задумчиво произнес Блэк, на пару с девушкой направляясь к выходу.
- Блэк!
Еще одно слово и Слизерин лишится доброй половины студентов...
Мрачные мысли не покидали молодого человека, наоборот, увеличиваясь и развиваясь.
- А что нам передать Лавли?.. - видимо у слизеринцев больше темы для разговора не нашлось. Сириус обернулся через плечо, внимательно смотря на своих противников. Далась им эта Лавли, вечно не терпится перемыть ей косточки и смешать с косточками Блэка. В задумчивости покусав губы, Блэк бросил взгляд на мадам Розмерту, которая удалилась из помещения, спускаясь в подвал и нехорошо улыбнулся. Неожиданно из неоткуда выхваченная палочка сверкнула яркой вспышкой и в следующий миг помещение содрогнулось, а стол слизеринцев подбросило в воздух, а самих студентов раскидало по залу. Регулус весьма удачно упал рядом с братом и Сириус легко помог ему подняться на ноги. Криво усмехнувшись и хлопнув брата по плечу, Бродяга вышел на улицу, приобнимая Лолиту.
- Сперва можно прогуляться по главной улице. А потом... Потом посмотрим. - Сириус лукаво сверкнул глазами, склоняясь и мягко касаясь губами губ Лолиты, которая тепло прижалась к нему. На улице было не холодно. Октябрь, вторая половина еще радовала солнечными, теплыми днями. Хотя, Англия славилась своими холодными туманами и прочими вредными для здоровья погодными условиями.
Прижав девушку к себе за плечи, молодой человек начал неспешно идти по главной улице. Опустив голову и разглядывая дорогу под ногами, он не обращал внимания на проходящих мимо ребят, лишь изредка здоровясь с теми, кто приветствовал его. Вполне дружелюбная улыбка играла на губах парня, хотя глаза продолжали отдавать неприятным холодом.
- Желаешь пойти куда-то конкретно?.. Можно выйти за пределы Хогсмида. Можно обойти замок. Можно заглянуть в Запретный Лес. – Сириус перечислил возможные варианты, на которые у него хватило настроения. Плескаться в озере он бы не стал, не тот настрой. Соотвественно, напиваться в Трех метлах или Кабаньей Голове он тоже не собирался, не было особо желания. Да и потом, у него ведь было, так называемое свидание. Почему бы не расслабиться и выкинуть из головы ненужные разговоры слизеринцев, которые умели подпортить настроение... Тряхнув головой, Блэк крепче прижал к себе Лолиту, касаясь губами ее виска и на мгновение прикрывая глаза. Какая к черту разница, кто она такая? Чистокровная слизеринка или магглорожденная райвенкловка?.. Блэк давно заметил, что ко всем трем представителям, включая полукровок, относится одинаково. Друзей у него хватало везде, правда настоящие друзья были только на Гриффиндоре. К сожалению, Слизерин не так уж и оправдывал себя. Порой даже самая красивая иллюзия в конце концов разрушается и ты остаешься напротив поломанной метлы. Опустив глаза, Блэк отвел взгляд в сторону, сжимая палочку в кармане мантии и желая взорвать еще что-нибудь, но на этот раз покрупнее и с большими последствиями. Ему хотелось устроить пожар. Или просто побеситься на полнолуние. Что же было ближе и проще?.. Наверное, пожар. До полнолуния еще не скоро. А значит, легче все здесь поджечь и успокоиться.

+1

28

Лорейн бы начала медленно свирепеть, услышав новые и новые выкрики слизеринцев, если бы не застывшее состояние, в которое ее повергло появление Людовика. Когда блондинка только приехала в Англию, одна из ее новоявленных "подружек" сказала ей, что у французов есть странная привычка появляться ниоткуда в самое неподходящее время...Тогда Ло это обидело, сейчас же она поняла, что имела ввиду тогдашняя ее собеседница.
Однако, ей тоже надоело постоянное мелькание в разговоре фамилии Лавли. Не то чтобы ДеЛер имела какие-то личные счеты с девушкой, но все же это ее свидание, а как всякая девушка, Ло ненавидела, если в подобные моменты говорили не о ней. Да еще этот подкол Монкретьена...Исчезает она видишь ли!! Может, следовало лучше следить?
В общем и целом, если бы не подавленно-завороженное состояние, то девушка бы с удовольствием вступила бы в драку, которая сейчас намечалась в Трех метлах, и разнесла бы еще пару столиков вместе с обожаемыми однокашниками. Но она лишь слегка поморщилась, увидев взорванные столики и разлетевшихся слизеринцев, смерила брата Сириуса чем-то похожим на презрительный взгляд и еще настойчиво потянула Сириуса на улицу.
Да что вообще происходит в этом чертовом мире? Взрыв рассеял зыбкий туман забытья, и знаменитая испанская кровь начала вскипать, словно забытое на огне зелье. Хрустальная паранджа невинности и легкости разлетелась, обнажая израненную и сумасбродную душу, в которой сейчас боролась хрупкая нежна француженка, которой просто необходимо было тепло, которую больно били досужие сплетни, косые взгляды, ревность и собственничество Людовика, собственная репутация, с горячей, сумасшедшей своевольной испанкой, которая желала только разнести все вокруг в мелкие клочки и надвать Блэку по башке посильнее за то, что он уходит в себя, закрывается, угасает. Он охладевает, хоть в движениях еще и есть легкая нежность....
Да черт бы вас побрал! Сильный пол...-тихо шипела про себя девушка...
Импульсивно передернув плечами, Лолита скинула руку Сириуса со своих плеч и безапелляционно втолкнула его в подворотню, прижимая к стене. И куда только делся светлый ангел?
Вокруг живой товар,
В сердцах мороз, в глазах пожар,
Ты выбрал ту, что выше всех,
Твой маневр имел большой успех,
В доме сладостных утех.

Почему, когда я с кем-то встречаюсь, между нами всегда стоит кто-то третий? - вопрос, не требующий ответа. Скорее раздраженный упрек взбешенной кобры. ДеЛер привстала на цыпочки и поцеловала Сириуса. Ярко, страстно, по-испански бездумно и по-французски чувственно. Ни капли лжи, маски, лести, кокетства. Только обнаженные чувства.
Через пару мгновений, резко закончив поцелуй, как и начав его, Ло подтянула повыше воротник кардигана и выскользнула из переулка, беспомощно прижимаясь спиной к холодной стене ближайшего дома.
Что же ты делаешь? Ты сходишь с ума...сходишь...сходишь...да уже сошла!
Дыхание стало сбивчивым, рваным, тяжелым. Морозный воздух не давал толком насытиться кислородом, обжигал легкие, а она хватала его как можно чаще, в странном мазохистком порыве.

+1

29

Нервы были ни к черту. Так хотелось хотя бы в этот теплый октябрьский день расслабиться, забыть обо всех проблемах. Но разве могут слизеринцы доставить такую роскошь своего злейшему врагу?.. Сириус лишь неопределенно дернул плечами, в следующий миг ощущая, как Лолита высвобождается из его объятий. Что ж, стоило спасать свидание, пока плохое настроение окончательно не испортило ту толику удовольствия, которое еще присутствовали между ними. Внезапное действие Делер заставило Сириус охнуть от неожиданности. Он успел лишь вдохнуть, когда девушка прижала его к стене подворотни, а в следующий миг молодой человек уже более чем охотно отвечал на страстный поцелуй. Но и в этот раз Лолита смогла увернуться от Блэка, так же внезапно отстраняясь, как и привлекая его. На риторические вопросы ответы не нужны, поэтому Бродяга предпочел промолчать. Не смотря на то, что мисс Делер покинула их укромное местечко, это нисколько не помешало Сириусу втянуть ее обратно, при том незаметно. На этот раз она была прижата к стене. Дернув бровью, молодой человек склонился, накрывая губы девушки страстным поцелуем, прижимая ее одновременно и к себе, и к стене. Получая ответ, более чем взаимный и полный эмоций, Сириус скользнул ладонями по телу Лолиты, мягко опуская руки на ее талию. Спешить было некуда. У них был весь день еще впереди, а может быть даже и ночь...
- Думаю, нам не нужны свидетели, которые лезут не в свое дело... - тихо прошептал Блэк, касаясь губами шеи Лолиты и покрывая кожу нежными, дразнящими поцелуями. Действительно. Она была слизеринкой, которая имела за спиной множество защитников. Правда, ни один из них толком ничего сделать не мог. На словах сильны все. Сириус же не любил попусту сотрясать воздух, считая это ненужной тратой времени. Он предпочитал действовать. Как, например, сейчас. И здесь. Разумеется, можно было найти место и романтичнее, но это уже в том случае, если Делер захочет продолжения банкета. Принуждать кого-то к чему-то Сириус не собирался, считая это низким и пошлым. Одно дело, пошлить на словах, и совсем другое, на деле. К тому же, у той же самой пошлости были разные понятия. При чем иногда очень далекие друг от друга. Продолжая покрывать шею Лолиты нежными поцелуями, издерка переходя на чуть открытые плечи и возвращаясь обратно, Блэк полность расслабился, напрочь позабыв обо всех своих проблемах. Даже о тех, которые терзали его во сне. А сейчас... Сейчас было время удовольствия и наслаждения. Лолита нравилась Блэку. Не просто потому что была красива, но умна и коварна. И это не смотря на внешность ангела, который словно с небес спустился на землю, чтобы совратить все благое население. Чуть отстранившись, Сириус оперся ладонями в стену по бокам от девушки и склонив голову набок, внимательно посмотрел на нее. Глаза Сириуса задорно поблескивали, но выбор он все же Лолите оставил. Они могли продолжить прогулку и потом уже под вечер где-нибудь укрыться, чтобы не замерзнуть, или же вернуться в замок сейчас. Или не в замок. Все зависело от фантазии и желания Лолиты, которая в праве была выбирать сама продолжение вечера.
Конечно, можно было предположить, что она - лишь очередная победа. Трофей, награда. Названий у девушек Блэка полно. Но не все они верны. Были и такие, на которых спорили. Такие, которых добивался Сириус. Были и такие, которые сами кидались, вешаясь на шею и топя в неимоверной любви и желании, а были и такие, которые боялись подойти, но после получали максимум удовольствия. Нельзя сказать, что Блэк вел праведную жизнь и спал с девушками по расписанию или по определым схемам. Он спал с теми, с кем хотел. И неважно, есть у него девушка на этот момент или нет. Если хочется - надо сделать, иначе потом на душе будет не так легко и спокойно.
Лолита же приглянулась Блэку сразу. Нет, он не влюблялся в нее по уши, но на лекциях, особенно общих, иногда с интересом наблюдал за ней, отмечая, что она весьма и весьма хитра и умна. Расчетлива, даже можно сказать. Это не простая фифа со слизерина, которая разбрасывается пустыми словами. Наоборот. Она вытворяла такие вещи по слухам, но верить не хотелось, но верилось, стоило заглянуть глубоко в ее задумчивые, но такие очаровательные глаза. Сущий ангел. С дьявольской сущностью.

+3

30

Горячая, слишком горячая кровь для этой страны. Девушку всю трясло: то ли от налетевшего ветра, то ли от осознания своих действий, то ли от болезненности восприятия. ДеЛер никак не могла смириться с холодностью окружающих, она пыталась их растормошить, натыкалась на ледяную стену, билась об нее, ранилась и снова отлетала вдаль, после зализывала раны в руках кого-то, кто мог хотя бы дать немного тепла. Не ту ярость и страсть, болезненную, надломленную, порочную, но такую необходимую, нет...Они просто могли дать ей тепло, уют, пристанище в конце концов, и она любила их за это. Любила каждого и ни одного. Любила так, что была готова подарить весь мир и слишком ревностно оберегала его от всех. Ей было страшно...однажды ее мир уже раскололи на части. Обжегшись на молоке, Лолита дула на воду, не оглядываясь и не думая, но старые привычки так сложно изжить...
Холодная стена только добавляла драматизма в ее ощущения до того момента, как Сириус аккуратно втащил ее в переулок и крепко прижал к стене: сердце забилось еще чаще, а вены, кажется, начали лопаться от скорости крови. Она не просто двигалась. она летала, кипела, бурлила, сводила с ума...
Черт возьми. что же я делаю.... разумная часть девушки порой тоже давала о себе знать, но, увы, это бывало крайне редко. Ее колотило в руках Сириуса, она с жадностью, страстью и безумной, почти что предсмертной нежностью, отвечала на его поцелуи. Тонкие руки обхватили его за шею, а пальцы незамедлительно заплелись в волосах: ближе, еще ближе, горячее, безрассудней, и, пожалуйста, не останавливайся. Не остывай, не уходи...Мне холодно, страшно, одиноко. Сумасбродство.
Руки Сириуса нежно скользнули на ее талию, по привычке затянутую в тугой корсет, и она почувствовала их тепло на слишком холодной фарфоровой коже под китовым усом. Горячая кровь, но уже такая холодная кожа. Эта забытая Богом страна убивает ее, разрушает, насилует и рвет на части.
К черту свидетелей...убью, если появятся.  - Всякий, кто знал Лолиту сказал бы определенно - это не бравада. Эта девушка была способна убить, совершенно не осознавая, что она делает. Она знала непростительные и ей хватило бы сил, она владела холодным оружием и совершенно не знала такого чувства как инстинкт самосохранения. Она бы убила...не задумываясь. Не боясь....
Глаза в глаза. Сводящие с ума поцелуи закончились и осталась только мягкая серость глаз. Выбор...она ненавидела это слово, но сейчас у нее был именно он: выбор. Задумавшись всего на пару мгновений, Лолита обхватила Сириуса руками, целуя и аппарируя одновременно, даже не подумав о том, что у нее не всегда получалось сосредотачиваться и в обычной ситуации, а уж сейчас....
Их выкинуло там, где и предполагала Лолита. Выкинуло не очень изящно-девушка довольно больно ударилась локтем о каменную стену - но все же правильно. Небольшой домик в самом центре Парижа. Серый камень, маленькие окошки. Девушка с наслаждением вдохнула в себя чуть терпкий воздух родного города.
Пойдем...- Лолита взяла Сириуса за руку и потянула ко входу. Приоткрыв дверь, блондинка аккуратно заглянула внутрь.
Lady Klermon, bonjour, je peux entrer ? - старушка в углу прихожей поднялась навстречу девушке, но, увидев позади Сириуса, хитро прищурилась, улыбнулась и пропустила молодых людей внутрь. Ло кивнула женщине, потянув парня за собой-наверх. Они вошли в светлую, просторную гостиную, в которую женщина незамедлительно принесла горячий чай.
Лолита села на диван.
-Здесь нас не найдет никто...это место знаю только я...- если бы кто-то посмотрел сейчас на девушку со стороны, он бы удивился. Еще пару минут назад, она казалась упавшим с елки фарфоровым ангелом - разбитым и брошенным, сейчас же ее будто склеили. Умиротворенность, нежность, какая-то затаенная плавность. Она почувствовала себя в безопасности, хотя в прищуренных синих глазах еще плясали безумные искорки цвета шампанского.

+2

31

Пожалуй, этот день можно было назвать одним из самых ненормальных в списке Мародера. Естественно, ничего удивительного в стычке со слизеринцами не было - уж Блэку ли не знать, что это за твари. Зато Лолита его приятно удивляла. Сириус никогда не жаловался на отсутствие фантазии у своей очередной пассии, но похищали его впервые. По крайней мере, так далеко.
Париж. Сколько пересудов было относительно этого старого, но безумно красивого города. Сколько интересного он хранил в себе, собирая все это на протяжении веков.
Вдохнув свежий воздух, Блэк отметил, что он немного другой, нежели в Лондоне. Какой-то свой, специфический, можно сказать. Аппарирование в процессе поцелуя, пожалуй, самое необычное ощущение. Ведь сама по себе телепортация - это ощущение, что ты рассыпаешься на миллиарды молекул, а после так же внезапно собираешься обратно. А поцелуй придавал привкус корицы в кофе. К счастью, их выбросило, судя по всему, так где надо. Правда, приземление завершилось не совсем удачно. Блэку пришлось упереться ладонью в каменную стену, чтобы устоять и не слететь на дорогу. Разодрав ладонь, Сириус оглядел свою руку и пару раз сжав, проверил на чувствительность. К счастью, просто ссадина.
Дом оказался очень уютным и милым. Старушка, которая вышла их встречать ничем не привлекла внимания Блэка. Да и ему было сейчас не до нее. Он, кажется, вообще забыл обо всем, просто расслабляясь в обществе безбашенной француженки, которая смогла вытянуть его на время из болота собственных проблем. Принесенный чай еще дымился, когда изящные пальцы Блэка перехватили ручку чашки, приподнимая ее и делая неспешный глоток, стараясь не обжечься. Приятное тепло мгновенно расползлось по всему телу, грея. Отставив чашку, Сириус вытянулся на диване, опуская голову на колени Лолиты.
- Как жаль, что сегодня воскресенье, а не суббота... - задумчиво протянул Блэк, с легким прищуром созерцая Лолиту. За окном еще было светло, поэтому торопиться особо не было смысла. Да и если они и задержаться, но друзья всегда придумают, что сказать преподавателям. Приподнявшись на руках, ладонями которых Сириус опирался через ноги девушки, молодой человек потянулся к ее губам, неопределенно улыбаясь. Он явно предвкушал толику удовольствия от общения с Лолитой. Мягко коснувшись губами губ девушки, Блэк очень медленно, но уверенно вовлек ее в поцелуй, не спеша торопиться и растягивая удовольствие. А получать его Бродяга умел. Впрочем, как и доставлять. Внезапный порыв Лолиты и резкая смена обстановки только убедили Сириуса, что эта девушка не промах. Она явно таила в себе массу сюрпризов, о которых Блэк еще не подозревал, но догадывался. Продолжая безумно нежно целовать девушку, Сириус умудрился, не отстраняясь от ее губ, принять более удобную позу и зарылся пальцами в светлые волосы француженки. Он чувствовал с какой страстью Лолита отвечала ему и ни в чем ей не уступал. Чего-чего, а страсти у Бродяги хватало вполне. Вторая ладонь, свободная от волос Лолиты, мягко скользнула по телу, пробегаясь подушечками по спине и возвращаясь на плечи. Досконально изучить каждую клеточку тела, знать каждый изгиб и помнить аромат кожи... Вот чего надо добиться в процессе любви, страстной и горячей, подобно лаве вулкана, которая сжигает все на своем пути, не оставляя ничего после себя. Оторвавшись от нежных, чувствительных губ, Блэк неспешно перебрался поцелуями на шею Лолиты, дразня ее и разжигая огонь. Он не боялся обжечься, зная, что это просто невозможно, когда ты сам горишь и плавишься. Растворяясь в своих ощущениях, Сириус скользнул губами чуть ниже, мягко целуя кожу, чувствуя, как учащается дыхание девушки и лишь довольно улыбаясь этому уголками губ. Его глаза озорно блеснули и он опустил веки, пряча персональных бессят, которые пустились в безумную пляску, пуская искры. Оставалось только закрыть глаза и нырнуть с головой в омут чувств, чтобы все забыть. Главное, забыть проблемы. А все остальное - приложится само.
Пальцы шаловливо скользнули по нитям корсета, начав неспешно, очень аккуратно и явно не торопясь, распутывать их, распуская...

+1

32

Дымящаяся чашка с горячим чаем. Леди Клермон всегда знала, какой именно чай нужно принести: с легкими нотками корицы. Блондинка сделала неспешный глоток и расслабилась, отставляя чашку. За окном светило яркое парижское солнце в обрамлении легких дымчатых облачков, придававших ему нежное, мягкое сияние. Сквозь стекло до ушей девушки доносился привычный изящный выговор французского языка, становившегося для девушки божественной музыки после месяцев английского холода. Даже сидя на диване, Лолита кожей ощущала нежность и тепло своего города, и когда Сириус потянулся к ней, целуя, постаралась показать ему самую суть своего города. Пусть он узнает...ему можно, он постарается понять или хотя бы сделать вид, что понял. 
Лолита любила свой город, любила до самого последнего камня: его грязноватые улицы, клошарское настроение, затаенную страсть и величавость соборов, за хулиганский вид Эйфелевой Башни и пугающую мрачность Лувра. Словно бы все кусочки сложной мозаики встали  на свои места: древний город, дымчатое небо, серые мостовые, запах ментола, кофе и свежей выпечки. Стук шпилек, красный шарф художника и стройная блондинка, затянутая в черный корсет, словно бы леди девятнадцатого века.
Лолита была дома, и теперь могла неспешно, но так же страстно и эмоционально отдаваться в руки Сириуса, отвечая на его нежные, но настойчивые поцелуи. Они никуда не спешили...и пусть сегодня уже воскресенье, она поможет парню запомнить этот день надолго. Этот день, этот город, эту девушку...
Пальцы мятежного аристократа начали распутывать ленты корсета, освобождая грудь девушки от тугих пут: корсеты уже давно не носили. считая, что они скрывают чувственность и нежность изгибов тела женщины. но Лолита так не считала...она была полностью уверена и не раз находила тому доказательства, что корсет лишь только притягивает мужские взгляды. Они, как дети, хотят узнать что же внутри, распаковать подарочную упаковку от самого желанного подарка.
ДеЛер осторожно запустила горячие пальчики под рубашку парня, мягко обнимая его плечи, спускаясь ниже по груди, расстегивая маленькие глупые пуговички и скользя вверх -к шее и темным кудрям парня. Глаза закрыты, ресницы чуть подрагивают, зато перестали дрожать пальцы-спокойствие, тепло, затаенная нежность и откровенное счастье, которая она хотела разделить с ним. И только с Ним.
Лолита откинула голову назад, подставляя шею  и плечи под поцелуи Сириуса. В ней сейчас открылась вся плавность и тягучесть карамельного сиропа, что была спрятана поглубже в Лондоне-ведь на морозе карамель застывает, превращаясь в никому не нужную конфету, а горячий сироп так идеально подходит к свежесваренному каппучино. Дыхание девушки участилось, а сердце стало непроизвольно пропускать удары, просто не успевая за чувствами своей хозяйки. Юное сердечко не справлялось с нахлынувшими эмоциями и ощущениями., заставляя голову блондинки кружиться и терять опору под ногами. Потолок и пол смешались в каком-то безумном танце, а кроме Сириуса и его рук, губ, прикосновений, в мире не осталось ничего. И Никого...Это было даже главнее...

+2

33

Мир взорвался, погружаясь в непробиваемую тишину любви. Это была не та любовь, о которой сочиняют романы, не та, о которой пишут песни и не та, которой посвещают поэмы. Она была намного короче и поэтому намного ярче и горячее. Хотелось всего и сразу. Ведь это только миг, один день посвященный этому прекрасному чувству, которое толкало на необдуманные поступки. Зачастую, влюбленные заботясь друг о друге, стараются обдумать каждый шаг и малейшее слово. А те, кто отдаются временной, короткой, но безудержной страсти, порой забывают обо всем, стараясь получить максимум удовольствия от каждого мгновения. Париж же способствовал более откровенным мыслям и фантазиям, наполняя своим воздухом легкие молодого человека и гася последние искры благоразумия. Разве было в этот момент что-нибудь важнее их любви?.. Любить по-французски... Любить так, как никого и никогда. Любить, отдаваясь полностью и получая все. Любить и быть любимым. Да, Франция умела взбудоражить сознание, перевернуть мысли с ног на голову и наоборот.
Каждый поцелуй был горяч, словно губы касались раскаленной печи, а язык играл с углем. Прикосновения к нежнейшей коже были настолько чувственными и пламенными, что голова начинала кружиться, дыхание сбивалось, пульс учащался... Пальцы Сириуса, вынырнув из под блузки, пробежались по пуговицам, легко растегивая их и распахивая белоснежную вещицу. Полураспущенный корсет манил к себе, требуя завершить начатое, то Блэк намеренно медлил, сперва нежно касаясь губами выреза поверх корсета и только после распуская шнуровку до конца. Пробежавшись пальцами по обнаженному плоскому животу, Сириус улыбнулся и пересел рядом, привлекая к себе Лолиту. Узкая юбка была легко задрана, а сама девушка бережна посажена лицом к лицу на колени Блэка. Ладони легли на идеальную талию, мягко скользя по ней пальцами, а стали неспешно подниматься вверх по ребрам. Потянувшись вперед, Сириус вновь припал губами к шее ДеЛер, покрывая кожу безумно нежными поцелуями и стал спускаться ниже, уже не имея преграды в виде корсета. Вся верхняя одежда была небрежно сброшена на полы, обнажая девушку лишь до пояса. Но это пока. Упругая грудь вздымалась вверх чаще обычного, скромно сообщая, что француженка отнюдь не равнодушна к действиям внешне холодного англичанина, который на деле умел показать, насколько лед бывает горячим. Легкие и мимолетные касания самого кончика языка, почти воздушными, но обжигающие поцелуи... Сириус чувствовал, как Лолита трепетала в его руках и ему это нравилось. Он любил доставлять удовольствие, любил, когда девушки с утра довольно улыбались, прижимаясь к нему, безмолвно требуя добавки.
Перейдя с поцелуев на легкие, нежные покусывания, Сириус чуть улыбнулся, бережно роняя Лолиту на маленькие диванные подушки и нависнув над ней, мягко коснулся губами губ, вовлекая в требовательный, страстный поцелуй. Ладонь молодого аристократа скользнула вверх по ноге девушки, скрываясь под юбкой и мягко сжимая бедро. Опираясь рукой, согнутой в локте, в диван рядом с головой Лолиты, Сириус продолжил ее целовать, понимая, что остановиться уже нет сил и не имеет смысла. Карусель запущена...

+3

34

Спроси кого угодно в Хогвартсе или просто в Англии-что для них Франция, и любой аристократ, не задумываясь ответит, порок. Разврат. Вседозволенность. Декаданс....Взгляните в глаза Лолите, и вы поймете - это не так. Вы бы назвали ее распутницей, но она была целомудренней доброй половины хогвартских девушек только потому, что для нее это не было сексом. Эта была любовь - та, которую она знала. Ведь нельзя передать всю полноту чувств, жар тела, стук сердца, сладость прикосновений и плавность движений во взгляде, поцелуе, скрытом, забитом, растянутом чувстве, которое знали ее знакомые. Они растягивали свое чувство так долго, как могли, а Лолита тратила ее всю, сразу, поэтому ее и не хватало надолго. Ее просто не оставалось. она сгорала в этом чувстве, отдавая всю себя, и умирала, запомнив навсегда все, до последнего взгляда....
Впрочем, она никогда не требовала от своих молодых людей чего-то подобного. Просто рядом с ней другие не могли удержаться, они срывались гораздо раньше, просто не в состоянии вытерпеть весь натиск, всю непримиримость цунами, которое сносит все со своего пути.
ДеЛер никогда не строила из себя невинную овечку, просто не видя в этом смысла. Скрывать себя...зачем? Для чего и для кого? Ведь в конце концов, ее все равно узнают...да, она умела играть, но старалась не заигрываться, ведь в конечном итоге ты все равно проиграешь, стоит тебе забыться и потерять нить реальности и самой себя...
А сейчас она была именно Она. Тонкая, чувственная, словно дым от дорогой сигареты, подымающийся к потолку в странном, но безумно завораживающем танце. Лолита ощутила, как тонкий шелк блузки перестал приятно холодить разгоряченное тело, а его место сменили обжигающие руки. губы..ее корсет уже был расстегнут наполовину, когда девушка скинула рубашку с плеч парня, нежно, но очень эмоционально прикусывая его шею. Словно сумасбродный вампир...
Когда Сириус освободил ее от корсета, девушка захлебнулась во внезапно нахлынувшем потоке воздуха, хватаясь руками за шею парня, чтобы не утонуть и не потурять сознания, когда кислород заполнил еще недавно сжатую в комок грудь. Француженка выгнулась навстречу вездесущим приксновениям, сгорая и сжигая одновременно.
Она уже была почти обнажена, когда Сириус аккуратно уложил ее на подушки. Мягкая, потертая обивка приятно гладила нежную кожу. Мда....девушка была здесь далеко не первый раз...и Сириус не был первым мужчиной, которого она привела сюда, и Ло была уверена, что он об этом знал. Леди Клермон была поверенной ее сердечных тайн уже довольно давно. Не все ее кавалеры могли открыто показать их связь...Однако, сейчас все это было не важно. Никто другой не существовал - только он и она. И ее горячие пальцы, которые обследуют каждый миллиметр его кожи, ее губы, которые стараются запомнить каждый изгиб его тела, его губы, отвлекающие, манящие, дарящие незабываемое удовольствие. Лолита скинула с ног изящные черные туфельки.
Эти двое сходили с ума...

+2

35

Сходить с ума всегда надо долго и со вкусом... Растягивать удовольствие и получать максимум наслаждения. Сириус даже предположить не мог, что спонтанное свидание сможет настолько отвлечь его от реального мира. Погружаясь в омут нахлынувших чувств, Блэк полностью в них растворился. Разумеется, он догадывался, что он не единственный, кого Ло привела в этот дом. Но и сам Бродяга отнюдь не считал себя ангелом. Разве что падшим. Перечислять всех его пассий не было нужды. Их было много, все они были по своему хороши и Блэк никогда не хвастался своими победами. За него это делали сами девушки. Рассказывая друг другу все в деталях, они разжигали интерес в других. Сириус же лишь лукаво усмехался. Лучшие друзья знали настоящего Блэка, все остальные видели то, что хотели. С девушками он вел себя просто и легко, подстраиваясь под очередную пассию, на уроках любил похулиганить на пару с Поттером, на полнолуние отрывался по полной... Сейчас же Сириус наплевал на все. Он дарил себя всего белокурому ангелу, который отвечал ему полной взаимностью, сгорая в его руках. Поцелуи обжигали нежную кожу, а после мягких покусываний оставались слабые покраснения. Отстранившись, Сириус мягко провел ладонями по ногам девушки, неспешно стягивая с нее юбку. Да и к чему была эта вещь в такой момент?.. Мягко проводя ладонями по ровным ногам девушки, Блэк даже не потрудился стянуть с них тонкие чулки, не говоря уже об обуви. Ему это нисколько не мешало. Медленно склонившись, он коснулся губами низа живота девушки, неспешно, дразняще поднимаясь поцелуями выше. Воистину, они могли никуда не торопиться. Время полностью принадлежало им. Ладонь Блэка шаловливо скользнула по кружевной ткани нижнего белья, чуть оттягивая края и снова отпуская. Резинка соприкоснулась с кожей с легким чпоком, что вызвало неопределенную улыбку на губах парня, который нависнув над Лолитой, мягко коснулся губами ее губ. Ладонь скользнула вверх по телу, проводя по идеально плоскому животу и поднимаясь выше. Изящные пальцы коснулись нежной, чувствительной груди, мягко пробегаясь по ней, а губы требовали еще более жаркий поцелуй. Казалось, что огонь вспыхнул, прорвавшись сквозь преграду и ярко пылал, сжигая все на своем пути. Губы вновь переместились на шею, покрывая ее мягкими поцелуями, а после пошли и нежные, игривые покусывания. Обычно, после таких забав без шарфика никак не обойтись, но это было деталью. Кому какая разница, что скрыто высоким воротником или другими вещами?.. Ладони переместились на бедра Ло, мягко сжимая кожу, а кончик языка скользнул от самого низа живота до шеи, озорно касаясь груди, дразня и не спеша переходить к более серьезным действиям. Ведь все удовольствие было в ласках, любви, которая хоть и была искрой, но горела ярко и не важно, что всего лишь один день. Это тот должен был сгореть дотла. А потом, возможно через определенное количество времени возродиться фениксом и снова спалить два молодых тела. Возвращаясь к губам, Блэк уже более не стал церемониться, вовлекая Ло в страстный, ненасытный поцелуй, немного требовательный и чересчур горячий, желая сжечь ее, почувствовал пепел страсти на губах, ощутить всю силу ее любви.

+2

36

Знаете, в любви Дон Жуана или Казановы Лолите всегда чудилось понимание истинной любви. Тонкой, мимолетной, но насыщенной, как ничто иное. Ты будешь помнить этот краткий миг, час, день всю свою жизнь, в то время как любовь растянутая не оставит и следа, кроме горечи расставания, обиды, боли.
Отношения Лолиты никогда не заканчивались тем пафосным событием, которое люди обычно называют "разрывом". Они просто сходили на нет, когда начинались другие. Замкнутый круг.
Впрочем, сейчас ей было совсем не до философских размышлений. В пламени костра ты не задумываешься о том, как же это эстетично - умереть в яркой вспышке. А Ло как раз горела, обжигалась, выгибалась дугой навстречу чувственным поцелуям, закрыв глаза, нежно или яростно, как получалось, отвечала на ласки парня, позабыв окончательно: где они, кто они и какой сейчас год. Это было что-то невозможное, ненормальное, нереальное. Эротический сон, сумасбродная фантазия испорченного мальчишки. Так быть не должно, но так есть...
Ощутив горячие руки на своих бедрах, Лолита сладко выдохнула, не замечая, что прикосновения закончились для нее потерей последнего более-менее скромной детали туалета. Не до этого было сейчас...
ДеЛер не была милой скромной девочкой, она тоже умела играть, оттягивать удовольствия, мучать любимого, доводя его до безумства, но иногда у нее просто не хватало сил, и все барьеры рушились, мешая ей контролировать ситуацию. Она была не ведущей, не равной, а ведомой и послушной. словно бы так и должно было быть. Странно...раньше ей казалось, что во Франции это невозможно.
Несильный шлепок резинки, заставил девушку снова выгнуться навстречу его рукам. Словно бы каждая клеточка кожи стала в сотни раз чувствительнее, заставляя хозяйку пытаться сдерживать стон.
Зацепившись за идею, что это неправильно, что Сириус до сих пор почти одет, Лолита заставила себя открыть глаза и хитро улыбнулась. В ярко-синих сейчас глазах заплясали хулиганские искры, когда тонкие пальчики потянулись к пряжке ремня.  Пока ее губы мягко, но настойчиво отвечали на поцелуй Сириуса, ее рука уже легко расстегнула вещицу, резким движением выдергивая ее из шлиц. Еще мгновение и девушка уже расстегнула пуговицу на брюках (джинсах), нежно поглаживая гладкую кожу подушечками пальцев.
Девушка чувствовала такие опасные поцелуи на шее и не придавала им значения. Ведь это так логично - тонкая француженка с легким шарфиком на шее в небольшом ресторанчике с чашкой горячего кофе.
Шаловливые пальчики стали медленно подниматься вверх, нежно поглаживая практически идеальный торс, пока Лолита покрывала шею и плечи парня легкими, но такими горячими поцелуями. Она хотела еще, больше, сильнее и прямо сейчас. Говоря одним словом, она сошла с ума, но она любила. Любила так, как умела. Так. как представляла возможны. Отдавая себя всю. И пусть ей завтра будет сложно отпустить его, она это сможет...ведь любовь на один день не имеет права длиться дольше. Все равно так, как сейчас уже не будет никогда..

+2

37

Франция. Она всегда казалась чем-то далеким, но одновременно близким. Когда ты волшебник, тебе намного легче перемещаться в пространстве. К тому же, любые мечты и желания вполне осуществимы благодаря лишь одному взмаху палочки. Но Франция... Париж... Все это навевало мысли о разврате, недоступной, грязной любви, которая были лищь фантомом настоящего чувства. Продавшая, дешевая, некачественная любовь... Но это были лишь никчемные сплетни и россказни тех, кто не умел ценить то, что могли дать ему горячие француженки. Каждый любил как мог, как умел и как хотел. Запретить любовь или переделать ее было практически нереально. Ведь это идет изнутри. Любить по-французски. Любить один раз, но всю ночь до утра, сходить с ума. Ты чувствуешь себя человеком, который не не курит, но любит лышать дымом. Знаешь, что ты вдохнешь его и он раствориться. Исчезнет. Ощущение вкуса длится пару мгновений. А привкус остается надолго...
Каждое прикосновение обжигало, оставляя после себя горстку сладкого пепла. Сбившиеся дыхание потоком горячего воздуха скользило по коже, задевая нежные губы, которые соприкасались с более требовательными губами. Нескончаемый поцелуй страсти, любви, настоящего пожара, длился, казалось вечность. И воистину ему не было конца и края. Углубляя поцелуй насколько это было возможно и продолжная бродить ладонями по телу девушки, Сириус полностью расслабился. Отстранившись от губ, он помог Лолите избавить его от ненужных брюк, которые только стесняли движения. Вернувшись в исходное положение и склонившись над девушкой, Блэк оперся ладонями по бокам от нее. Их взгляды на мгновение встретились. Серые глаза полыхнули недобрым, неспокойным огнем, не предвещающим ничего хорошего. Или же наоборот?.. Многообещающий взгляд, говорящий, что сегодняшний день они обы запомнят надолго. Склонившись, Блэк неопределенно усмехнулся и сверкнув глазами, мягко укусил девушку в шею, с чувством продолжив в том же духе и стал неспешно спускаться ниже. Разумеется, губы и шея прекрасны, но помимо них есть еще много других еще не изведанный мест. Губы Сириус скользнули по ключице Ло, покрывая кожу мягкими, требовательными поцелуями и неспешно, но более чем уверенно перебираясь на грудь на которой задержался основательно долго. Да и не собирался торопиться, максимально растягивая удовольствие от происходящего. Почувствовав, как ноги девушки обхватили его за пояс, приближая к телу, Сириус вновь изогнул край рта в легкой, шаловливой ухмылке, проводя ладонью по телу Ло. Блэк не спешил приступать к более серьезным действиям, довольствуясь пока что поцелуями, покусываниями и прочими ласками. За окном стало заметно темнеть, ведь они еще в Хогсмиде пробыли около полутора часа, и здесь особо не обращали внимания на время, которое весьма быстро летит, не считаясь ни с кем. Окно было чуть приоткрыто, позволяя городскому воздуху проникать в помещение, слабым потоком пробегаясь по телу молодого человека, заставляя мурашек мимолетно топтаться на его спине.

+1

38

Ha, ha, ha vous n'êtes que des chiens
Ha, ha, ha rien ne vous retient
Et les jalousies sont vos seules amies
Même le vent du nord doit souffler moins fort
Que votre bêtise

Кто же сказал такой бред, что любви нет? Кажется, кто-то из ее соседок по комнате. Смешно... И правда смешно думать, что ее не существует. Лолита не верила. Возможно, их любви и не существовало - холодных, выросших на шекспировских сонетах, чае с молоком и мечтах о принце на белом коне под окном с серенадой. Нет... Ей не нужно серенад, хотя как раз в Париже их поют. Она верит в другую любовь - такую же прекрасную и неуловимо-тонкую, как легкий флер корицы, исходящий от свежесваренного каппучино. Ведь вроде - вот он, вполне ощутимый, им можно наслаждаться, кажется, бесконечно, но стоит тебе отвлечься хоть на мгновение, и все... Аромат упущен, как и сказка. Снова серость парижских камней в синих глазах, снова неподражаемое грассирование речи, снова ментоловые сигареты. Жизнь циклична, и время снова замыкает круг...
Время...это удивительное явление, такое упрямое и такое непримиримое.  Оно назло летит, когда умоляешь его подождать и движется со скоростью скарабея, когда ты не знаешь куда деть себя и это самое время...Сейчас же Ло прекрасно знала, на что его потратить, но день катился к закату, словно бильярдный шар, пущенный четким ударом в сторону лузы. ДеЛер прекрасно понимала, что будет стараться заполнить каждое мгновение , но сегодня в игре ведущей была не она.
Хрупкая на вид девушка выгибалась высокой аркой навстречу рукам юноши, обвивала ноги вокруг его талии, прижимая к себе крепче, дабы ощутить весь жар его тела, чертила непонятные символы на спине тонкими пальчиками в ритме адажио, а губами играла прерывистое фуризо, то впиваясь в его губы поцелуем, то покрывая его шею, грудь, лицо.
Сил сдерживаться больше не было и с ее губ уже начали слетать тихие, едва  слышные стоны, которые контролировать девушка была не в силах. а Сириусу, похоже, нравилось издеваться над ней, подавлять, распалять еще больше, доводить до безумства. Пока Лолита не могла дать ему достойный отпор, она слишком резко окунулась с головой в горячую воду парижской страсти, и у нее закружилась голова. Потом, она когда-нибудь отомстит ему за это, а пока....сердце колотилось так, что, казалось, выскочит из груди, нервы были на пределе, а тело мелко дрожало от возбуждения, предвкушения и удовольствия...
Нежная хрупкость Лолиты ДеЛер, которую многие лицезрели сегодня в Трех Метлах, исчезла, уступая дорогу расплавленной магме, послушной, в руках Сириуса Блэка. Кто бы мог подумать, что с одной стороны, доступная, с другой,  неприступная, ЛолИт, позволит кому-то, в чьих жилах течет английская кровь, довести себя до подобного состояния..И никто бы не сказал определенно, что послужило причиной - то ли, Франция, то ли юноша, то ли странная монмартрская любовь...Тело порочной светской львицы превратилось в нежную молодую лань, покорную клыкам хищника. коими сейчас служил язык и губы Сириуса. Кровь нагрелась до неизмеримой температуры, вскипая и расплавляя клетки нежной кожи. Это сумасшествие...

+1

39

Настоящая любовь - это нечто несправнимое. Ты словно паришь в облаках, ощущая сладкую эйфорию невероятного, чарующего, окрыляющего чувства, которое придает тебе сил, незримо подбадривает, вдохновляет и просто греет душу. Настоящая любовь прекрасна. И нет ей равных. Это нечто непередаваемое словами, нечто, что способно в один миг изменить жизнь человека. Ведь разве не так изменилась жизнь Сириуса Блэка, который прожив шесть лет в Хогвартсе и достаточно тесно пообщавшись с многими особами, когда он впервые действительно увидел Кейт Лавли?.. Ведь до этого они были однокурсниками, ходили на общие занятия, были противниками на поле, но сошлись только, когда их поставили в пару на зельеварении. Возможно, уже тогда что-то наподобие искры проскользнуло между ними, а возможно чувство появилось после, со временем... Сириус прикрыл глаза, на мгновение уйдя в воспоминания, но уже спустя несколько секунд вернулся в сладкую реальность. Эта любовь, которую дарила ему Лолита, была невероятно приятной, пылкой, горячей и безболезненной. И Блэк любил ее в ответ. Любил так, как любил других на одну ночь. Как сама Лолита любила каждого, кому она позволяла прикоснуться к себе. Это была игра. Игра в любовь. Игра, которая стоила свеч и была бесконечной. Кто смеет осуждать их, когда оба молоды и свободны, когда вся жизнь впереди и когда нет ничего прекрасней сегодняшего дня и предстоящей ночи?..
Ощущая жадные, полные желания поцелуи и горячие прикосновения, Сириус понял, что больше медлить не было смысла. Каждое движение было сперва неспешным, мягким, словно проба на возможности. Аппетит приходит во время обеда, не так ли?.. Пожалуй, здесь скорее нарастало желание. Еще больше и страстнее. Казалось, что от напряженных тел сейчас начнет подниматься пар, но эта была лишь иллюзия воображения. Каждый последующий поцелуй был мимолетным, так как акцент больше уходил на другие действия, более важные в данный момент и более ощутимые. Собственные губы были искусаны почти в кровь, руки - сжаты в кулаки до побеления костяшек... Но каждое мгновение было невероятно прекрасным, словно наполнялось дурманящим аромат кофе с корицей, которое так любил пить по утрам Сириус дома. Единственная радость его весьма печального детства и юности. Насколько приятны были действия Блэка, можно было судить по нарастающим стонам Лолиты, которая не стеснялась своей страсти, своей любви и своих желаний. Она была свободна во всем, что касалось ее самой. Ее жизнь принадлежала только ей и никому больше. И за это Сириус ее уважал. А разделяя многие ее взгляды на жизнь, сейчас получал и доставлял неимоверное удовольствие.
Возможно, он был не прав в своих действиях, но некому было его осуждать. Не смотря на наличие лучших друзей, он был одинок в плане семьи. Поттер, как кузен, вряд ли подходил для советчика. Он и сам толком не мог понять, чего хочет, а тут еще Блэк со своими просьбами. Будучи человеком самостоятельным, Сириус привык сам принимать решения, стараясь поменьше взваливать на друзей свои личные проблемы. Он мог обсуждать с ними что угодно, но никогда не заставлял выслушивать жалобы или нечто подобное. Сейчас же, наверное, Лунатик бы укоризненно покачал головой, обвинив Сириуса в ветренности, а Поттер бы прокомментировал его действия, как слияния с ипостасью пса - потребность к сексу, когда приспичит. Возможно, оба были правы, а возможно и ни один. Блэку было плевать в этот день на мнение друзей. Он делал то, что считал нужным. Необходимым и просто жизненноважным.

+2

40

Сумасшествия больше, разума меньше, только забавное французское грассирование тихих стонов, срывающихся с искусанных в кровь губ. Хрупкая ледяная принцесса с восковыми крылышками таяла, оставляя в льдистых в Англии глазах только тепло средиземного моря, яркое солнце Ниццы и кровавые искры парижского заката. Лолита, чьи предки проливали кровь на столичных улицах, любили на простынях самого Лувра, пили кофе на вершине Эйфелевой башни. Она, та, что и сама с упоением ребенка билась на Монмартре с людьми Монкретьена, а потом с ним же целовалась, пока не станут болеть губы в узких улочках, вжимаясь в стену. Она сейчас отдавалась холодному, холеному английскому аристократу, смотрящему сквозь пушистые ресницы с такой непередаваемой хрустальной насмешкой... Мать бы сказала ей, что она пала так низко, как не мог никто, а она... она бы зажмурила глаза, целуя снова... и снова в голове зеленоглазый образ молодого человека, так лениво прислонившегося к дверному косяку с бокалом вина... такой кошачий, наглый, ленивый взгляд, беспечно упавшая на глаза русая челка, дурманящий аромат крови и морфия, узкая радужка, .."Граф Рочестер.." - тихий шепот с нотками насмешки. "Нет, мой ангел, всего лишь единственный наследников твоих врагов... Не страшно?". Страшно... С ним - страшно. с Сириусом - нет. Страшно не за себя, за него...
Впрочем, это не важно, важно лишь то, что сейчас можно умереть от нехватки дыхания, а кровь в висках стучит, как копыта быка на корриде.
Только бы не сорвалось с губ чужое имя. - стыдливо и в тоже время беспечно подумала девушка. Ему бы не было больно - скорее ей. Это значит, что в ней больше не осталось почти ничего от нее самой, а только то, что он сам вложил в нее. Смешливый зеленоглазый демон...Черт возьми..
Обманчивая мягкость тела, напускная хрупкость, все растаяло в один миг,
Чтобы не потерять сознания, Лолита крепко прижалась губами к губам Сириуса, целуя скорее не страстно, не нежно, а отчаянно, так утопающий хватается за проплывающую ветку, не имея надежды, что та его вытащит, но стараясь найти хоть что-то, что поможет прожить лишнюю секунду, дать спасительный глоток живого воздуха.
Тонкие пальчики вцепились в обивку дивана, раздирая ее ноготками, помогая выпустить энергию, что копилась многие недели, запертая в изяществе аристократки.
Как же сладко быть не одинокой, как же запретно, но как же нужно....
- Сириус... - тихий полушепот-полустон

+1


Вы здесь » |Hogwarts: The Great Wizards| » |Архив - Game out of game| » .|L'amour en français